Летальный исход

Конец предвещающий начало

2020 год был для всех поистине адским годом, если только вас не зовут Кельвин Алан Дайс. Пока весь мир потряхивало, 25-летний скандально известный музыкант и модель выпустил свой второй хитовый альбом, который добрался в чартах до №1 и влюбился в таинственную Музу, которой посветил три грандиозных концерта. Урожденный Кельвин Алан Дайс и известный своим поклонникам под псевдонимом Феб, как солист группы «Летальный исход», Кел в этом году сделал резкий разворот от готик-рока к блюз-року и обратно, выпустив свой пятый альбом "Фаталити". Заменив главный элемент всех своих выступлений – электрогитару, на черный рояль, он вызвал шумиху у критиков, которых было гораздо меньше, что сказать, когда альбом, наполненный лирикой и запоминающимися мотивами романса, напоминающими о ранних 2000-х, возглавил чарты  Billboard  в первую же неделю. И хотя этот новый сборник песен приукрашивает действительность цепляющими припевами и идеально создан для того, чтобы съесть на завтрак хлопья залитые вином, Кельвин, который также появлялся на обложках культовых журналов, стал продюсером подкастов, возвращается в своём творчестве и к тяжелым темам: сложное детство, разбитое сердце и саморазрушительное поведение. Это тот самый Кельвин, без дополнительного слоя таинственности, этот Кельвин искренен со своей аудиторией. Исполнитель до сих пор продолжает создавать вокруг себя информационную непогоду. Статьи о Кельвине набирают невероятную популярность в поисковике Google, а критики его творчества, дают сравнение его искусству с «музыкальной чумой». Фронтмен скрывает свою личную жизнь и не распространяется о своих дальнейших планах. По слухам в группе возникли разногласия и всё ведёт к распаду. Но именно сегодня мы выведем «Феба» на скандальный разговор и узнаем все его тайны, а с вами ваша Скендал и мы в прямом эфире.

———

Скендал: Хэй!!! Как дела?

КельвинХэй! Все было отлично до того момента как я тут оказался, *ёрзает на кожаном диване*. На самом деле я рад видеть тебя.

Скендал: Взаимно. Во-первых, я просто хочу сказать тебе, что я так рада за все то, что происходит с тобой, парень.

Кельвин: Спасибо. Это безумие, потому что мне кажется, что я всегда делился этими мечтами с окружающими меня людьми. Все, что происходит сейчас, это как будто то, чего я сильно хотел в самом начале пути.

Скендал: Это невероятно. И у меня к тебе есть первый вопрос: люди в музыкальном мире относятся к тебе иначе, чем люди в модельном бизнесе?

КельвинДа, безусловно. Я думаю, что во мне как модели есть что-то мальчишеское, что-то, что видят фотографы, и это что-то цепляет глаз. Я бы назвал это британским шиком, но думаю тут всё дело в том, что для снимков я, это по большей мере Феб, нежели Кельвин. И в этой индустрии у меня нет никаких рамок, которые изначально все видят. Когда я записываюсь в студии, тогда я слышу отовсюду свое собственное настоящее имя. Всем людям в сфере музыки я знаком только как Кельвин Алан Дайс. Хотя Феб был известен всем задолго до моей популярности. Я помню своё первое выступление с ребятами, мы тогда только решили стать группой, именно тогда Ливай (гитарист) назвал меня по имени, и это вызвало в моем образе простоту и не испорченность. В то время как с Фебом, это было похоже на то, как будто у меня был дар абсолютного пофигизма на всё, кроме веселья. Я делал всё, что мне хотелось. Я интересовался только духовной составляющей своего окружения. Мне нравилось, и нравиться в людях «искристость». Хотя думаю ничего не поменялось с того времени, я всё тот же говнюк.*смеётся*

Скендал: Тебе не казалось, что ты списываешь все свои косяки на Феба, тем самым отчищая Кельвина?*потирает ручки*

Кельвин: Я был Фебом в пик своей популярности, поэтому как вообще тут разберешь? Когда ты растешь как личность и это единственное имя, которое у тебя есть, ты превращаешься в этого человека. Феб это, по сути, кто? Это греческий бог. Он это извечный сияющий весельчак. Когда ты берешь такой псевдоним, ты принимаешь часть этой энергии. А я стал Фебом не по своей воле. Всё началось с моих первых кавер видео, тогда меня сравнили с Аполлоном. Как-то так.

Скендал: Определенно, я понимаю, о чем ты.

Кельвин: Это было не так, что я сказал: “Я буду ходить с этим именем”. Просто мы слились где-то по пути, и я даже не заметил этого. Мне потребовалось произнести свое настоящее имя, чтобы прийти в себя. Шоу-бизнес-это индустрия, где каждый второй либо суккуб, либо гарпия, а это значит, что ты хочешь быть самым крутым в этом вечном маскараде. Особенно в те времена. Теперь есть прекрасная ранимость, которую все показывают. В своем творчестве, я тоже ранимый, но люди не видят дальше моего образа. Теперь образ и текст как бы встречаются посередине.

Скендал: Это подводит меня к следующему вопросу: насколько сильно тебя подпитывают ненавистники?



TaishaAnanas

Отредактировано: 03.03.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться