Level Up. Рестарт

Размер шрифта: - +

Глава 23. Начало серьезной игры

 

«Комиксы все врут: не нужны ни травмы, ни космическое излучение, ни кольцо силы, чтобы стать супергероем. Нужно идеальное сочетание оптимизма и наивности»
«Пипец»

 

Павел Андреевич Горюнов, коммерческий директор «Ультрапака», на год младше меня. Однако, несмотря на возраст, он на десять уровней социальной значимости превосходит мой восьмой. И то ли его высокий уровень, то ли прокачанная харизма тому причиной, но наш нелепый конфликт с Денисом он разбирает в считанные минуты.

— Угаров, ты как старожил, можешь высказаться первым. Пожалуйста, — вроде бы просит, но его тон понимается, как требование.

Шеф блокирует компьютер, чтобы мы не видели, что у него на экране, откидывается в кресле и кладет ноги в идеально начищенных туфлях на обширный, блещущий лакировкой стол из темного дерева, на примере которого наблюдается педантизм Павла — все строго расставлено, бумаги распределены по файлам и папкам и сложены в несколько разновысотных куч, видимо, по степени приоритетности. Дорогой живописный глобус утыкан красными флажками, как я понимаю, местами, где Павел уже побывал. Вряд ли в Новой Зеландии и в Аргентине у «Ультрапака» есть какие-то корпоративные интересы.

— Кх-хм-м, — Денис долго прокашливается, прочищая горло. — Павел Андреевич, я начну издалека. Стажер Марина Тищенко была назначена…

— Короче, Денис, — резко обрывает его Павел. — Суть конфликта и твоих обвинений.

Я замечаю подскочивший уровень страха Дениса, но это видно и без подсказок системы — его уши резко краснеют.

— Павел Андреевич, хочу сообщить о недопустимом поведении стажеров Тищенко и Панфилова, — под конец своей тирады он пускает петуха.

— В чем суть претензии? — чеканит слова шеф.

— Интимные отношения между сотрудниками недопустимы! Мы все подписывали регламент, там об этом четко сказано, — говорит Денис, после чего Марина начинает истерично смеяться. — А эти — вступили.

— Интимные отношения! Недопустимы! Ха-ха-ха! Ой, не могу! — заливается она. — Сам-то! Вот лицемер! Да…

— Тищенко! — взрывается Павел.

— Простите, — прикрывая рот ладошкой, отвечает Марина. — Но я потому и перешла к Филу… простите, Филиппу Олеговичу, что этот козел домогался меня и угрожал непрохождением испытательного срока, если я не соглашусь!

— Выбирайте выражения, Тищенко! — делает замечание Марине шеф. — Мы не в ПТУ.

— Простите, Павел Андреевич, — извиняется она и тут же оправдывается. — Но его обвинения настолько смехотворны и нелепы, что я…

— Я понял. Панфилов? — Павел внимательно смотрит на меня, и статус его снизившегося интереса свидетельствует, что он действительно все понял и все решил, но просто обязан заслушать все стороны.

— Мы весь день по встречам, Павел Андреевич. Сделали пару продаж, вы в курсе. Недавно вернулись с поля и за телефон. Марина под моим надзором сидела на холодных звонках, когда к нам подошел Денис и стал выпытывать, что у нас с Мариной. Повторяю для него еще раз — у нас с Мариной ничего не было, и быть не могло. И не только из-за регламента, но это — личное.

Краем глаза фиксирую упавшее настроение девушки, неужели я ей нравлюсь? Ох, как это некстати.

— Понятно, — спокойно констатирует Павел. — Вы с Тищенко свободны. А мы с Угаровым пообщаемся. У тебя все нормально, Денис? Может водички?

Тот крутит головой и выдавливает:

— Спасибо, не хочется.

Шеф окликает нас, когда мы уже выходим из кабинета:

— Кстати, Марина, Филипп… Поздравляю вас с первыми продажами!

— Спасибо, Павел Андреевич! — мы отвечаем хором, и, непроизвольно улыбаясь, возвращаемся на свои места.

Системное уведомление о падении моей репутации с Денисом Угаровым меня не удивляет. Неприятно удивляет другое — экспа, снизившаяся на такое же количество очков опыта.

Вот, значит, оно как. Показатели могут не только расти, но и падать. Это не хорошо, но и не плохо, — я предупрежден, а, значит, вооружен. Логично предположить, что ловкач-гимнаст, переставший тренироваться и разжиревший до стадии зеркальной болезни, потеряет в «Ловкости» и «Выносливости». Есть у меня подозрение, что и я, соверши антиобщественные поступки, однозначно потеряю в уровне социальной значимости. Но проверять это не хочу.

— Фил! Ну что, все в силе? — шепотом спрашивает подошедший ко мне Гриша Бойко. — Нормально пожрать хочется, спасу нет! Кир сказал, что ты сегодня проставляешься за премию. Я бы щас мяса…

— Да погоди ты со своей жратвой, — так же шепотом одергивает стажера Кир. — Что у вас тут случилось? Чего Павел на ковер вызывал? Все нормально?

— Все нормально! — быстро говорит Марина, кидая на меня предупреждающий взгляд. — И обсуждать тут нечего!

— Да все равно же узнают, — я пожимаю плечами. — Угаров сначала докопался до меня, а потом обвинил нас с Маришкой в интимной связи. Упреждая ваши вопросы — нет, не было, не будет.

— Точно не было? — беспокойно спрашивает Гриша.

— Гриш, ты достал! Ты — дурак? — Марина пихает его в плечо. — У тебя, если что, есть жена, и она — бе-ре-мен-на!

— Так Фил вроде тоже женат, — удивляется он. — А что такого-то?

— Я тебе потом объясню, Григорий, — то ли обещает, то ли угрожает Кир.

— Народ, в общем, вы собирайтесь и двигайте в «Джаред’с», знаете же? Занимайте столик, заказывайте, а у меня есть еще одно маленькое дело. Хорошо?



Данияр Сугралинов

Отредактировано: 21.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться