Лисья зима

Глава1. Кошка идет гулять

 

Мама-кошка еще не проснулась.

Это был факт, остававшийся единственной непреложной истиной вот уже многие века, и Мур привыкла проверять его каждый раз, когда просыпалась сама. Что-то вроде «Все ли в порядке в мире?», вопрос собственному мироощущению, и если ответ на него был утвердительным (а он именно таким и бывал каждое утро ее пока не слишком долгой жизни), значит, смело можно было и дальше не переживать ни о чем.

Ведь Мама-кошка еще не проснулась.

Сладко потянувшись, Мур раскинулась на кровати в позе звезды, впитывая щадящее утреннее тепло солнца, и спросила себя о том, о чем спрашивала всегда. Сердце отозвалось надежной уверенностью. Мама-кошка спала. 

Улыбнувшись, Мур открыла глаза – и тут же их закрыла, когда выступили слезы. Солнце уже встало, и теперь оно поливало ее теплым оранжевым светом, пробиваясь сквозь врезанные в крышу дома окошки. 

«Солнце? Встало?»

Мур подскочила с лежанки и принялась одеваться. Натянула блузу с курточкой и брюки, наскоро зашнуровала ботинки. Стянула кожаным шнурком каштановую косу, надела левую перчатку и обернулась в поисках правой. 

Правая перчатка лежала на подоконнике, и Мур, подхватив с тумбочки нож, забрала ее и выбралась на улицу одним прыжком через окно. Кому вообще нужны двери?

Солнце уже не просто встало, а прочно обосновалось на небосклоне, успев прогреть воздух и высушить все следы инея. Мур умылась водой из стоящей у домика бочки и вздохнула. Все уже ушли, конечно же. Не то чтобы ей нужна была компания, но ведь наверняка распугали всю рыбу, да и ловушки давно пусты. Конечно, никто не станет трогать ее законную добычу, но кроме сородичей еще и дикие звери имеются, у которых никаких правил и понятий о приличиях отродясь не было.

- Мама-кошка спит? – приветствовала ее соседка, дружелюбно навострив уши.

Мур тоже навострила уши и махнула хвостом. От соседки пахнуло травами и печеной рыбой, и ей тут же захотелось есть. 

- Мама-кошка спит, - ответила она, надеясь, что живот урчит не слишком громко.

- Поздно сегодня?

- Поздно, - согласилась Мур. 

Мимо нее, жужжа, пролетел жук. Мур дернула на него ухом и проводила взглядом. Чего он разлетался, было неясно – ему уже давным-давно пора было зарыться в землю и спать в ожидании весны. Тем не менее, жук летел – ровно и уверенно, оставляя за собой еле заметное зеленое свечение. 

- Вот уж... - соседка тоже проводила жука взглядом и недовольно фыркнула. – Ладно, не держу тебя. Ты, небось, голодная еще. 

В голосе ее прозвучало неодобрение. Мур и сама себя не одобряла, случись ей, как сегодня, проспать. Но сон был сладким занятием, и она не слишком долго предавалась упрекам. Тем более что она уже проснулась, рыбы в реке предостаточно, да и в лесу живет множество зверья, и уж она как-нибудь сумеет себя накормить, даже если будет спать до обеда. 

Отвернувшись от соседки и начисто забыв о жуке, Мур подхватила лук с колчаном и помчалась проверять силки. Если повезет, какой-нибудь глупый кролик ждет ее, а нет, так она другой обед найдет. В крайнем случае, рыба – на берегу есть укромное местечко, где она припрятала острогу. Пока Мама-кошка спит, все хорошо - и унывать нечего. 

Силки оказались пустыми. Мур пожала плечами и двинулась по лесу, осторожно ступая по сухим листьям. Золотая осень закончилась, уступив место преддверию зимы. Сосны угрюмо скрипели по вечерам от сильного ветра, а клены и ясени давным-давно потеряли свои наряды. В погожие деньки солнце еще грело хорошо, но без курточки уже было не погулять, и Мур все чаще грелась у огня вечерами. Зима была не то что не за горами, она давным-давно перешла горы и двинулась по лесу, и лесные жители успели не только наготовить запасов на случай сильных морозов, но и припасти еще чего-нибудь.

Солнечные дни были редкостью, потому Мур искренне наслаждалась ими. Вот и сейчас она, на время забыв даже о голоде, шла, подставив лицо золотому свечению, и думала о том, как вволю набегается по смешно хрустящей листве – как только подстрелит себе обед, а при большей удаче сразу и ужин.

Она настолько замечталась, что едва не пропустила свою удачу – но все-таки не пропустила. Замерла, едва веря в то, что видит, и медленно, осторожно потянула из колчана стрелу. 

Недалеко от реки стоял кабан. Самый настоящий кабан, взрослый статный красавец. Мур замерла, не успев достать стрелу полностью – кабан насторожился и повел мордой в ее сторону. Она отпустила стрелу, и та с тихим шорохом скользнула обратно в колчан – пусть пьет. Ее стрелы ему что уколы, а если кабан разозлится и бросится, ей несдобровать. Кабан смотрел почти прямо на нее, а Мур смотрела на кабана, уже передумав стрелять, но все еще не двигаясь. 

Так они и смотрели друг на друга долгих несколько секунд, а потом произошло сразу множество вещей, которые она, знай о них заранее, непременно захотела бы изменить. Да что там изменить! Будь у нее возможность вернуться назад и отменить все, она, вероятно... Но что гадать. Случилось то, что случилось, и Мур была в этот момент именно там, где и была. 

Первым пролетел мимо нее жук. Она дернулась, когда он, оглушительно жужжа, задел ее ухо, и проводила взглядом изумрудно-зеленый шлейф. Жук был тот же самый, что до этого, но Мур только сейчас позволила себе на самом деле удивиться этому – и тому, что жук не спал, и тому, как светился за ним и звенел осенний ветер. И тому, как зафыркал кабан, дико, испуганно ударил копытами землю. Не боятся кабаны обычных жуков, - мелькнула в голове мысль, - не боятся животные обычных жуков, обычных жуков... Обычных!

Мур, наконец сообразив, рванула из колчана стрелу – еще не зная толком, куда целиться, но уверенная, что стрелять придется. Жук изумрудной звездой мелькнул над речкой, кабан издал пронзительный вскрик, и тогда Мур услышала шаги. Услышать услышала, начала оборачиваться, вскидывать лук – и тут ее сбили. 



Рейн Кет

Отредактировано: 05.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться