Луч из будущего

Луч из будущего

 

Сладка не та месть, которая убивает врага, 
а та, которая несёт жизнь истинному другу. 

Маргарита Наваррская



Сильные порывы ветра наклоняли верхушки деревьев так, что в свете сгущающихся сумерек они напоминали собой сгорбившихся старушек, исповедующихся небесам. Начинал моросить холодный дождь. 

Не обращая ни на кого и ни на что внимания, Влад стоял и неподвижно смотрел на Эльвиру сверху вниз. На локоны рыжих волос, обрамляющие овальное лицо, кольцевыми ручейками спадающие на ключицы и упругую высокую грудь. На худые запястья, которые любил целовать, и на талию, желающую растаять в крепких объятьях. Ему между рёбер будто с размаху вошёл новый клинок. Рука судьбы стала медленно поворачивать рукоятку, принося каждым движением очередную боль, вырезая последнее тепло из сердца. Огонь света затрепыхался в нём и через мгновенье угас. Дым от пепла бытия пустился по венам, чтобы вскоре рассеяться навсегда. Будущее, полное радужных красок и ароматов жизни, растворилось, как сахар в кипятке. Его нет. Больше нет. Осталось лишь настоящее, а в нём память о картинах прошлого, заточённых в чёрную рамку с лентой. 
Влад взглянул на губы Эльвиры, похожие на силуэт молодого месяца. Казалось, они были искривлены в едва приметной улыбке, которую дано было узреть не каждому. Но он видел и знал, кому из тьмы и мороза она, будто маяк потерявшемуся кораблю, пытается послать свет. Но было бесполезно сиять её спасительному лучу, его ум и душа отравились ненавистью и чаяньем мщения. Влад невольно заметил, что эта улыбка добавляла странную новизну бледному лицу Эльвиры. Она была словно мазок жизни на маске смерти. 

Влад пальцами коснулся внешней стороны ладони Эльвиры. Лёд обжёг кожу. Он выдохнул и с нежностью поцеловал желанные губы, на которых уже покоилась пара капель дождя. 

– Люблю, – прошептал он на ухо Эльвире, в последний раз вдыхая аромат её кожи, волос. Когда-то они пахли печёными яблоками. Теперь к ним примешались едва уловимые нотки то ли гнили, то ли сырой земли. 

Влад неохотно отстранился от Эльвиры. Вдалеке гром, похожий на шаг великана, сотряс небеса. Ливень обрушился на землю. Послышались щелчки открывающихся зонтиков. 

– Опускайте, – голос Влада, низкий, словно из самих глубин Ада, не дрогнул. 

Крышка гроба захлопнулась, навеки спрятав от него Эльвиру, облачённую в подвенечное платье, не успевшую перед Богом и людьми сказать ему заветное «Да». 

Как только гроб скрылся с глаз во мраке прямоугольной ямы, в душе образовался вакуум сродни чёрной дыре, засасывающий в себя все чувства. Влад машинально кинул в могилу три пригоршни земли. Пока два могильщика закапывали гроб, он не сводил взгляда с растущего холма пустоты. Слышал, как за спиной плачут Мия и Эва – сестра и мать Эльвиры, несколько друзей. Среди них были братья-близнецы Дамир и Ян, её соседи по лестничной клетке. Вместе с Эльвирой они делили детство, затем школу, познавали мир. Несмотря на то что уже несколько лет как Ян полностью ушёл с головой в религию и решил во что бы то ни стало сделаться священником, а Дамир, напротив, выбрал закон не Бога, а людей и выучился на юриста, они продолжали крепко дружить с Эльвирой, интересовавшейся мистикой. На похоронах присутствовали ещё три её бывшие одногруппницы с факультета археологии. Не сказать, что они были дружны с Эльвирой, но её скоропостижная кончина не оставила их равнодушными. 

Ветер забирался под куртку и неприятно лизал тело. Но Влад не обращал на это никакого внимания. Его мысли были одновременно тут и где-то там, где он находит виновника случившегося и каплю за каплей, медленно и мучительно выдавливает у него воздух из лёгких. Бьёт. Ломает. Калечит. Убивает. 

Как только венки легли на могилу, он подошёл к Эве, которую за локоть придерживала Мия. Та свободной дрожащей ладонью вытирала собственные слёзы. Кусала губы, явно чтобы не заплакать в голос. Влад, смотря в серые потускневшие глаза Эвы, полные боли, и на морщинистое лицо, перекошенное мучением, с твёрдостью тихо сказал: «Они будут наказаны». Не дожидаясь ответа, не обращая внимания на оклики, покинул место последнего свидания с Эльвирой. 

Как он добрался до квартиры, не помнил. Всё слилось в однородную серую массу. Аромат Эльвиры всё ещё был в помещении. Особенно сильно витал в спальне. Рвал кожу, ковырял и жёг вены, выворачивал сердце. Стены сдвигались. Казалось, они хотят избавиться от него, Влада, как от мусора в их идеальном, стерильном мире. 

Пройдя в душ, Влад ослаблено опустился в его углу. Струи холодной воды били в пол, обдавая его фонтанами брызг. Медленно он начал приходить в себя. Мыслить не хаотично, а строго рационально, профессионально. Строить план по поимке преступника или преступников, он ещё точно не знал, сколько людей было повинно в смерти его личного солнца, единственной звезды во вселенной. Благо, официально будучи шофёром при посольстве Франции в Венгрии, на самом деле он был штатным сотрудником службы государственной безопасности и обладал достаточными связями для розыскной деятельности. Свои люди из главного управления внешней безопасности Министерства Обороны Франции (DGSE) и посольства в Будапеште обещали помочь. Они, как и он, сказали, что будут рыть землю хоть до самого раскалённого ядра, пока убийца Эльвиры свободно разгуливает под холодно-безмятежным небом, дышит с ними одним воздухом и наслаждается жизнью. 

Вернувшись в спальню, Влад встретился со взглядом зелёных глаз Эльвиры, задорно смотрящих на него с фотографии. На снимке она одной рукой крепко обнимала его за шею, прижимаясь щекой, другой над головой, как приз, держала загадочный артефакт, который нашла совсем недавно в исследовательской экспедиции в Египте. 

Неподъёмная тяжесть упала ему на плечи. Вынув фотокарточку из рамки, Влад сел на кровать. Начал ласкать взглядом лицо, которого не мог больше коснуться пальцами, жадными поцелуями... Сколько он так просидел, минуту или час, не понимал. Время было липким. Однако что-то в нём шевельнулось и снова сделало мысли чёткими. Взяв с тумбочки телефон, набрал номер. Пара гудков, и из динамика донёсся грубый, но полный скорби голос. 

– Ты узнал? – без лишних слов спросил Влад. 

– Да. Сейчас собирался тебе звонить, – на том конце провода Жюль тяжело вздохнул. – Ты прав. Это не роковая случайность. Её убили. Экспертиза показала, что в тканях сердца остаточные следы крайне хитрого яда. Его название тебе ни о чём не скажет, но обычный патологоанатом ничего не заподозрил. Делай выводы! 

– Составишь список, где эту отраву можно заполучить? И примерный круг, кто мог выйти на тех, у кого она имеется? 

– Уже делаем. Ты как? 

– Ни жив ни мёртв. Звони в любое время! 

Влад отключил связь. Посмотрел перед собой. Там висело зеркало. Апатично заглянул в синеву своих глаз, притаившихся под прядями смолянистой чёлки, как вдруг точно вспышка молнии разогнала туман, вновь крадущийся к рассудку. Вскочив на ноги, Влад кинулся к пиджаку. Извлёк из внутреннего кармана письмо от Эльвиры, которое она послала ему через диппочту за пару дней до своей гибели. Он ненавидел себя, что в ту неделю был в командировке, в полной недоступности и дела национальной безопасности диктовали свои правила. Когда же его наконец встретил Жюль, то вручил это письмо со словами, что завтра похороны Эльвиры, крепись, трагичная смерть от скрытой болезни. Он не поверил в болезнь, а о письме просто забыл, механически вложив его в карман. Шок… И непонимание, что это послание может быть необычным. Она ведь часто ему писала, когда он уезжал. 

Нервно порвав конверт, Влад нетерпеливо стал вчитываться в каждую строчку. 

«Любимый мой барсик, 

Я соскучилась. Ты ведь знаешь об этом? Но не для этого я тебе сейчас пишу. О том, как хмурен день без тебя, потом лично прошепчу… и не только про это. Если можно было бы позвонить, я бы это сделала, но твоя работа, ох… Дорогой мой, я очень волнуюсь за Мию. Если тебе не сложно, помоги своему зайчонку. В последнее время я стала замечать, что она временами сама не своя. Пару дней назад я увидела на её руках синяки. Спросила, в чём дело, в ответ получила невнятное пояснение. А вчера, когда она переодевалась, собираясь на свидание с каким-то мужчиной (о нём она упорно старается не говорить), то заметила на её спине огромный ожог. И он был в виде креста! Я стала её расспрашивать, она начала кричать на меня, чтобы я не лезла не в своё дело, и ушла, хлопнув дверью. Любимый мой, хороший, помоги узнать, с кем она встречается. Похоже, она влюбилась в какого-то садиста. Или её кто-то чем-то держит в подчинении. Я очень волнуюсь за Мию. Конечно, могла бы дождаться твоего возвращения, но я не знаю, когда ты вернёшься, запрещено ведь... да и мало ли что этот больной с ней сделает. И знаешь, мне не даёт покоя форма ожога… 

Люблю! 

Целую в губы, плечи, грудь, опускаясь всё ниже и ниже… 

Твой ушастый зайчонок».
 

Влад несколько раз перечитал письмо. Коснувшись им носа, с жадностью вдохнул едва уловимый флёр духов Эльвиры. Она часто, дразня, брызгала ими на бумагу и в конверт. Смежил веки, вновь проваливаясь в пропасть, где царила только зима и ночь. Заскрежетал зубами. Ни единой зацепки, только просьба, сомнительно связанная со смертью. 

– Судьба? Как так совпало, что именно в этот раз я не мог получить послание от тебя? Когда ты кричала о помощи, а не просто делилась чувствами. Чёртовы правила конспирации! – процедил он. – Но я обещаю – выполню твоё пожелание. Узнаю, что с Мией происходит. Теперь она моя младшая сестра. Спи спокойно, – тяжёлыйвыдох. Озноб по телу. 

Влад, распахнув глаза, ещё раз набрал номер Жюля. 

– Найди пару толковых людей и поставь круглосуточную наружку за Мией, – сказал он, смотря на фотографию любимой. 

– Хорошо, сделаю. Хотя с кадрами сейчас проблемы. Опытные оперативники загружены. Головастые стажёры подойдут? 

– Да. Им же не за агентом Аль-Каиды следить. Так и практику получат. Но им скажи, что работают по ячейке террористов, – Влад задумчиво потёр наморщенный лоб. 

– Я думал наркоторговцев приплести, но ты прав, так точно не расслабятся, – Жюль хмыкнул. – Думаешь, сестра как-то связана с убийцей?.. 

– Нет, – пауза. – Вряд ли, – провёл ладонью по лицу. – Просьба Эльвиры. У Мии какие-то проблемы, о которых она умалчивает. Возможно, – пробежался взглядом по письму, – она связалась с дурным человеком. Его нужно вычислить и расписать, с кем контактирует, что ест, чем дышит, о чём думает… 

«Ожог в форме креста, вот этим я займусь. Говорящий след… Первым делом прощупаю её ближний круг», – поставил себе задачу Влад. 

– Сделаем. 

– Спасибо, – Влад отключил связь. Задумался о вопросе Жюля, может ли иметь Мия отношение к смерти Эльвиры. Покачал головой, отгоняя эти безрассудные мысли, ведь он видел, как она переживала на похоронах, плакала. Такое невозможно сыграть. 

Надев спортивные штаны и чёрную майку, Влад подошёл к письменному столу. Вынул из второго снизу ящика книгу, из неё – листок. На нём были записаны все пароли от социальных сетей, форумов, электронных почтовых ящиков Эльвиры. Она никогда ничего от него не скрывала. 

«Доверчивая. Кто-то этим жестоко воспользовался». 

Решив досконально изучить, чем занималась и с кем общалась Эльвира в последний месяц, включил ноутбук. Заварив крепкий чай, принялся читать. 

Час. Два. Три. 

Ничего примечательного. Всё как обычно. Лишь пара писем слегка смутила Влада. В одном спрашивалось о судьбе недавно найденного ею артефакта, его научной ценности, как долго она с группой будет его исследовать и есть ли к нему интерес со стороны крупных музеев. Во втором шла речь о новой экспедиции в несколько районов Южной Америки и Центральной Африки с заманчивым обещанием, что она возглавит миссии и лично будет распоряжаться всем обнаруженным. Оба письма остались без ответа. Эльвира удалила их в корзину. Адреса отправителей были обезличенными. Автор или авторы использовали специализированный сетевой ресурс, чтобы оставаться в тени. Влад скинул сообщение знакомому хакеру с просьбой о помощи. 

За окнами забрезжил рассвет. Организм не выдержал длительного перенапряжения, и Влад заснул прямо за столом. Сон его был глубок и топок, точно трясина, в которой порой мелькал размытый образ Эльвиры. Её смех звучал перезвоном хрусталя. Тонкий, нежный. От неё волнами шло тепло, бежал свет. Но в какой-то момент Эльвира пропала. Он кричал, звал её, но вокруг была пустота. Вдруг маленький алый крест в черноте топи приковал его внимание. Он рос, рос… ослеплял. В это мгновение раздался оглушительный женский вопль и чей-то шёпот. Влад дёрнулся и проснулся. Часы показывали десять утра. Потёр глаза, отгоняя последние сгустки сна. 

– Мия, – прошептал он. Проверил мобильный телефон: ответа от хакера о встрече ещё не пришло. Решил, что следует пока съездить к родным Эльвиры, попытаться аккуратно разведать обстановку. Наспех умывшись, переоделся. Взяв с собой флешку, на которой хранились последние фотографии Эльвиры, отправился к Эве. Попутно заехал в магазин, чтобы купить продукты. 

Увидев Эву на пороге, отметил про себя, что смерть дочери прибавила к её облику как минимум десять лет. 

– Здравствуй, дорогой, – прошептала она, уступая дорогу в прихожую. – Как ты? 

Влад пожал плечами. Сказал, что относительно в порядке. Попросил подержать пакеты. Разувшись и сняв верхнюю одежду, забрал продукты. 

– Не стоило тратиться, – Эва порывисто вздохнула и вытерла платком слёзы. – У нас всё есть. Кофе будешь? 

– Да, без сахара, – он пошёл следом за ней на кухню. – Где Мия? – поинтересовался он, поставив пакеты на стол. Сел на стул. 

– С самого раннего утра отправилась в церковь с Яном, помолиться за покой души, – Эва вздрогнула, – Эльвиры, – договорив, шмыгнула носом. Поставила на плиту чайник. 

– Она уверовала в Бога? – Влад нахмурился. Ранее Мия не имела тяги к христианской религии. В свои девятнадцать лет она, как бунтарка, с головой ушла в готику. Носила чёрные одеяния, делала соответствующий макияж и говорила, что воскрешение – это шутка инопланетян. Вполне здоровый сарказм для выбравшей профессию экономиста и стиль для времён кризисов. Правда, на похоронах Мия выглядела приличной девушкой, скромной и покорной. 

Эва пожала плечами. 

– Мне кажется, её юношеский максимализм начал сменяться рассудительностью взрослого. Наконец начала чаще по-человечески одеваться, – достав кружки, Эва насыпала в них кофе. – В последнее время она стала больше общаться с Яном. Видимо, его вера благотворно влияет, – заминка. – Бутерброды? Суп? 

– Нет, спасибо. 

– Не побрился, – осуждающе покачала головой Эва. – И наверняка ничего не ел. Не возражай, пожалуйста, я тебя всё-таки покормлю, – она налила кипяток в кружки. Тяжело вздохнув, отвернулась и сбивчиво сказала: – Влад, ты хороший человек. Живи, милый, дальше, ради светлой памяти моей девочки. Не гони себя в могилу. 

Влад ничего не ответил на это. Глухо сказал «Спасибо» за поставленную перед ним тарелку с горячим супом. Молча принявшись за еду, он жевал и глотал через не могу. Иногда кивал, слушая Эву, светло ностальгирующую о потерянной дочери. 

Попивая кофе, Влад аккуратно взглянул на часы, которые показывали уже почти полдень, а Мии всё не было. Он не стал спрашивать Эву, нет ли у неё догадки, почему её младшая дочь задерживается. Она, перекачивая привезённые им фотографии с флешки на свой ноутбук, продолжала вспоминать детские шалости Эльвиры. Влад не осмелился и попросить телефон Мии или Яна, потому как не хотел взволновать и без того обессиленную женщину. А чем Мия и служитель бога занимались после церкви, если они в принципе ту посещали, ему должна будет доложить парочка агентов. Зная ответственный подход Жюля к щекотливым делам, Влад не сомневался, слежка уже идёт полным ходом. 

В кармане брюк пиликнул мобильный телефон. 

Эва замерла и заметно побледнела. 

– Это с работы. Требуют срочно вернуться. Потеряли ключи от посольского автомобиля, а у меня запасные, – соврал он, вымучив полуулыбку, прочтя полученное от хакера сообщение. 

Тот сообщал, что через полчаса будет у него в квартире. 

Опаздывать на встречу с ним было недопустимо. Извинившись перед Эвой и пообещав часто наведываться в гости, Влад тепло приобнял её и ушёл. Сев в машину, рискованно погнал к себе домой. 

Забежав за дверь квартиры и скинув куртку, нервно посмотрел на часы. Дорога заняла двадцать шесть минут. 

– Успел, – облегчённо выдохнув, Влад привалился к стене и вытер рукавом пот со лба. Он стал ждать, прокручивая в разгорячённом разуме все детали и мелочи, фразы, жесты, взгляды, всё, что мог выудить из памяти о Яне. 

«Крест. Ожог. Вера. Меняющееся поведение Мии. Крошки-следы к пугающей истине. Люди часто не такие, как кажутся». 

Звонок в дверь показался ему звоном с небес. Влад автоматически бросил взгляд на циферблат. 

«Минута. Прошла одна минута. Когда она миг, а когда и вечность. Для меня жизнь. Для убийцы – смерть», – подумал он, открывая дверь. 

На пороге стоял Гай – мужчина тридцати двух лет со взъерошенными светлыми волосами, бледной кожей и тёмными кругами под глазами цвета стали. Одевался он всегда своеобразно. Издалека его можно было принять за бомжа, однако одежда на нём всегда была чистая, а от самого Гая шли приятные волны дорогого одеколона. Как и многие гении, он часто чудил, имел, мягко говоря, странные для обычного общества привычки плюс своеобразный сложный характер. Было у него и аморальное пристрастие – он любил подглядывать за несовершеннолетними девочками в душе, но ему оно сходило с рук, даже когда его ловили с поличным. Его хакерский талант, данный не иначе как Дьяволом, требовался разведке, а уж её служители умели убеждать полицию смотреть в другую сторону от своего полезного подопечного. 

– Спасибо, что приехал, – сказал Влад, отвечая на рукопожатие. 

– Привет, привет, – пробурчал Гай, не поднимая глаз. Стянул обувь и прямиком прошёл в гостиную, залитую солнцем. Положил на диван чемодан, с которым никогда не разлучался. Покрутился юлой то в одну сторону, то в другую, что-то ворча и махая руками, словно отгоняя пчёл или мух. Затем открыл чемодан. Он был наполнен всякой всячиной: десятками дисков, флешек, самодельных электронных устройств. В нём даже находились батон хлеба, упаковка с сосисками, пачка салфеток, гирлянда носков… 

Влад повёл бровью и опёрся талией о подоконник. Сложил на груди руки. 

Гай, поморщившись и поправив очки, извлёк из чемодана ноутбук. Присоединив его через провод к компьютеру Эльвиры, который Влад принёс из спальни, принялся за работу. Гостиная погрузилась в тишину, нарушаемую едва слышным постукиванием пальцев по клавиатуре. 

Влад не мешал Гаю. Терпеливо ждал, смотря в окно. За ним жизнь шла своим чередом, осень уже не робко, а жадно дышала, окрасив листву в багрово-жёлтые цвета. В лужах после ночного дождя отсвечивали игривые лучи солнца. 

Прошло не меньше часа. 

Нервы Влада перекручивались, тело мелко дрожало от нарастающего напряжения. 

– С тебя Dalmore 50, – усмехнувшись, Гай назвал одну из самых дорогих марок виски. Потёр руки. 

– Что ты узнал? – отойдя от окна, Влад сел на диван. Заглянул в ноутбук Гая, в котором были открыты документы с непонятными схемами, чертежами и страницами каких-то шифров. 

– Я кое-что нашёл по отправителям писем. Он один. Хотя их кидали с разных машин, – сняв очки, Гай извлёк из кармана рубашки носовой платок и принялся протирать стёкла. – Писали одно в кабинете главы крупной фармацевтической компании, а второе у него в доме. На обеих машинках стоит один пароль, и все ниточки говорят, что автор писем именно он, главный паучок по таблеточкам, – Гай, широко улыбаясь, встал и запрыгал по всей комнате, словно давя насекомых. Резко сделавшись серьёзным, вернулся к ноутбуку и продолжил: – Я порылся в его машинках. Обнаружил удивительно интересные файлы. Они имеют отношение к некой секте, которая называется «Святое пламя». По ним информация засекречена, как видишь, – он кивнул в сторону экрана и надел очки. – Туча чертежей, записей на непонятных языках. Надо разбираться, обедая и ужиная, ещё ночью мороженое есть непременно, без него ниточки растают. Да-да, убежит паучок. Сейчас я сделаю тебе и себе копии. 

– Расшифровать быстро сможешь? 

– А то, – Гай самодовольно улыбнулся. Глаза его лихорадочно заблестели. – Но мне нужна моя норка, где нет ушастых мух, – уже вдумчиво добавил он. Отсоединил провод от компьютера Эльвиры и начал собираться. – Как что-то выясню, дам знать. На рабочем столе найдёшь папку «Секта». В ней твоя копия. 

– Спасибо, – Влад пожал ему руку. 

– Dalmore, Dalmore, – говоря себе под нос, Гай отправился в прихожую. – Не забудешь? Но откуда ты денег… я не вор, себе не брать. Честный человек! Отдаю другим, у толстых пиявок забирая. Тебе кинуть на карту на виски… не забыть! Шифры… шифры… – Он обулся и обнял Влада. 

– Денег мне не нужно. Я из конфиската на таможне несколько бутылок возьму для тебя, национализирую в пользу трудового народа! – Влад едва сдержал улыбку, похлопывая Гая по плечам. 

Тот довольно кивнул и покинул квартиру. 

Влад тут же набрал номер Жюля и зашагал обратно в комнату к ноутбуку. 

– Я тебе сейчас отправлю документы. Найди спецов по криптографии и вполне официально подключи отдел по терроризму. Тут, вероятно, замешана секта, возможно, исламисты-смертники. Ты меня понял? – без приветствий начал он. 

– Хорошо, Влад. Касательно Мии… Пока ничего примечательного. Утром находилась в церкви с Яном, что сосед Эльвиры был. После они вместе прогуливались по парку. В основном говорил Ян, не она. Походило на то, что он в чём-то пытается её убедить. Затем она отправилась на кладбище. Просидела напротив могилы сестры целый час. Молчала. Не плакала. Больше никаких контактов у неё с кем-то со стороны не было. Сейчас дома с Эвой. 

– Спасибо, Жюль, – сказал Влад, отправляя тому на электронную почту копии найденных Гаем документов. 

– Мы найдём их, друг. На работу думаешь выходить? 

– Ещё не решил. Но пока взял двухнедельный отпуск. Неохотно, но мне его дали, войдя в положение. Точнее, оказавшись перед выбором – в отставку меня, на ликвидацию или дать время, – ухмыльнулся, – на месть. 

– Крепись, – с чувством сказал Жюль. – Файлы получил. До связи. 

Влад откинулся на спинку дивана. Сонм мыслей обрушился на сознание. 

«Ян пытался убедить Маю в чём-то... Он слуга Бога. Крест!.. Дьявольский крест, – заскрежетал зубами. – Ян никогда не одобрял выбранную Эльвирой профессию. Археологи – осквернители могил, по его мнению. Неужели он имеет отношение к её смерти? К секте? Но он же друг… или был? Или в нём прячется садист, который лишь измывается над Мией? Игра?..» 

Из гнетущих размышлений его вырвал телефонный звонок. На дисплее был незнакомый номер. Влад принял вызов. 

– Добрый день, – из динамика донёсся вкрадчивый голос Яна. 

«На ловца и зверь бежит. Судьба?» 

– Мне твой номер Эва дала. Извини, что беспокою, но не могли бы мы встретиться? Есть одно деликатное дело, которое я хотел бы с тобой обсудить. 

– Да, конечно. Где и когда? 

– В любое время. Однако, если нетрудно, можешь сейчас подъехать к центральному парку? – с нотками беспокойства спросил Ян. 

– Хорошо. Встречаемся в нём около замка Вайдахуняд минут через сорок. 

– Спасибо. Буду ждать. 

Послышались гудки. 

Прибыв на условленное место, Влад издалека увидел Яна, стоящего возле искусственного озера. Облачён он был в шерстяной чёрный костюм и в тон к нему рубашку. Его волосы цвета спелой ржи были собраны в хвост, доходивший до плеч. Держа руки за спиной, Ян наблюдал за утками. 

– О чём ты хотел со мной поговорить? – подходя к нему со спины, спросил Влад. Тот от неожиданности дёрнулся. 

– Спасибо, что пришёл, – развернувшись, сказал он. – О Мии, – жестом предложил пройтись. 

Влад молча согласился. 

– Меня беспокоит её состояние. Решил поделиться с тобой, а не с Эвой, потому как… сам понимаешь. Она может не выдержать. Год назад мужа похоронила, теперь дочь. 

– Ближе к делу, – сурово подчеркнул Влад. 

Ян кивнул. 

– В день смерти Эльвиры в приход, где я помогаю, пришла Мия. Она была сама на себя непохожа. Бледная, с пустым взглядом. Вела себя странно, точно зомби. Мне подумалось, не под гипнозом ли она. Не особо слышала, что я ей говорю. Рассказывала о странных снах и расспрашивала, как там в Раю, по моему мнению. 

Влад остановился. Внимательно посмотрел в лицо Яна, которое было отмечено печатью растерянности. Тот не выдержал его взгляд. Отвёл глаза в сторону. 

– Сегодня говорила, что в чём-то завидует Эльвире. Что та свободна от всего и ей, Мии, самой бы этого хотелось. Я пытался её убедить, что ей необходимо выкинуть эти мысли из головы. Жить! Жить несмотря ни на что. Но, – Ян пожал плечами, – мне кажется, она вновь меня не особо-то и слушала. Создалось впечатление, что она во что-то ввязалась крайне дурное. Я переживаю за неё, всё-таки мы друзья, хоть и не столь крепкие, как были с Эльвирой. Но что я могу сделать? Я чувствую себя беспомощным. Немым. В то время как ты… – Ян умолк. 

– Я разберусь, – твёрдо ответил Влад, глуша в себе желание сегодня же похитить Яна и устроить ему допрос с пристрастием. Он не верил ему. Всё походило на то, что Ян пытается усыпить его бдительность. 

Обменявшись ещё несколько фразами, они расстались. Влад отправился к полицейскому участку, находившемуся в центре города. Остановился напротив входа в здание, не беспокоясь, что к нему возникнут претензии у правоохранителей, потому как на автомобиле красовались дипломатические номера. Достал из внутреннего кармана куртки мобильный телефон. Хотел было набрать номер Агнес, давней своей знакомой, состоявшей в звании старшего лейтенанта, как увидел, что она выходит из участка. Посигналил. Агнес повернула голову, встретилась с ним взглядом. Слабо улыбнувшись, кивнула и, удобней перехватив объёмные папки, подошла к его автомобилю. Сев на переднее сиденье, аккуратно закрыла дверь. 

– Соболезную тебе, – со налётом грусти сказала Агнес. – Слышала, что произошло, – её голос был глух и низок. 

Влад лишь прямо посмотрел ей в глаза цвета зёрен какао. Прошёлся взглядом по её телу, облачённому в алый плащ до колен, из-под которого снизу был едва заметен край чёрной юбки. Отметил про себя, что с последней их встречи она лишь похорошела. 

– Я могу украсть тебя на час? – сухо поинтересовался он. – Или ты куда-то спешишь? – с выражением посмотрел на стопку документов на коленях Агнес. 

Она бросила тревожный взгляд на серебряные часы, ажурным браслетом обнимающие её запястье. 

– Пятьдесят девять минут в твоём распоряжении, – она подмигнула. – Но ни секундой больше. Разве только ты соблазнишь меня десертом. Я ужасно голодна! 

– Значит, в кафе, – кивнув, Влад повернул ключ в замке зажигания и повёз Агнес в сторону окраины города. Там было небольшое уютное кафе с террасой и живописным видом. В начале его знакомства с Агнес они немало часов провели там под открытым небом. Он не тосковал по их дружескому прошлому, скорее, вёл туда машину по привычке. Да и беседовать в заведении в центре или близко к нему было бы непрофессионально. Он отдавал себе отчёт, что если секта замешана в убийстве Эльвиры, то он охотится на бездну, а та выслеживает его. Соответственно, лучше держаться подальше от популярных замкнутых помещений и видеокамер в них. 

Дорога заняла минут двадцать. За это время Агнес успела поделиться своими любовными похождениями, высмеивая неудачливых ухажёров, имевших куда слабее и мягче характер, чем она. Влад понимал, она нервничает и неловким образом пытается отвлечь его от мрачных дум. 

В кафе он выбрал столик в самом удалённом уголке, галантно проводил Агнес на место, заказал её любимое жаркое и салат из томатов, а также медовое пирожное, себе же взял лишь кружку кофе. 

– Решил не быть великим Дракулой, а стать Кощеем Бессмертным? – вскинув бровь, поинтересовалась Агнес. Откинула за спину копну тёмных волос. 

– Там и там вечность, полная тьмы, – горько улыбнулся Влад. – Так что не имеет значения. Ты мне лучше скажи, карта тебе идёт или нет? Или всё-таки завязала с азартными играми? 

Агнес поморщилась и недовольно скривила губы. Стала похожа на маленького ребёнка, которому в наказание не позволяли смотреть любимые мультики. 

– Мне хватило проблем с долгом, из-за которого я оказалась собачонкой на поводке у спецслужб Франции. 

Влад хмыкнул. 

– Радоваться тебе надо, глупенькая, – мягко и нежно сказал он. – Хорошо, что не стала зверюшкой вербовщика Халифата, которому ты со своей компанией проиграла вдрызг. 

– Да поняла я, что по-прежнему тебе и Франции должна, должна, должна! – со злостью отозвалась Агнес. Скрестила под грудью руки. Недовольно посмотрела в сторону, поджав губы. 

Влад покачал головой. 

Подошёл официант и принёс заказанные блюда. Поинтересовался, нужно ли что-то ещё, и, получив отрицательный ответ, удалился. 

– Ешь, – твёрдо сказал Влад. 

Агнес показала ему кончик языка, продолжая сердиться. Буркнула: 

– Ладно бы тебе услуги, но Франция мне, извини, никто. 

– Ешь, я сказал, – Влад шутливо кинул в неё салфеткой. – Мне нужна ты. 

– Чего тебе от меня? – принявшись за еду, пробормотала она. – Не похоже, что утешение женской лаской. 

Влад вздохнул. 

– У тебя есть какие-нибудь дела по уголовке или информация в смежных отделах, связанная с ожогами в виде креста? 

Агнес перестала жевать. Побледнев, задумчиво на него посмотрела. Привстав, подалась вперёд. 

– Ходят слухи, – шёпотом начала она, – что в стране есть филиал некой секты и это их метка. Что она значит, неизвестно. Пока что. Месяц назад наши взяли машину, в которой перевозили сотню килограммов героина. В её кузове оказалось и несколько девушек. У всех на спинах были эти ожоги. Мы не успели допросить девушек. Их очень быстро кто-то забрал из участка, и они бесследно исчезли. Опрос прервали адвокаты из фирмы «Чаша Весов». 

Влад нахмурился. Это название ему было слишком хорошо знакомо. В ней работал брат Яна, Дамир. 

– Без сомнения, связи у организаторов контрабанды на самом верху значительные. Водитель грузовика с закладкой умер через двенадцать часов в изоляторе. Сердце остановилось. А на вид был крепкий лоб. На допросе до этого он молчал. Не кололся упорно, хотя наши… 

– Ясно, – кивнул Влад. 

Агнес откинулась на спинку стула, плотно сжав губы. 

– Не лезь в это, – непоколебимо сказал он. – Если что, звони. В любое время суток! И… будь осторожна. 

Вынув из куртки бумажник, положил под блюдце несколько банкнот крупного номинала. 

– Мне пора. Денег тут тебе на такси и чаевые, – подмигнул с грустной полуулыбкой. 

– А кофе? – растерянно спросила Агнес. 

– В следующий раз, – он встал. – Ты очень красивая, так что не сбегу. Непременно позвоню, – поцеловал её в щёку. – Ешь, а то станешь костлявой и я не полюблю тебя. 

– Береги себя, – она взяла его за руку, смущённо краснея и часто моргая. 

Влад промолчал. Погладив её по голове, ушёл. 

Он отправился в другой конец города, где и находилась юридическая фирма «Чаша Весов». Картина случившегося с Эльвирой постепенно начинала складываться в цельный образ из кусочков разговоров, событий и обрывков чужих судеб. Уже была готова рама, и Влад чувствовал, что ступает по верной дороге, которая всенепременно приведёт его к убийцам. 

Припарковавшись перед трёхэтажным зданием, достал из бардачка пистолет и заложил его за пояс со спины. Расследование зашло за ту черту, когда наступила пора быть готовому к любому сюрпризу от жизни. Как говорится, кто предупреждён, тот вооружён. Выйдя из автомобиля, поставил его на сигнализацию и пошёл в контору. 

В обставленной чёрной мебелью приёмной царил яркий свет. Вдобавок к солнечным лучам, пролетавшим в широкие окна через поднятые жалюзи смоляного окраса, горели лампы на хрустальной люстре. Создавалось странное контрастное восприятие. 



youreclipse

Отредактировано: 12.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться