Люба

Размер шрифта: - +

Люба

«Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя» Ин. 15:13.

     Остерегаясь потерять белые шлёпки на низкой танкетке, Люба, как ошалевший кабанчик, металась по длинному серому коридору и стучала то в одну, то в другую дверь. Везде было закрыто. Чтобы отогнать панику, Люба стала рыться в своей огромной сумке и нашла квитанцию на оплату электроэнергии. С квитанцией в руках ей стало спокойней.

     Из глубины коридора приковылял какой-то тощий тип в длинном чёрном пальто и широкополой чёрной шляпе.

– Вроде лето с утреца было, – мельком подумала Люба. – Чегой-то вырядился он так? Пижон, видать!

     Тип остановился возле одной из дверей.

Немедля ни секунды, Люба решила восстановить справедливость. Подбежав к той же двери, она загородила её собой и вызывающе сказала:

– Если  по оплате, то первая я!

И добавила уже более миролюбиво:

– За мной будете.

     Тип удивлённо уставился на Любу, перевёл взгляд на квитанцию в её руках и вдруг громко расхохотался.

– С квитанцией пришла, – чуть не до слёз заливался он. – А маникюр-то, маникюр! Безупречный! Просто супермодель!

– Псих! – решила Люба.

     Тип продолжал веселиться, и в его смехе стали появляться визгливые нотки. Любе показалось, что незнакомец хрюкает, как свинья. Его серые глаза, словно отточенные лезвия, воткнулись в Любу и буравили её насквозь. Ей стало вдруг невыносимо жутко и отчего-то стыдно за свои ярко-оранжевые ногти.    

– Дык, я ж кондукторша в автобусе, билетики отрываю, – стала оправдываться Люба. Мне ж их людям протягивать. А к людям с уважением надо!

– Супермодель на подиуме! Платье белое в горошек! – закривлялся и мелко захрюкал тип. – Девяносто восемь кэгэ стройности с пластилиновой физиономией и жидким одуванчиком на голове. Нос картошкой и глазок немножко! Да ты хоть знаешь, тётя, как эти самые люди тебя ненавидят? Особенно, когда ты в час пик всех обилетить спешишь? Фея! Дюймовочка, крадущаяся сквозь толпу! Сколько покалеченных-то с оттоптанными ногами! Ой-ой-ой-ой-ой!

Тип закатил глаза, а Люба остолбенела, не понимая, чем заслужила такой ушат злобных помоев.

У неё такая работа, – вступился белокурый голубоглазый паренёк в бейсболке и рваных джинсах. Люба так распереживалась, что даже не заметила как и откуда он появился.

– Виталик? – стала соображать она. – Валюхин сын из тридцать девятой? Вроде похож…

     Виталик учился в музыкальном училище по классу скрипки. Когда у Любы недавно случилась ангина с температурой под сорок, Виталик бегал в аптеку за лекарствами и всё спрашивал, чем помочь ещё. Только душу травил!

– Бывают же дети! Не то, что Анька! Ничего ведь для неё не жалела. С тех пор, как Мишка, папка её умер, для неё одной только и старалась! – с горечью подумала Люба. – А она…замуж выскочила да заграницу укатила! Не нужна больше мать.

– И до Аньки твоей доберусь! – пообещал мерзкий тип. – У меня зубы на неё давно чешутся!

– Вампир! – с ужасом догадалась Люба.

– да я тебе за Аньку сама горло перегрызу да рога поотшибу! – взревела она и хотела кинуться на обидчика, но тело вдруг перестало слушаться.

Тип судорожно схватился за шляпу, но по-прежнему продолжал пилить Любу глазами.

– Экстрасенс, гипнотизёр? – с ужасом соображала Люба. – Ты кто? – спросила она у тщедушного типа.

– Мастер - электрик, – ухмыльнулся он и опять дико заржал.

– Бежать надо, бежать! Домой. Срочно!

Люба посмотрела на Виталика. Тот был абсолютно спокоен и отчего-то печален.

– Господи, помоги! – взмолилась Люба. Где я? – подумала она. – Ничего не понимаю.

     Всё было словно в каком-то липком ночном кошмаре. Вокруг только серый унылый коридор, кажущийся бесконечным, и плотно закрытые двери без табличек.

– Это электросеть? – засомневалась Люба. А чо я здесь в рабочее время-то делаю? Или я в обеденный перерыв решила за свет заплатить?

     Мысли проносились в голове, словно пазлы, не желавшие складываться в одну картинку.

     Раньше Люба покупала пазлы Аньке, а теперь некому…

– Приду домой, сразу кофейку с пирожными, – подумала Люба. – Плевать на фигуру! Пусть о ней эти пигалицы из телевизора пекутся.

– Обжора и завистница! – радостно сообщил вампир-электрик.

– Экстрасенс, точно! – распереживалась ещё больше Люба. – Мысли читает.



Лариса Васкан

Отредактировано: 16.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться