Любовь для циника

История первая. Пролог.

 

Полумрак, тихая музыка, початая бутылка вина, танцующие на сцене девицы, не самого благочестивого воспитания. Что еще нужно мужчине? Казалось бы ничего, и Сигард наконец-то может расслабиться. Но события сегодняшнего дня не хотели отпускать графа. Хотя все завертелось три дня назад, когда они так некстати наведались к Феджу. Без сомнений, граф любил Агнесс, как можно любить подругу или сестру, он с удовольствием обменивался с ней остротами и принимал участие во всех ее новых начинаниях. Но в последние дни ее было слишком много в его жизни. А еще их с Фердом родственников, друзей, знакомых, череды музыкантов, портных, организаторов свадебного торжества. У графа на слово «платье» уже начинался нервный тик, а при виде то радостно вопящих, то рыдающих друг у друга на груди женщин – сердечные колики. Оказалось, мать невесты нашла полную поддержку у Агнесс и они вдвоем занялись предстоящей свадьбой. В основном удары их неудержимого энтузиазма сыпались на жениха и невесту, но окружающим тоже доставалось. Да и не могло быть по-другому, Агнесс сама не сидела на месте и другим не давала.

Иногда у Сигарда возникали мысли, что все могло быть по-другому, не опереди его Фердинанд в борьбе за сердце этой замечательной женщины. Но граф не привык долго предаваться тоске, особенно сердечной. А после того, как «мелкий» некромант весьма доходчиво объяснил, что он с ним сделает, если целитель не поумерит свою любовь к его жене, страсть прошла без следа. Да и как можно мечтать о женщине, если тут же возникают болезненные видения Ферда с ритуальным кинжалом, которым он столь виртуозно владеет. У Сигарда была возможность в этом убедиться. И все-таки граф никогда не понимал этих сумасшедших собственников, которые вцепятся в свою женщину и не дают ей почувствовать себя по-настоящему любимой. Ведь если любовь одного мужчины делает женщину счастливее, то двоих и подавно. Или он просто не встретил свою женщину?

Сигард пригубил бокал, покатал на языке терпкое вино и проглотил. Женщины. Порой они невыносимы! Взять ту же Агнесс, беременность делает ее жутко сентиментальной и капризной. А она еще в том положении, что отказать ей невозможно. Да и муженек ее, стоящий за спиной и с флегматичной улыбкой поигрывающий ножичком, как бы говоря: «Ну и кто сегодня смертничек?» на корню убивает даже желание возражать. Нет, поистине, женское сердце загадка.

Как Агнесс могла выбрать Фердинанда? У Сигарда до сих пор это не укладывалось в голове. Молодой герцог только производит впечатление мягкотелого и уступчивого человека, на деле переубедить его в чем-то практически нереально. Это удается Агнесс и никому более. А слишком настойчивые или те, кто уверен, что быстро подомнет молодую чету под себя и заставит играть роль марионеток, бесследно исчезают. Фердинанд как-то произнес, что леса у них дикие, а стражам тоже надо иногда тренироваться, чтобы не терять бдительности. Граф сразу поверил, что некромант со спокойной совестью уберет с дороги тех, кто посмеет угрожать его семье или захочет нарушить то счастье, которые они с Агнесс создали друг для друга.

Но если с этой странной и влюбленной друг в друга парой он за три года примирился, то видеть счастливого Феджа для Сигарда было словно нож в сердце. Нет, мешать он ему не будет, отбивать невесту тем более, к тому же молоденькая Ивон совсем не во вкусе графа. Но вот чувство несправедливости бытия, а с ним и несвойственная Сигарду зависть, возникли. Можно сколько угодно обманывать себя, что жена ему ни к чему. И то, что он еще достаточно молод, чтобы найти себе уступчивую и страстную крошку на ночь, только вот ему уже давно это не хочется. И все чаще глядя на маленького Алана, которого обожало все окружение Агнесс, Сигард задумывался о том, что сейчас у него могли бы быть внуки такого же возраста, а ведь он еще не держал на руках сына или дочку. Так может, свободные отношения это не то, что нужно ему? Ведь так хочется иметь собственный дом, чтобы дети с криками «папа» бежали к нему, а желанная женщина с улыбкой подставляла губы для поцелуя. Да только Сигард знал себя и свою натуру, одна женщина, да еще с благовоспитанным взглядом на супружеские отношения, быстро ему наскучит. Были у графа свои маленькие слабости, от которых он не мог отказаться, а обманывать супругу у него вряд ли бы получилось, такие вещи скрывать трудно.

Граф вздохнул, который раз пожалев, что Агнесс досталась Фердинанду. Ведь девушка выросла в чужом мире, где взгляды на секс и все связанное с ним были куда проще. Сигард с легкой грустью вспомнил их с герцогиней задушевные разговоры на столь пикантные темы. А сколько нового он почерпнул из ее рассказов, кое-что даже проверил на личном опыте и остался доволен. Но эти весьма занимательные беседы пришлось прекратить, ревность Фердинанда порой доходила до абсурда. Ну да это поправимо, к тому же Сигард и сам понял, что Агнесс никогда не увлекалась подобным сама, так что могла рассказать только теорию, а ему хотелось практики.

- Сесть можно? – Вырвал Сигарда из собственных мыслей смутно знакомый голос. Граф вскинул взгляд и увидел смазливого соперника Феджа, как там его звали? Дилан, кажется?

- Не боишься за свою репутацию, красавчик? – манерно поинтересовался Сигард, в душе посмеиваясь над парнем.

- Плевать, - махнул рукой актер и плюхнулся на соседний стул. – Все равно мест свободных больше нет, а где есть, так слишком радостные морды вокруг. Бесят.

- Как я вас понимаю, юноша. Быдлу не понять душевных терзаний аристократов, - вздохнул целитель и пригубил вино. - А разве вы не идете на свадьбу? Насколько я знаю, вы в числе приглашенных.

- Не пойду. Что-то посещение Мафусаила надолго отбило мне желание смотреть на невест, - парня передернуло и он сделал глоток прямо из горла бутылки, которую принес с собой. Сигард скривился, ему претило такое попрание элементарных приличий.

- О да, Мафусаил та еще одиозная личность, - улыбнулся граф. – Он пытался произвести на вас впечатление своим танцем живота?



Татьяна Бродских

Отредактировано: 04.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться