Любовь к «плохим мальчикам»

Любовь к «плохим мальчикам»

Он – харизматичный, обаятельный, от его улыбки тают девушки на 100 метров вокруг, душа компании, кумир своих друзей… Он порой не ночует дома, бывает груб, может и ударить. Он никогда не думает ни о ком, кроме себя, он капризен и взбалмошен, склонен к вредным привычкам, может быть, он женат и изменяет, или просто не пропускает ни одной юбки, и в каждой женщине из его компании есть риск увидеть соперницу… Это — портрет типичного «плохого мальчика», однако именно этим он привлекает ряд женщин, и они терпят все его капризы и прихоти, терпят унижения и грубости, лишь бы остаться рядом, и подчас неважно, в каком качестве, лишь бы он был в жизни…

Многие женщины приходят с запросом: как избавиться от привязанности к таким вот «плохим мальчикам» и научиться любить достойных, верных и готовых создавать семьи мужчин? Ведь они есть рядом, но женщинам кажутся скучными, пресными и не возбуждают в постели. Что стоит за этим феноменом выбора мужчин, которые заведомо будут унижать женщину, которые не способны к верности, партнерству, которые так поглощены влюбленностью в себя, что их уже не остается на женщину? Ответ можно найти в самой женщине.

Начну с истории. Софье 32 года. В ее жизни было 2 серьезных романа и один брак с «плохими мальчиками», все закончились неудачно, особенно брак, от которого остался ребенок. Разошлись они на фоне страшного скандала, от которого «перепало» и дочке Софьи, и сейчас дочка лечится от заикания. Именно этот факт и заставил Софью пересмотреть свою личную жизнь, и найти закономерность: ей нравятся только такие мужчины, к «хорошим» ее не тянет. Разбирая детство и юность этой женщины, я натолкнулся на два серьезных факта: оба родителя практиковали принцип «условной любви» — каждое проявление тепла и ласки, одобрения и поддержки должно было быть заслужено Софьей, и чем тяжелее были ее «муки», тем ярче – одобрение родителей. Особенно вспоминала она пропись – ей надо было подряд исписать три страницы, чтобы хоть немного улучшить свой далеко не каллиграфический почерк, от усилий девочка сбила на пальце кровавую мозоль, однако, потом, когда в школе оценили ее усердие, девочка получила от родителей праздник – поход в кафе-мороженое. Папа и мама той мозолью даже гордились – «вот как старалась дочка!» Софья усвоила: чем сильнее муки – тем ярче удовольствие. Второй факт, который важен для этой истории – многочисленные запреты в семье. Друзей мама и папа выбирали ей сами, запрещали общаться с теми, кто был «неблагонадежен», нельзя было выйти во двор погулять одной, надо было всегда соблюдать расписание и режим, нельзя было пачкать одежду и т.д., и т.д. И она в какой-то момент начала ждать, что освободится от родительской опеки, и, наконец, заведет компанию с кем угодно, и будет вести себя, как ей вздумается, делать то, что хочет, в чем хочет ходить. В институт она уехала в другой город, обосновав это карьерной необходимостью. Первым же ее парнем стал известный на всю общагу ловелас, альфонс и пьяница….

Женщина чаще всего выбирает «плохого мальчика» тогда, когда у нее есть убеждение: «ничего нельзя получить просто так». Это прямое следствие практики условной любви в детстве. Когда за такой девушкой начинает ухаживать обычный парень, он многое готов дать ей за то, что она есть. И именно в этом таится для нее угроза: чем за это надо будет заплатить? И когда? И как велика будет такая плата? О том, что ее могут любить за саму ее, она и не помышляет. И постоянно ожидает подвоха – предательства, лжи, унижений. И чем меньше поводов дает молодой человек для подозрений, тем страшнее: ведь если сейчас нет унижений, то какой же огромный он выставит ей «счет» спустя годы, к примеру?

В случае же с «плохим парнем» расплата всегда тут же, ее можно оценить, и она кажется посильной. Баланс сохраняется, ситуация кажется девушке справедливой, хотя на внешнем уровне, она, конечно же, будет страдать, но отними у нее привычные страдания – и тревожность возрастет во много раз, потому что «не может быть все хорошо просто так».

Играет роль и протест. Долгие годы запретов, ограничений, невозможности «похулиганить», выпустить энергию, которой особенно много в период полового созревания, приводят к тому, что хочется пуститься во все тяжкие. И объект выбирается по компенсаторному принципу: лишь бы не такой, каких навязывали родители. А родители чаще всего навязывают благонадежных «ботаников», которые подчас могут быть интересными собеседниками, неплохими партнерами, но когда в крови бушуют гормоны – девушке хочется пережить страсть, яркую влюбленность, «выпустить пар», а навязываемые родителями «положительные мальчики» боятся проявлять открытую сексуальность, хотя им хочется того же. Но они, как и девочки, слишком воспитаны. И девушка в итоге получает этот столь вожделенный заряд от «плохих парней», ведь именно они умеют как никто быть сексуальными, потому что дома, как правило, никто не воспитывает их, не внушает мысль о том, что сексуальность – это то, что надо держать в узде или, что «это не главное» или что это «стыдно». В большинстве своем, «плохие парни» не росли в благополучных семьях, чаще всего они – выходцы оттуда, где родители, замученные своим проблемами или просто занятые только собой, спокойно отдали детей улице. А улица привила свои законы, в которых чаще всего прав сильный, прав тот, кто может любыми путями добиться того, что ему нужно (в том числе и обладания девушкой), и общепринятая мораль там не в цене, в цене изрядная доля цинизма, эгоизма, а на первом месте – собственное выживание. Я отнюдь не хочу сказать, что любое воспитание блокирует проявления сексуальности, и тем более, что воспитание, пристальное внимание к жизни детей – плохо. Но подчас оно бывает избыточным, требования – завышенными, ограничения – чрезмерными, а любовь – слишком условной.



Психолог Антон Несвитский

Отредактировано: 18.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться