Любовь на контрасте

Глава 3

– Приехала, приехала, – рассмеялась Элла, прижимая ребенка к себе.

– Я кучала, – зеленые глаза, так похожие на ее собственные, на мгновение стали грустными. – Ты бойше не уедешь?

– Не уеду, – девушка опустилась на корточки и поправила спутавшиеся кудряшки дочери. – Никуда больше не уеду, Златка!

– Уля! – радостный ребенок получил поцелуй в нос и тут же переключился на другое. – Ма, смотли, какую мне куклу Йома купил! – и она потащила Эллу в комнату.

– Тетя Оля, здравствуйте, – мимоходом поздоровалась родительница с матерью Романа, которая и присматривала за маленьким цунами.

– Здравствуй, Эллочка, – улыбнулась женщина. – Все в порядке? Злата, дай маме хоть разуться.

– Сейчас! – заулыбалась девочка. – Я помогу, – и тонкие пальчики потянулись к застежкам на маминых туфлях. Элла закатила глаза, встретив смеющийся взгляд Ольги Евгеньевны, но промолчала – подавлять детскую инициативу было, по меньшей мере, непедагогично. Пришлось дождаться, когда мелкая справится с обувью, бурча себе что-то под нос.

– Рассказывай, маленькая леди, как ты себя тут вела? – деловито поинтересовалась Элла.

Впрочем, вопрос был глупый. И так понятно, как. Маленький генерал поставил на уши весь дом. Пленных не брал – все сразу поддавались обаянию ребенка.

– Мы гувяви! Много-много! – зеленые глазки светились неподдельным восторгом. – Уф, усе, – выдохнула она. – Ма, идем! Смотли! – и она протянула Элле красивую куклу Белль из старого мультика.

– Какая красота, – улыбнулась та и вполголоса пробормотала. – Ну, Верещагин!

– А я что? – сделал невинное лицо Ромка. – Принцессам надо играть с принцессами, правда, золотко?

Злата лишь что-то согласно пискнула, соглашаясь с крестным. Но Элла была неумолимой:

– А что здесь тогда делает железная дорога?

– Это для меня, – гордо взял на себя ответственность Роман, надувшись, как павлин.

– Дя! – важно поддержала своего заступника Златка, вскинув подбородок. – Ма, ты не селдишься?

Элла только расхохоталась, настолько уморительное ей предстало зрелище. Спелись, заразы. Впрочем, неудивительно. Последние несколько месяцев Роман был лучшим другом мелкой, всегда с ней играл и во всем поддерживал. Так почему бы и нет?

– Не сержусь, – Элла схватила ребенка в охапку и начала щекотать под радостные визги. А сама поверх плеча дочери шепнула одними губами. – Спасибо.

– А теперь шустро моем руки и идем кушать тортик! – скомандовал Ромка.

– Уля!!! Тотик! – Злата вывернулась из рук матери и устремилась в ванную.

– Сначала обед! – строго крикнула ей вслед Элла, но дочь это волновало мало.

– Не стоило столько на игрушки тратиться, – упрекнула друга девушка.

– Стоило, – Ромка был неумолим. – Она мне как племянница. Зарабатываю я достаточно. Мне несложно, эльфеныш, честное слово.

– Ты – чудо, – чмокнула его в щеку Элла. Он ей тоже был как брат. Неудивительно, они знакомы почти двадцать лет. Жили на одной площадке, сидели за одной партой. Такие разные, но все равно дружные. И только с ним она могла временами быть настоящей, без всех оков воспитания, которые вбивались в нее еще с пятилетнего возраста.

Всегда быть вежливой. Элегантно одеваться. Постоянно подбирать выражения. Быть леди – в этих двух словах содержался основной смысл ее воспитания. Бабушка учила ее всему, что знала сама. Вот только так и не смогла научить ее выживать в этом мире, где хорошие манеры не то чтобы сошли на нет, но уже не являлись главной ценностью. Так и осталась она с малых лет идеальной. Безупречной. Замороженной. Именно последним эпитетом ее и называл бывший муж.

– Ма! Я помыва уки! – мелкая выбежала из ванной и обрызгала родительницу, выдирая ее из липких лапок прошлого. – Идем к тотику!

– Идем, золотко, тортик нас явно заждался, – улыбнулась Элла.

Тортик заждался так сильно, что кусок прикончили неимоверно быстро. И Злата снова убежала играть под присмотром Ольги Евгеньевны.

– Эльфеныш, – Роман внимательно изучал подругу, которая задумчиво вертела нагретый фарфор в руках. – Скажи-ка мне, что ты будешь делать дальше. По-любому, уже думала. Или я тебя не знаю от слова «совсем».

– Конечно, думала, – Элла заправила за ухо локон, который утром специально выпустила на свободу из идеальной прически. – Но пока не знаю. Честно.

Сейчас она была без маски. Без неизменной улыбки. Усталый взгляд зеленых глаз, на дне которых затаилась печаль. Напряженное постукивание идеальными ноготками по столу. И полное непонимание того, куда ей двигаться дальше и что делать. Знала только, что нужно жить. Хотя бы ради дочери.

– Ты же понимаешь, что искусствовед в декрете сейчас никому особо не нужен, хотя таких специалистов, как ты, днем с огнем не сыскать? – прямо спросил Роман, не желая увиливать и подводить подругу к этой истине постепенно. Леди Кригер лишь кивнула в ответ. Она думала об этом, и не единожды. В Москве или за рубежом у нее еще был шанс найти работу. В родном городе – вряд ли, каким бы миллионником он ни был. Не в музей же идти работать! В принципе, можно, конечно. Вот только это опять будет до жути нестабильный график, а у нее Златка... Не может же она вечно оставлять ее на Ольгу Евгеньевну и Ромку.




Пожаловаться