Магия души. Дорога к трону

Пролог

За год до…

Он двигался вперёд, охваченный злостью так, что остановить его не смог бы даже ныне царствующий король.

Короля уже нет. Вокруг собрались они лизоблюды, которые только и могут, что ткать шелка сладких речей своими языками. Другого не дано. Все они даже не пытались носить чёрных одежд – траур только у них на лицах, которые, как известно, безбожно лгали. Лгали, когда стояли у гроба и во всеуслышание твердили, что другого короля принять не смогут. Лгали, когда смотрели в заплаканные глаза королевы-матери и клялись в верности. Каждое их слово стоило не больше, чем скорлупа от съеденного на завтрак яйца.

Принц выдохнул. С высоты дворцовой башни, он смотрел на мир, который вот-вот грозился измениться. Столица уже не будет такой, как прежде, королевство будет гнить. И виной всему – новый правитель. Тот, что громче всех плакал на литургии, а, спустя день, принял присягу и корону в свои руки.

И женился на королеве-матери.

Глупая женщина, не прошло и месяца со дня Драконьей Скорби, как она тут же прыгнула в подвенечное платье. Как она смела? Всю свою жизнь она клялась, божилась, что любит короля и после его смерти навсегда останется вдовой.

Если бы только в его силах было влиять на этот мир. Но, пока в этом замке он всего лишь Его Высочество принц Винсент ал’де Ремус, изменить ничего он не сможет. Ему нужно сесть на престол. Быстрее, чем он окончит магическую академию.

Нет.

Быстрее, чем новый король разрушит всё то, что удалось воздвигнуть старому.

– Ваше Высочество, вернитесь! – мерзкий голос слуги эхом разносился по коридору.

Принц Винсент притаился за стеной. Своим доставшимся от отца-дракона нюхом, он уловил тонкий аромат цветов, которых раньше никогда не знал. Стало быть, новоявленный король раздавал всем заморские букеты, от которых уже сводило нос.

Встречаться с ещё одним лизоблюдом, Его Высочество желанием не горел. Он знал: сейчас его попытаются, будто маленького ребёнка, вернуть назад, запереть в комнате и выпустят только к завтраку.

За столом ему снова придётся смотреть в глаза новому королю.

Вдруг, с огненного факела сорвался светлячок. Он стал танцевать в воздухе так, будто им руководила магия.

Принц тут же протянул к нему руку. Подобные вещи он наблюдал и в их королевстве, и в академии. Один из преподавателей пророчил ему славу медиума – того, что может говорить с духами и позволять им вселяться в своё тело. Всякий раз это причиняло много боли, но, всё же, в этом и была его сила. Единственное, что он унаследовал от отца-дракона. Увы, превратиться в огромного ящера и расправить крылья ему было не дано, пусть королева-мать всё ещё в это верила. Но пока, призывая дракона, он чувствовал пустоту. Однажды, новый король сможет предъявить ему за это, заставить распрощаться с троном.

Нет, плевать, он добьётся престола любой ценой.

Светлячок коснулся его указательного пальца. Не успел принц и глаз закрыть, как тут же всё окутала тьма. Спустя мгновения, он уже стоял в другом месте. По запахам, виду и тому, что рядом с ним оказались двое мужчин, он чётко определил, где находится.

Сад. Тот самый, в котором сегодня он уже совершил прогулку перед ужином. Не прошло и секунды, как, подняв взгляд, принц узнал в одном из мужчин своего отца. Седовласый правитель крутил в руках золотой кубок, который накануне ему подарил один из его приближённых.

А вот и он сам.

Рядом с ним, нахваливая райнерское вино, без конца и края рассыпался в словах новоявленный король. Винсент не мог не узнать эти широкие скулы, ледяные синие глаза и голос, от доброты в котором становилось не по себе. Когда-то давно, когда принцу было не меньше десяти, этот голос вёл его вперёд, давая советы наравне с отцом. Теперь от каждой противной, фальшивой ноты вяли уши.

Кальяс Нивард.

– За наше славное королевство! – звон бокалов едва ли можно было услышать и за три шага. Вино считалось праздничным напитком и поднимать бокал без причины считалось дурным тоном.

Король выпил до дна. Вена на его виске тут же набухла. Щёки Его Величества покрылись алым, как и кожа на шее. Принц чувствовал, как перед глазами отца реальность смешалась в безумной пляске с невесть откуда взявшимся в его голове туманом. Крепкий старец схватился руками за горло в надежде сделать хоть что-то, вдохнуть больше воздуха или схватиться за нить жизни.

Она ускользала.

Седовласый мужчина попытался сесть удобнее, но судорога схватила его так сильно, что он пал на траву, беспомощно болтая ногами будто выкинувшаяся на берег рыба хвостом.

Он умирал. Принц подхватился, попытался помочь отцу, но тщетно – в видениях, что дарили ему духи он никогда не был физически ощутимым. Принц Винсент был приговорён видеть муки людей, не в силах помочь ни одному из них.

Как и отцу.

Он знал, что сейчас не больше чем дух, но в уголках глаз стали появляться первые слёзы. Он тщетно пытался схватиться руками за умирающего, но всё, что мог видеть – это то, как вместе с белой пеной у рта появляется кровь.



Алиса Ханнберг ( Лиса Ханн)

Отредактировано: 23.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться