Май 2016: Война и мир

Размер шрифта: - +

Планета людей

 

А я вот помню еще советские демонстрации на 1 мая. Немного мне их досталось, однако же ощущение праздника было — куда там современным. Подозреваю, правда, что главная причина праздничности — в детском незамутненном восприятии. Утро начиналось с того, что нам надували воздушные шары и с ними отправляли во двор гулять. Кругом царило необычное оживление. Дети бегают с шариками и флажками, игры, смех, шепотки… Вроде бы и телевизор был не в каждой семье, и демонстрация не по нашей улице шла — а все равно такое ощущение, что весь мир празднует: солнце особенно ярко светит, воздух свеж и пронзителен, глаза блестят, изо всех окон пахнет сдобой, машин почти нет, поэтому совсем тихо в городе, и детские голоса разносятся далеко по дворам, уже валяются на асфальте разноцветные резиновые тряпочки… Первая демонстрация оставила впечатление чего-то невероятного: столько людей, столько флагов и флажков, и везде шарики, и все яркое, свежее, люди движутся единым потоком, вместе смеются, вместе шагают, разговаривают в голос и смеются, и под ногами обрывки, кусочки, серпантин и конфетти. Весело, нарядно, май цветет, и народ в едином порыве… Когда пошла в школу и демонстрации стали повинностью, праздник поблек.

Помню еще, как отец водил в церковь — тогда еще за это могли быть неприятности, и он по дороге шепотом объяснял, что никому рассказывать не надо. Верующим он не был, но хотел показать и эту сторону культуры. Помню, как темно и душно было в церкви, как мерцали огоньки перед ликами, как пахло сладко, незнакомо, и что-то пело. И бабульки в разных местах церкви дергали и шипели: «Мальчик, сними шапку!»

Помню, как начали праздновать Пасху в девяностых. Как отец объяснял, в чем смысл праздника, впрочем, тогда я не поняла ничего, потому что была советским атеистическим ребенком. Выражение «ей-богу», конечно, знала, но о религии имела представления никакие. Заинтересовалась только на уроке литературы в последнем классе, когда разбирали «Мастера и Маргариту», да и то с художественно-символической точки зрения. Помню, как варили яйца в луковой шелухе, и потом было очень весело яйцами биться, у кого крепче.

Мало что понимала я в тех праздниках. А ведь у каждого праздника есть глубокий смысл. И не только в том, чтобы отдохнуть и повеселиться (хотя это тоже важная часть), а в поддержании миропорядка. Первоначальный, сакральный смысл праздника как поддержания миропорядка забылся, так как сменился тип сознания. Раньше время воспринималось циклически, и люди не были так уверены, как сейчас, что зима уйдет, весна вернется, будет тепло, и пшеница вырастет. Праздники были магическим обрядом, цель которых — подправить реальность в нужную сторону. Помочь злому богу уйти, доброму — воскреснуть, богине — разродиться… давно это было. Однако и современные праздники нужны, чтобы поддержать миропорядок — идеологически и религиозно окрашенные праздники позволяют людям оставаться в рамках одной мировоззренческой системы и ощущать сопричастность, единство, соборность.

Чувство единства — важный смысл праздника, чуть ли не важнейший, и это подтверждает тот факт, что центральной частью любого празднования является застолье. Совместная трапеза — идущий из глубин первобытности обряд включения, материального единения, «таинство причастия». Кстати, обмен подарками — явление того же рода. Из глубин психики идет чувство связанности с тем, от кого принял подарок. Между прочим, на этом часто играют маркетологи, предлагая в подарок некую полезную или приятную мелочь. Одаренный чувствует себя обязанным отдариться и с большей вероятностью сделает покупку.

И, конечно, праздник не праздник, если мы не поздравили всех, до кого дотянулись. Поздравления — как маркер «свой-чужой», подтверждение единой матрицы бытия: раз ты празднуешь те же праздники, значит, ты свой. Раз ты свой, надо поздравить, то есть вовлечь в празднование.

Первомай начался с требования восьмичасового дня. Первоначально были только демонстрации и митинги, самые бурные закончились перестрелкой, взрывом, жертвами и казнями (Чикаго, 1886). В честь жертв этих выступлений и началось празднование Дня солидарности рабочих всего мира. Наш, отечественный первомай начался еще в царской России, в 1890, а в Советском Союзе он был одним из главных идеологических праздников. Сейчас политическая окраска у 1 мая исчезла, теперь этот день называется Праздник Весны и Труда.

Дни, посвященные труду и трудящимся, существуют в 142 странах мира, но не всегда 1 мая. Скажем, День Труда в США отмечают в первый понедельник сентября, а в Японии День благодарности труду празднуют 23 ноября.

1 мая является официальным праздником в 87 странах.

1 мая отмечается Белтайн — кельтский праздник начала лета.

В Финляндии Первомай — это весенний карнавал студентов.

Пасха — главный христианский праздник, однако начала она праздноваться еще в ветхозаветные времена (в прямом смысле). До Христа Пасху отмечали в честь освобождения евреев из египетского плена (праздник Песах). Фараон не хотел отпускать евреев из Египта, и наслал на него Господь десять казней, одна из которых — умерщвление всех первенцев-неиудеев мужского пола среди людей и скота. Велел Бог заколоть агнца, мясо зажарить и съесть, а кровью агнца пометить двери дома своего. Ночью прошел Господь по Египту и умертвил первенцев, помеченные же кровью агнца дома миновал. Отсюда и название: Песах означает «прошел мимо». С тех пор всему обществу Израилевых предписывалось вечером четырнадцатого нисана приносить в жертву агнца, которого следовало испечь на огне и съесть полностью, не преломив костей. Пасхальная трапеза выступала свидетельством главного события еврейской истории — исходом из Египта.

Иисус же придал празднику новое значение. В ночь Песаха на Тайной Вечери изменил он смысл пасхальной трапезы. И когда они ели, Иисус, взяв хлеб, благословил, преломил, дал им и сказал: приимите, ядите, сие есть Тело Мое. И, взяв чашу, благодарив, подал им: и пили из неё все. И сказал им: сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая»  (Мк. 14:22-24) Иисус заменил собой пасхальную жертву, и в результате «ветхая Пасха становится Пасхой нового Агнца, закланного ради очищения людей единожды и навсегда», а новой пасхальной трапезой становится Евхаристия — вкушение Тела и Крови Христовой, через которые верующие соединяются с Богом.



Вестник Lit-Era

#16808 в Разное

Отредактировано: 31.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться