Маленькая хозяйка замка Шгрив

Глава 1,2,3

ВНИМАНИЕ! 

Любители насилий и издевательств, смело проходите мимо, здесь подобного не найти!

******************************************************

Глава 1

Напольные часы в малой гостиной пробили полночь. Свечи в канделябрах давно погасли, оставив после себя запах горячего воска и прогоревших фитилей. Трещали, догорая, поленья в камине, предупреждая, что и им осталось недолго... Поднявшийся ветер терзал старую липу за окном. Гнул, ломал её, а та, будто моля о помощи, остервенело билась и скреблась своими тонкими ветвями по оконному стеклу. Когда из-за туч выплывала луна, жуткие шевелящиеся тени проникали в комнату. И своими «пальцами», похожими на скрюченные когтистые лапы неведомого чудовища, метались по стенам и потолку. От заунывного воя, доносившегося из каминной трубы, пробирал мороз, заставляя хозяйку старого замка плотнее кутаться в тёплый плед и вжиматься в продавленное кресло.

– Дорогая моя, Вы мёрзнете? – раздался скрипучий голос мужа. И Юлия вздрогнула, покрепче обхватив себя руками.

Чёрный кот, что лежал на её коленях, равнодушно взглянул на вошедшего и отвернулся. Только кончик хвоста его нервно вздрагивал, раскрывая далеко не спокойное состояние питомца.

Не то чтобы Юлия боялась старика или ненавидела его, вовсе нет. Просто в этот ветреный вечер девушке хотелось хоть капельку тепла с той самой томной ноткой, что сводит с ума влюблённых, заставляет кровь сильнее бежать по венам, разогревая молодые тела. Но муж стар и скуп и на подобные эмоции совсем не щедр. Приближался бал, а герцогине с трудом удалось выпросить у супруга денег на новое платье. Чтобы с небольшим декольте и юбкой, водопадом спадающей от талии до самого пола, и обязательно с туфельками в тон. А ещё хотелось украсить причёску эгретом в форме цветочной гирлянды, но... все, на что могла рассчитывать Юлия, это на ленты. Жмот.

– Немного, – ответила девушка. – Почему Вы не спите?

Внезапные появления Его светлости всегда раздражали герцогиню, но она не смела выражать эмоции в открытую. Не вина герцога, что у неё отобрали покой, семью, беспечную юность, мечты. Где бы она ни пряталась, ища уединения, муж неизменно находил её и не спешил уходить. Супруги могли долго просто молча наслаждаться шумом тенистого сада, брести по аллеям, слушать расшалившийся огонь в камине, смотреть на золотые и красные всполохи, пробегающие по горящим поленьям.

Иногда она убегала к небольшому пруду в глубине сада и сидела, притаившись, на берегу, скрытая зарослями плакучей ивы. Но ненавистное: «Дорогая моя, Вы не замёрзли?» находило её и тут.

                                          

Старый замок не торопился помогать молодой девушке, ищущей место, где она могла бы предаться воспоминаниям и мечтам, которые были разрушены в тот момент, когда отец ей объявил:

– Ты выходишь замуж.

Сказанное не сразу дошло до Юлии Эвендейл.

Отец, Херевард Уэбстер, граф Эвендейл, любил свою дочь. После смерти обожаемой жены он стал единственной опорой и другом для юной леди. Девочка получила хорошее воспитание. Отец не скупился на все самое лучшее для своей Лии, будь то столичные преподаватели, книги или наряды. Как мог, пытался заменить ей мать, даря малышке всё своё свободное время. Ежевечерние посиделки у камина, обязательные верховые прогулки вдвоём, общие книги, общие секреты.

Барон Уэбстер получил графский титул и земли, вступив в брак с матерью девушки, Луизой, графиней Эвендейл. Их свадьба выдалась на тот момент, когда умер старый король, а двор лихорадило от неизвестности: на престол претендовали два ближайших родственника Его Величества. Поэтому никому не было дела до свершившегося мезальянса. Графство Эвендейл находилось на значительном отдалении от столицы Айбер-Ториль, и молодые могли не опасаться преследований со стороны королевских поборников чистоты рода.

– Могу я спросить Вас, отец, за кого? – девушка с четырнадцати лет не питала иллюзий в отношении своего будущего. После горькой утраты граф Эвендейл редко, но все же напоминал Юлии о том положении, в котором они оказались. Родные графини всегда ненавидели Уэбстера – считали его виновным в испорченной жизни Луизы, сокрушаясь об ушедшей выгодной партии для их дочери и сестры. Влюблённые были вынуждены скрыться от нападок семьи графини в небольшом поместье, доставшемся ей по наследству. Но когда Луизы не стало, травля возобновилась с новой силой.

Угнанный скот, горящие леса, исчезающие подводы с зерном, вспыхивающие очаги неизвестных болезней то в одной, то в другой деревне. Бесконечные письма с угрозами, визиты королевских инспекторов, с надуманной проверкой – все это малая часть тех неприятностей, которыми обеспечили отца и дочь достопочтенные родственники, подводя графа к полному разорению.

– Это герцог Дункан Эррол, – сказал старый граф, не поднимая головы от бумаг. Видеть, как в любимых глазах тают искорки жизни, как с лица пропадают краски, заменяя их горькой бледностью, он не мог.

– Сколько у меня осталось времени? – обречённость в голосе Юлии болью отразилась в сердце Хереварда.

– Через неделю, может, чуть позже, за тобой приедут. Лия... – отец хотел добавить ещё что-то, но, взглянув на дочь, не сдержался, вскочил с места и заключил девушку крепкие объятия:

– Родная, прости меня, что не сказал раньше. Герцог прислал письмо с предложением руки и сердца ещё месяц назад... А я все боялся, все чего-то тянул. Если бы не наше плачевное положение... Я в ответе за людей, за земли... Я обещал Луизе. Прости меня, дочь.



Ирина Снегирева, Жанна Долгова

Отредактировано: 30.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться