Маленькая леди или фея для чародея

Глава 1. В которой очаровательная цветочная фея Лори попадает в коварную ловушку

Лори

Как любят писать в свитках — "ничего не предвещало несчастья." Этот день был похож на тысячи других, прожитых мною — цветочной феей Лотанариэ в Лесу. Имя мне это не нравилось, хотя его значение — Солнечный цветок и звучало весьма поэтично. Потому, для краткости и простоты, друзья называли меня Лори. Без этого многозначительного «э», которым так гордятся пресветлые эльфы.

В Лесу Фейри никогда не наступала зима, весна и осень. Здесь царило вечное лето. Цвели цветы, пели птицы и почти не встречались люди. Вот это меня и подвело. Лес был моим домом уже 150 лун (около двенадцати человеческих лет). Это не самый большой срок даже для человечки, не говоря уже о Старших или пресветлых эльфах. Но физически цветочные феи взрослеют быстро. Я вот подверглась воздействию «цветочного безумия» уже к 15 луне. Мудрости это мне не прибавило, зато от иллюзий относительно «большой и чистой любви», так поэтично воспеваемой в балладах, лишило начисто. Во время «цветочного безумия» - сезона размножения фей, каждой из нас было глубоко все равно кто станет нашим очередным «избранником». В остальное же время мы изображали « высокие отношения», но чувств и там не было ни на грош.

Я была любопытной, как и все цветочные феи. Но моей подлинной страстью стало коллекционирование новых ароматов. В моём уютном домике хранились множество сверкающих флакончиков с образцами ароматов самых прекрасных цветов, какие только встречались мне в Лесу. У меня была, вероятно, самая большая коллекция самых редких ароматов. Однажды даже посыльный от самой Королевы Фей обратился ко мне в поисках одного из редчайших образцов – аромата цветка Полуночной Звезды.

Благодаря моему волшебству, ароматы не смешивались друг с другом и не изменялись со временем. Но в тот день даже моя коллекция ароматов меня не радовала. Ведь именно возвращаясь к себе домой, я так нелепо попалась! Сознание того, что в волшебном Лесу люди появляются очень редко, сыграло со мной злую шутку. Я забыла об элементарных мерах безопасности и на подлете к своему милому домику, не использовала чары истинного зрения.

Ведь магической силы во мне было не так много, чтобы тратить её столь бессмысленно. Но в этот раз стоило применить чары, и я бы избежала коварной ловушки. Кто мог предположить, что в Лес Фейри рискнет заявиться самый настоящий чародей? Уж точно не я. Ведь для чародеев нахождение в Лесу было делом очень опасным, способным полностью лишить их дара или так изменить их способности, что применение самых пустяковых чар могло стать для них смертельным. И хотя в Лесу встречалось множество редчайших растений, очень ценимых чародеями, сами они отваживались отправиться за ингредиентами крайне редко. Сюда все больше забредали оборотни да травницы, не отличавшиеся сильными способностями. Ведь чем слабее был магический дар у нарушителей границ Леса, тем выше был у них шанс целыми вернуться к людям.

Нам об этой особенности воздействия на людей энергетики Леса рассказывали во время моего первого ученичества. Старшие иногда устраивали для цветочных фей такие испытания, ведь они отвечали перед Душой Леса за сохранность каждого разумного вида. Я была не самой прилежной ученицей, но то, чему учили Старшие навсегда впечатывалось в мою память, даже мимо моего на то желания. Магия Старших была настолько древней и сильной, что ей подчинялось в Лесу каждое создание.

В общем, на подлете к моему домику я почувствовала дивной прелести аромат, источник которого мне так захотелось узнать, что я устремилась туда без малейших раздумий. А следовало бы подумать, откуда тут, рядом с моим домиком, вообще мог взяться совершенно незнакомый мне чарующий аромат. Я ведь облазила тут всю округу и все местные цветы мне были хорошо знакомы. Но все крепки задним умом – не стала из этого правила исключением и я. К сожалению, всю глубину случившегося со мной несчастья я осознала далеко не сразу, поскольку дивный аромат имел одно совершенно неоценимое для устроившего ловушку мага свойство – он заставлял цветочных фей засыпать. И я сладко уснула, оказавшись просто не в состоянии попросить Душу Леса о помощи.

Проснулась я рывком. Дивного аромата поблизости больше не ощущалось, зато в наличии была масса других неприятных симптомов, прежде связанных для меня лишь со днями окончания «цветочного безумия». Все тело и в особенности крылья немилосердно разламывало. Будто я и не спала вовсе, а случайно попала на тропу миграции диких свиней. Правда это было не самым страшным в моем изменившемся положении, поскольку к перечню неприятных симптомов прибавилась полная невозможность использовать пусть и не слишком большой, но прежде доступный мне магический резерв. Меня окружало гладкое и холодное стекло. Я как-то видела такое на каком-то празднике пресветлых эльфов – они использовали гладкие стеклянные колбы для хранения светлячков. Колбы были хрупкими, но для светлячков, оказавшихся внутри, становились непреодолимой преградой к свободе. Вот и я по собственной глупости оказалась в роли точно такого же светлячка.

В отчаянии я била руками и ногами о скользкие стенки своей тюрьмы, со слезами наблюдая, как удаляется от меня полянка с моим уютным домиком и друзьями. Огромная человеческая ладонь с длинными узкими пальцами, отлично просматривалась сквозь дно банки и пугала меня до дрожи. Эти пальцы могли с легкостью оторвать мои хрупкие крылья без малейших усилий. Но если бы я выбралась из банки, на моей стороне оказалась бы вся мощь магии Леса, готового отомстить нарушителю границ. И человеку не помогли бы ни его великанский рост, ни эти огромные руки.



Яна Лев (псевдоним)

Отредактировано: 24.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться