Маленсаж. Бесценный олим

Размер шрифта: - +

Глава первая. Лев (часть 1)

– А он – красавчик, прям в твоем вкусе! – этот голос мне казался знакомым до боли.

Я силилась вспомнить, кому он принадлежал, но не могла.

Вместо обладателя голоса, который, вероятно, шел от человека, что должен был стоять со мной рядом, я видела необыкновенные неземные глаза яркого бирюзового цвета. В них было что-то могущественное и хищное.

Лицо парня действительно было притягательным: высокомерный уверенный взгляд; черные брови; белые локоны, уложенные на один бок.

Конечно, когда ты так хорош – можно себе позволить излишнюю самоуверенность.

В сердце что-то щелкнуло от его кривой улыбки: он на меня так смотрел, словно успел оценить все мои способности и «IQ» разом, и был весьма к оценке моих успехов критичен.

– Сноб! – вырвалось у меня.

– А мне показалось, что ты ему понравилась... – и снова знакомый голос.

Темнота.

Мне душно, и я просыпаюсь в поту и не могу отдышаться...

И так продолжалось почти месяц.

Только во снах ко мне возвращается память. Но уже как месяц мне сниться один и тоже сон.

Почему эти два парня?

Один – только голос. Родной и знакомый.

А другой – только лицо с кривой усмешкой, которая сводит сума.

Я поняла только то, что они оба мне не безразличны. Я могла часами думать о них и представлять себе, кем они для меня являлись. Но все мои фантазии могли быть всего лишь выдумками. Возможно, это просто сон с реальными людьми.

Два месяца назад я очнулась на улице незнакомого города.

О себе я ничего не помнила. Даже своего имени.

Люди столпились около меня и, убедившись, что со мной все в порядке, шушукались, что я странно одета.

И действительно: короткие кожаные шорты; длинная майка-туника с большим вырезом: под ним – кожаный лиф; на тунике – широкий пояс, за который были воткнуты ножи. А еще: на ногах – балетки; на руках – браслеты, и тоже странные. Вышивка с позолотой и серебром, настоящие камни – все это казалось вульгарным.

Мой вид мне о себе ничего не говорил, кроме того, что у меня крышу снесло и – явно. Такой одежды я не видела ни у кого, кто стоял вокруг меня.

Но то, что я из другого Мира – я это нутром ощущала. Я не знаю откуда, но была убеждена, что все вокруг чужое, все – не мое.

Рядом со мной сидела незнакомая девушка, и она, наоборот, была одета как все. Джинсы, футболка и распущенные длинные льняные волосы. Глаза серые, крупный рот, мало косметики...

Вся ее необычность заключалась в сидящем на плече филине. Птица никогда надолго не покидала ее.

Спасительницу мою звали Ольга. Она приютила меня и сказала, что меня зовут Дарьяной. Что это она меня принесла в свой Мир с поля битвы, чтобы спасти. Когда я очутилась у нее дома, она меня поила микстурой, лечила синяки и легкие царапины.

– Плохие раны... – приговаривали она.

Но я так ничего и не понимала. Почему плохие? Они не болели! Но она их лечила примочками с травами и даже накладывала компресс.

Ольга жила с родителями и младшей сестрой в собственном доме, на окраине мегаполиса. Но сейчас родственники отсутствовали. И весь дом был в ее полном владении...

Я быстро привыкала к новой жизни, научилась пользоваться техникой, даже научилась себя как-то развлекать, словно я родилась в этом Мире и мне было все родным и узнаваемым. Оля через своих знакомых записала меня на бальные танцы и художественную гимнастику. Тренеры только посмотрели, как я гнусь и повторяю за девушками, и зачислили меня в свою группу. Гимнастика стала моей отдушиной.

Тогда я поняла, что Оля знает обо мне больше, но молчит.

И меня понесло:

– Ты знала, что я гимнастка! Ты знаешь обо мне что-то, но ничего не рассказываешь! Почему?!

Оля загрустила, и ее длинная челка закрыла глаза

– Ты должна верить мне. Я не желаю никому ничего плохого. Твой путь сменился после поражения в последней битве. Сменилось все. Я только спасаю нас всех и пытаюсь сделать все возможное, чтобы ты навыки не потеряла. Тебе нельзя бросать танцевать. Ходи и на танцы, и на гимнастику. Ты должна уметь танцевать и соло, и с партнером.

– Я и не собиралась бросать! – возмущалась я. – Гимнастика у меня в крови. Только я не понимаю, как это все связано. Ты меня забрала с поля боя. Ты знаешь, как попасть туда. Я могу найти там своих близких... Они помогут мне все вспомнить. Я хотя бы пойму: кто я такая!

– Твой город пал. Там никого нет. А тебя разыскивают как преступницу, – вдруг ответила она.

– Что?!

– Когда твой малый отряд проиграл – я подобрала тебя. Это был единственный шанс спасти всех нас. Если бы я оставила тебя... Тебя бы съели. Никому лучше бы не стало, правда? – говоря это, Оля почти плакала. Она словно чувствовала себя виноватой, что спасла меня.

– Наверное... – нет, я не сомневалась, что надо было меня спасти, но меня удивляло поведение Оли. – Почему они меня считают преступницей?

– Потому, что следов твоей гибели не нашли. Они думают, что ты с врагом сбежала.

– Я – воин?! Я дралась, я воевала?.. Поверить не могу!

Я еще раз взглянула на себя в зеркало. Во мне сорок пять килограмм – не больше! Я выгляжу как балерина! Какой я воин?! И лицо у меня смазливое. Вроде как двадцать, а дашь все пятнадцать.

– Почему ты моим друзьям не отнесла меня?

– Потому что я не знаю, где они сейчас находятся. А если бы знала – они бы меня не впустили. Даже с тобой. Сейчас военное время. Закон суров. Ты не можешь вернуться, – Оля тяжело вздохнула и твердо заключила. – У тебя нет попечителя. Ты ничего не помнишь. Тебя убьют, если не враги, то – свои.



Маргарита Смирновская

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться