Марианна

Глава 1. Мари

Принцесса Мари сидела на отцовском троне и беспардонно болтала ногами в шелковых розовых туфельках. Никому, однако, не было дела до этого неожиданного нарушения всех возможных приличий. Всего час назад в муках скончался ее обожаемый отец, и теперь не оставалось совсем никого, кто мог бы контролировать юную принцессу. Она смотрела в высокое витражное окно, пытаясь в абстрактном наборе цветных стекляшек разглядеть картину, которую видел автор. Мари подтянула сползший чулок, прикрыв воспаленные сухие глаза.

Всего за два месяца она потеряла всю родню. Сначала заболел отец, эта новость привлекла, как стервятников, всех родственников, ближних и дальних, во дворец. Принцессе было только тринадцать лет, управлять королевством она не могла, потому все ожидали назначения регента, которому предстояло занять трон, а точнее место позади и справа от него, до замужества принцессы.

Королевство их, хотя и было маленьким, находилось на пересечении крупных торговых путей. Полезными ископаемыми и уникальным климатом они были обделены, зато умело пользовались богатством собственных соседей и положением на карте мира. С трех сторон они к Восточным горам маленькое независимое герцогство, крупнейшего добытчика драгоценных камней и золотой руды в мире. Грамотная политика и защищенность границ сделали их весьма богатым государством, а принцессу – завидной партией для наследников всех королевств, даже удаленных.

Смерти королевских родственников были разнообразными и столь непредсказуемыми, что стороннему наблюдателю могло бы быть смешно. Королеву понесла лошадь на охоте, ее труп нашли в ущелье, изуродованный и жалкий. Ее сестра погибла по возвращении с королевских похорон – поскользнулась на ступеньке кареты, лошадь наступила ей на голову, а брат повесился в той же карете на собственном шейном платке в следующую ночь. Двоюродные братья короля погибли, отравившись заморским фруктом, который привезли в дар соседи из южных стран. Все остальные, отведав фруктов, чувствовали себя чудесно. Мать королевы убила сама себя, проткнув вязальной спицей шею насквозь. Троюродная тетушка короля застрелилась из артиллерийского орудия, написав записку с просьбой не винить никого в ее смерти. Все это произошло на территории дворца. Сообщения о смертях более дальних родственников приходили по почте, некоторые не доехали до дворца считанные мили. И вот утром в день смерти короля во дворец прибыл молодой мужчина, назвавшийся Оливером. Оливер был обедневший граф, который предпочитал не выбираться за пределы собственных владений.

Никто из прислуги и притихших придворных не видел его раньше, зато король, едва графа привели к его ложу, так обрадовался, что даже почувствовал облегчение. Уже неделю он не вставал с постели, а при виде Оливера потребовал, чтобы ему помогли сесть и принесли горячего супа. Еще до того, как приказ был исполнен, король составил документ о передаче управления королевством и назначении графа регентом. Позже он позвал к себе дочь. Их разговор длился без малого час, принцесса вышла из покоев отца в слезах. А к вечеру король умер.

И вот Мари сидела в тронном зале. Уже послезавтра ей предстоит принимать соболезнования, послезавтра тело ее отца будет предано земле, и она останется одна в целом мире. Хотя она никогда не была послушной девочкой, ее капризы изводили весь замок, а о надменности маленькой принцессы ходили слухи, все же ее бесконечно любили, и потерять эту любовь для нее было подобно смерти. Будто кусок ее души вырвали и бросили в землю. Последние слова отца только сделали еще больнее.

― Доченька, ― ласково обратился к ней король, едва она заперла за собой дверь, ― ты видишь, как я болен. Меня отравили, и делали это очень давно, хотя понял я только сегодня. Ты осталась единственной наследницей трона, это большая ответственность. Но ты в опасности.

То, что он говорил дальше, заставило слезы на ее лице сначала высохнуть, а потом потечь с новой силой. И теперь она мучительно обдумывала каждое его слово, став ненадолго будто не самой собой. В тринадцать лет она осталась единственной наследницей королевства, которым управлять ей не суждено.

 

Регент был троюродным дядюшкой жены брата матери Мари – родственником, возможно, и не слишком близким, более того, не кровным, зато живым. Оливер был чрезвычайно деятельным, таков был его характер, однако даже для него свалившаяся ответственность оказалась слишком большой. Он, уже получив из рук короля подписанный указ, не мог поверить в произошедшее. Ответственность тяжким грузом легла на его плечи, заставив чуть неестественно распрямиться.

Поскольку на трон он претендовать не мог – в его жилах не было и капли королевской крови, науке управления королевством обучен не был. Однако самым первым и осознанным его решением было заменить прислугу и отослать придворных. Отравление короля и множество смертей, ни одна из которых не имела свидетелей, казались ему неосуществимыми без участия кого-то, кто постоянно присутствовал во дворце. Уже через пару дней был набран новый штат слуг, для придворных же ворота остались закрытыми – регент первым указом объявил траур по королевской семье.

Мари показалась ему неуправляемым подростком – еще не оформившись как личность, она получила ужасный удар, и оттого ее отрицательные черты стали еще более заметными и явными, по крайней мере, сам он оправдывал ее склочный характер, множество истерик, капризы и озлобленность. Сам Оливер обращаться с детьми не умел, зато он был молод – ему только полгода назад исполнился двадцать один год – и помнил, как иногда не хочется, чтобы тебе указывали и постоянно одергивали. Он пытался управиться с принцессой разговорами и вежливым обращением.



Татьяна Марк

Отредактировано: 14.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться