Мёртвые звёзды

Глава 1

Космос. Что может быть прекраснее сияния звёзд и их бесчисленных множеств, что образуют системы, галактики, скопления? Люди полностью изучили родную Землю, познали все её тайны и отправились на пустынный Марс, затем изучили Венеру и так с каждой планетой солнечной системы. Шли года, десятилетия, и земляне отправились бороздить каждый уголок галактики, затем продвигались всё дальше и дальше, пока не покорили лакомый кусочек видимого космоса.
Одинокий космический корабль плыл по космосу с самого Сауруса. Пункт назначения достаточно необычный для обывателя — Пекка. Мертвая планета, которая не в состоянии оправиться от ядерной войны самостоятельно. Люди её угробили, значит, люди и ответственны за восстановление, хорошо хотя бы признают вину.
Терраформирование — дело непростое, требующее много времени и сил, поэтому в экологическое сообщество идут служить усидчивые ребята. Быть солдатом не просто, так же непросто, как и посвящать себя науке. Совместив эти профессии, мы получим статус терраформера. Достаточно престижно по современным меркам. Высокая заработная плата и признание со стороны общества того стоят, а родители могут хвастаться перед своими друзьями и знакомыми, что их дочь терраформер. Прямо-таки гордость семьи.
За иллюминатором мерцали звёзды, переливаясь всеми цветами спектра, отражаясь от сверхпрочного стекла. Космические пейзажи радовали глаз, но чуть позднее надоедали своим однообразием, и приходилось отвлекаться на разговоры с сослуживцами, которые Вероника так не любила. Она волновалась, это была её первая экспедиция, первый отряд, с которым ей приходилось работать, да ещё и капитан не шибко опытный, хотя, все экспедиции под её руководством были успешны.
Летели они обычным военизированным бродом с сине-зеленым флагом Государственного Объединения Экологов на бортике. Всего их было пятеро: Капитаном выступала Леонтьева, в подчинении которых были Пономарёв, Тимофеев, Самойлова и Демидова. На такое количество и рассчитан брод. Малое число связано с тем, что это первая волна терраформеров, так сказать, те, кто удостоен чести первыми ступить на Пекку после апокалипсиса.
До приземления остались считанные минуты, капитан дала команду проверить экипировку и подготовиться к высадке, что ребята и сделали.
— Ну как тебе начало экспедиции, Демидова? — Пономарёв подмигнул ей.
— Никак, она начнется, когда мы высадимся, — съязвила Вероника и отвернулась от него.
— Не обращай внимания, кто-то просто не в духе. — вмешалась Самойлова, защищая сослуживицу.
— Я всегда не в духе, на заметку.
Брод вошел в загрязненную атмосферу Пекки, падая сквозь пучину радиоактивной пыли и облака, наполненные кислотными осадками. Можно было проглядеть рельеф местности, что отличался абсолютной гладкостью. Брод собирались посадить на равнину. Лишь небольшие холмики кольцом сжимали её, будто брали в плен. Виднелись остатки былой цивилизации. Наполовину разрушенные небоскребы горделиво стояли среди зданий поменьше, а дальше — частный сектор, вернее то, что от него осталось. Это была столица Пекки — Стона. Словно каменные джунгли после пожара.
Ядерные удары повлекли за собой природные катаклизмы, штурмующие планету, по сей день. Однако, без людей природа расцветала, припеваючи отдыхала, и не заметно, что каждую секунду травится радиацией.
Брод тряхнуло, будто попал в зону турбулентности, затем послышался громкий хлопок, только не хлопок это вовсе, а взрыв двигателя.
Они пробовали поставить брод на автопилот, однако ничего не получилось.
 Брод стремительно падал, сгорая в атмосфере. Катапультироваться не удавалось и лучшее, что капитан могла придумать — раздать всем парашюты. Леонтьева прыгала в последнюю очередь. Ветер разнес их совершенно разных направлениях, что очень и очень плохо для них. Поисков еще не хватало.
Летела Алиса долго, боялась, то парашют не раскроется. Её несло к центру города, как она думала. Сердце бешено колотилось, по телу потек холодный пот.
Парашют звучно раскрылся, до поверхности Пекки осталось каких-то пятьсот метров. Ветер уносил её всё дальше и дальше от своих коллег, что заставляло нервничать. Она всегда нервничала, если что-то не шло по плану.
Леонтьева сняла рюкзак и, оставив парашют, спешно покинула место приземления. Вокруг ни души, лишь слышно тихое щебетание пташек на мертвых ветках. Аж не по себе от этого. Она прошла дальше по улице, оглядываясь по сторонам. Всё такое заросшее, и темное, деревья приняли ржавый окрас из-за радиации. Ей было бы интересно встретить кого-то, кто не захотел эвакуироваться или не осталось мест.
В проулке появились силуэты, предположительно мужской и женский, они разговаривали о каких-то документах. Как учёный Алиса слишком любопытна, поэтому решила подслушать их разговор, спрятаться, пока не уйдут. Вдруг они враждебно настроены, или будут думать, что Алиса враждебно к ним настроена. А оружия с собой нет. Только еле живой коммуникатор.
— Викторовна, мы договаривались на тридцать процентов, а не на двадцать пять. — Возмущался, как оказалось, мужчина.
— Что-то не нравится — не работай на меня. И ты ничего со мной не сделаешь, ни сейчас, ни потом. Мои люди повсюду. Даже сейчас за нами наблюдают. А ты кто такой?
— За нами кто-то следит, и это не твои люди. — прошептал он на ухо Викторовне.
Викторовна обернулась и непонятно кому кивнула.
— Эти документы важны, но не до такой степени, чтобы ими можно было бы спасти планету, Фёдор.
— Я ухожу, я больше не работаю на тебя. Давай мне свои двадцать пять процентов, и я уйду …
Алиса так и не дослушала таинственный разговор, получив по затылку прикладом автомата. Она сразу же потеряла сознание. Викторовна не спеша подошла к её телу и спросила у девушки, которая только что вырубила незнакомку.
— Лицо знакомое? — спросила женщина.
— В первый раз вижу. И снаряжение не наше, и даже не лимпов.
— Фёдор, ты уходишь, но можно попросить тебя донести ее до отеля? Я сделаю тебе скидку в баре.
— Уговаривать не надо, я так дотащу.
Алиса провела в отключке примерно с час. Она очнулась, прикованная к кровати не в состоянии пошевелить рукой, ибо рука затекла. Перед глазами мерцали звёзды, будто она вновь оказалась в космосе.
— Отпустите меня! Эй! Я не знаю, кто вы, но я вам ничего не сделала.
— Проснулась, красавица, — усмехнулась Викторовна.
Около Алисы все столпились, и медик, и та, что вырубила её, только об этом Алиса пока что не знала.
— Голова раскалывается, где я? — взволнованно спросила женщина.
— Добро пожаловать в Отель.
— А казалась крепче, чем я думал, сколько пальцев я показываю?
 — Три.
— А сейчас?
— Два.
— Сотрясения нет, — констатировал медик, — с остальным все в порядке, я тут больше не нужен. — Мужчина скрылся из виду.
— Что произошло? — щурясь от боли, спросила Алиса.
— Я вырубила тебя прикладом, невнимательная ты для следопыта. — Сказала девушка с ухмылкой.
— Развяжите меня, пожалуйста, я не опасна, особенно в нынешнем состоянии.
— Как тебя зовут, милая моя?
— Алиса я, Леонтьева. Капитан ГОЭ, прилетели сюда на экспедицию.
— Что такое ГОЭ? — перебила рыжеволосая девушка.
— Государственное Объединение Экологов.
— Меня можешь звать Викторовной. А это Саша — моя правая или левая рука.
— Приятно познакомиться, но может быть, вы меня отпустите. И совсем не обязательно было бить меня по голове.
— Не нужно было следить за нами, что ты услышала во время разговора. — Спросила женщина.
— Только про какие-то документы и спасение планеты. Я никому не скажу, честно.
— «Честно» — нехорошее слово для нашей местности. — Встряла Саша.
— Где остальные члены экспедиции? Не прилетела же ты в одиночку.
— У меня такой же вопрос, у брода, на котором мы летели, взорвался двигатель, нам пришлось срочно покинуть его, всех разнесло в разные стороны. Я надеюсь, что все живы.
— Надежда это хорошо, но тебе надо быть реалисткой, лимпы сто раз их убили, если засекли, а поверь мне, они засекли.
— И что мне делать? Как быть? Я пойду их искать, только уберите наручники! — она начала нервничать.
— Успокойся, Алиса. Ты теперь наша гостья. Саша, — она указала на наручники. Саша нашла ключик и освободила пленницу, которая в считанные секунды стала гостьей.
Алиса резко встала с места, и у нее закружилась голова. Пришлось присесть на пару секунд, а потом двигаться более плавно. Жутко хотелось пить, прямо как после попойки.
Первым делом Викторовна повела её в столовую, где накормила вкусным супчиком из собаки и прекрасным гуляшом. На кухне она не была, поэтому сложно сказать насколько там чисто или грязно, но столовая для постапокалиптического города очень даже неплохая побелка была, как новая, стулья солидные и чистые столы.
Еда Викторовны — её гордость. Готовила она великолепно. Снабжала самых близких и верных ей людей, так сказать, от всего сердца.
Леонтьева вспомнила о своём коммуникаторе и о том, что нужно поставить геометку. Всё бы ничего, только он треснул в основании и не включался вовсе. Она начала нервничать ещё сильнее, этот процесс необратим.
— Ты можешь остаться здесь, но при одном условии — ты работаешь на меня. Деньгами не обижу, только мы тут спичками расплачиваемся.
— Мне нужно найти коллег. — Она помотала головой.
— А кто тебе запрещает их искать? Смотри, ты параллельно занимаешься, чем хочешь, только выполняй мои поручения. Без коммуникатора тебя никто отсюда не вытащит. А здесь ты поднимешься. Ты эколог, что мне, что тебе это на пользу. Будешь зарабатывать на прогнозах развития нашей планеты.
— Экология немного не то изучает. — Поправила ее Саша.
— Ой, а ты не умничай. — проворчала Викторовна. — Мы, можно сказать, спасли тебя от растерзания собаками или того хуже — от лимпов. Ты мне должна, милая моя.
— Кто такие лимпы?
— Террористическая организация, которая захватила планету. Все, кто остались должны были либо примкнуть к ней, либо умереть. Как видишь, мы с Сашей живы. Ну, так что решила?
— Раз уж я вам должна… Я благодарю вас за помощь, только, действительно, не стоило мне пытаться проломить череп.
— Лучше бы проломила, — съязвила Саша.
— Вот и поговорили. — с невозмутимым видом сказала Алиса, поправив прическу.
Викторовна попросила Сашу провести экскурсию по отелю, но Алиса отказалась и пожелала показать её номер. «Будь как дома» — еле-еле выдавливая из себя произнесла Саша.



Валерия Строганова

Отредактировано: 09.04.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться