Мёртвый свет

Мёртвый свет

Лежа на гранитном полу, Лилия пришла в себя и открыла глаза. Голова играла в карусель, кружась и болезненно пульсируя. Грудину и ребра стягивала тупая боль. Лилия запустила руку под куртку и извлекла небольшой, но толстый томик Библии. На обложке зияли два углубления от пуль, с обратной стороны отверстий не было. Лилия раскрыла книгу и улыбнулась. Ветхий завет пробит насквозь, новый – наполовину. Она отшвырнула Библию и, поморщившись, встала.

Мертвый свет сквозь витраж разграбленного супермаркета дотронулся до её лица. Это уже было другое лицо… Скулы немного заострились, глаза сузились, а рыхлые щеки пропали. Черной смоли длинных волос коснулась едва заменая седина.

Женщина присела на корточки и погладила плечо мертвого мужа. Слезы мелким дождем оросили лицо трупа, с огнестрельным повреждением на виске. Вчерашняя стычка с мародёрами закончилась трагедией. Борьба за остатки ресурсов на гибнущей планете приобрела вселенский масштаб, став итогом смертельной вирусной пандемии, разразившейся полгода назад.

Лилия обыскала магазин. Опустошенные стеллажи ничем не порадовали. Мародеры все подчистили. Единственной полезной находкой оказался кухонный нож, завалившийся под пустой прилавок с надписью «Колбасы».   

Начинало темнеть. В городе оставаться становилось опасно. Ожившие могли появиться в любую минуту. Густая тишина опускалась на землю вместе с сумерками.  Небесный пурпур еще некоторое время сдерживал клочья мглы, но постепенно уходил в небытие… Тьма, растекалась угольными облаками и, сливаясь в единый поток, окутывала пространство.

Одинокая фигура Лилии бесшумно скользила по проселку прочь от мертвого города. Губы чуть слышно шептали еле различимые слова, растворявшиеся в ночном воздухе:

«Огонь жизни погас,

Ты теперь в лучшем мире,

Не сказавши прощальных фраз.

Я оставлю мольбы из псалтири.

В пустоту обращаю свой глас».

 

Казалось, она брела бесцельно, но быстрый шаг и ровная походка говорили  обратное. Дорога перетекла в шоссе, разрезав пустынную степь. Ночные птицы издавали несмелые звуки, словно, скрывались от невидимого врага.  Молодой месяц тускло высвечивал ленту асфальта, терявшуюся в темноте.

Спустя пару часов на обочине в кювете показался силуэт брошенного автомобиля. Черный седан, слегка наклонившись, уткнулся в землю спущенными колесами. Лилия подошла вплотную и заглянула в темноту глухих окон. Сквозь тонированные стекла ничего не видно. Она прижалась лбом к боковому стеклу, прикрыв его ладонями. Из глубины салона метнулась тень, и оскаленная морда впечаталась в стекло перед лицом Лилии. Женщина отпрянула, но запутавшись в прошлогодней траве, грохнулась на землю.  Зомби остервенело скреб по стеклу зубами, раздавливая о твердь гнилые десна и губы. Не мигающие глаза пожирали взглядом человека. Автомобиль, чуть покачиваясь, сдерживал тварь. Лилия поднялась на ноги и приблизилась к прозрачной перегородке, отделяющей  жизнь от смерти. Она посмотрела смерти в мутные глаза, вытащила из-за пояса нож и, сделав шаг назад, резко распахнула водительскую дверь. Оживший вывалился наружу, упав мордой в траву, и на мгновение потерялся в пространстве. Одной ногой Лилия наступила ему на спину, придавив к земле и, с размаху, вонзила нож в затылок.  Глухо всхлипнула затылочная кость, зомби замер.

Звезды осветили распростёртую фигуру мертвеца, одетую в черную униформу безопасника. В прошлой жизни это был спортивного вида охранник с бритой головой. На его ремне в кожаных ножнах болтался охотничий нож и подсумок с перцовым баллончиком и наручниками. Лилия нацепила трофейный нож и подсумок себе на пояс, оставив кухонный торчать в затылке. Затем, перевернув тело, обшарила карманы. Удалось раздобыть зажигалку, сигареты отшвырнула в сторону. Обыскав машину, на заднем сиденье наткнулась на деревянную бейсбольную биту с ремешком в основании рукоятки. Головная часть биты утыкана шипами из толстых гвоздей. В багажнике ждала приятная находка - армейский вещмешок, внутри которого, оказались несколько банок тушенки, пакет сухарей и запечатанная пластиковая полтарушка  с водой. Лилия открутила пробку и жадно припала к горлу, опустошив за раз половину бутылки. Затем вскрыла консерву,  усевшись на порог открытого багажника. Поддевая куски мяса охотничьим ножом, хрустела сухарями и смотрела на звезды.

Холодный месяц почти не освещает тёмную степь – лишь облака вокруг. А на равнине едва заметный бледный отблеск, да чуть приметные сгустки теней. Всё как-то зловеще, но в тоже время многозначительно и смиренно. Смиренно, если не трясешься от каждого шороха, если готов выживать, если не гнешься под перстом судьбы, а тянешься сквозь невзгоды к звездам, к жизни...  Ради будущего... В память о прошлом... Не потеряв настоящее...

*   *   *

            Весь следующий день Лилия брела по шоссе. Завидев издалека оживших, она сворачивала в редколесье, прячась в кустах, в ожидании, когда те пройдут мимо. К вечеру она наткнулась на придорожную деревушку. Скоро стемнеет. Необходимо найти убежище на ночь. Лучи закатного солнца оставляли кровавые борозды на небесной глади. Пустые глазницы полуразвалившихся изб с любопытством уставились на одинокую женщину с бейсбольной битой наперевес, вошедшую в заброшенную деревню.

Впереди показалось добротное подворье с массивным домом  и еще не ветхим забором. Подходящее место для ночлега, а, возможно, там есть еще и продукты. Всматриваясь в вечерние сумерки, Лилия свернула на усадьбу. Дверь бревенчатого дома нараспашку, будто кто-то в нем побывал.



Рафаэль Дамиров

Отредактировано: 13.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться