Метод

Метод

- Мы не можем понять в чем дело, определить причину, - сказал доктор, - физически вы здоровы, психически тоже…
- Но жизнь из меня уходит, - усмехнулся Сливин.
- Да…нет, - доктор нервно поправил очки, - результаты генетических исследований придут на следующей неделе и мы…
Он вздохнул.

- Давайте не будем опережать события.
- Не будем, - согласился Сливин, - позвоните мне?
- Разумеется, - док просиял, - как только, так сразу. А сейчас прошу меня простить…пациенты…
Они пожали друг другу руки и Сливин, опираясь на трость, побрел между корпусов к выходу.


У машины его поджидала жена.
- А где охрана? – спросил он.

Она сделала затяжку и бросила под ноги тонкую дорогую сигару.
- Отпустила погулять. Если честно, они меня задрали своими каменными мордами…
- Но-но, - он посмотрел, как голубь склевывает  хлебную крошку, - конечно, они туговаты в смысле беседы, но дело свое знают. Зря ты. Я вот тоже без охраны ходил, и может, кто мне какую гадость и подстроил.

- Кто это? – удивилась она.

- Кто-кто, Лаврентьев тот же, к примеру. Мы с ним конкуренты, не забывай. Когда я взял ноябрьский тендер, он чуть с ума не сошел.

- Да ну тебя, Кирюш. Вечно тебе киллеры всюду мерещаться…
- Ох-ох, сейчас такие технологии, что мимо прошел, распылителем пшикнул и вирус тебя по генетическим маркерам опознал и вырубил. А остальных не тронул. Понимаешь? Нет, Нина, паранойя в большом бизнесе – это нормально. Точно тебе говорю.

Он уселся на заднее сиденье и сложил трость. Раскрыл томик Монтеня, отключил телефон и углубился в чтение.  Через минуту Сливин начал смеяться, не обращая внимания на удивленные возгласы жены. Это ж надо такое придумать.

«Эпикур  считает,  что  мудрец  не  должен   предугадывать   будущее   и тревожиться о нем». Этот нищеброд никогда не имел активов стоимостью в триста миллионов долларов, так что предугадывать будущее и тревожится о нем, ему действительно не стоило. 

На подъездной дорожке Сливин с улыбкой захлопнул книгу и повернулся к жене.

- Ну что, поужинаем дома? Майянская кухня?

- Такой не существует, - она потерла большим пальцем его гладкий подбородок, - но предложение заманчивое.
 

Сливин смотрел, как медленно движется Луна по ночному небу. Кажется, стоит на месте, ан нет, движется. Так и жизнь человеческая. Он поерзал в шезлонге и вспомнил, что оставил бокал с вином на картотечной стойке, в библиотеке. Ладно, фиг с ним. Он повернулся на бок. Нинка в последнее время любвеобильная стала, чуть что - в постель. Завелся, наверное кто-то на стороне, ну, пусть развлекается. В ее-то годы он сам был не дурак гульнуть, главное, башню не терять. Так что, пустяки все это. Гораздо интересней вопрос – кто его грохнул. Да-да, грохнул. Он уже не сомневался, что результаты из «Генома» придут чистыми. А он тихо угаснет. Кто-то что-то использовал и времени не хватит выяснить что именно. Лаврентьева  он, конечно, для красного словца помянул. Этот слюнтяй только и может напиваться до состояния «блю» и неразборчиво бубнить угрозы по телефону в три ночи. Так что нет, Лаврентьев не вариант. А вот трое других вполне могут. Рыков, он ему, фактически, блокировал сегмент быстрой кухни на заправках, Федирский, который спит и видет, как бы выбить Сливина с должности Председателя Правления «КапутЭкспо» ну и Мармеладушка. Мармеладушка – это отдельная тема. Мармеладушка влюблен в Нину, Мармеладушка в присутствии Нины превращается в кисель, и вот, ненависть Мармеладушки к Сливину настолько велика, что крыша может протечь в результате случайной мыслительной флуктуации. Все бы ничего, но Мармеладушка неплохо поднялся на своих книгах и вполне способен на оплату услуг не совсем обычного киллинга.

Он как-то пытался читать его произведеньица, и дело  чуть до рвоты не дошло. Как народ вообще это покупает?

«Космический корабль величественно перемещался в гиперпространстве»

«Она вскинула руку с бластером и тремя выстрелами свалила снадурга на землю. Умирающий зверь еще долго сотрясался всем корпусом и пел песнь ухода» Блюэ.

«Он мощно воздел руки». На этом месте Сливин завершил чтение.

Нет, он любил полет мысли, удивительные миры. «Хроники Амбера» Желязны он до дыр зачитал.

И «Двери в песке». И «Князь Света». Но сегодняшний мусор на книжных прилавках и, в особенности, тот мусор, который штампует Мармеладушка, он потреблять категорически отказывался.

Сливин потянулся к столику за сигаретами и вспомнил, что уже как месяц бросил.

Ладно, вернемся к нашим баранам.

Кто еще может быть?

Собственно, на этом можно остановиться. С остальными он разошелся бесконфликтно, а всякая мелочь пузатая может отдыхать.

Да, конечно, есть еще так называемая фигура Икс или фактор неизвестной персоны. Кто-то просчитал все наперед и озаботился устранением препятствий. Такое тоже возможно. Но маловероятно. Не в нашей стране.

Сливину показалось, что сзади кто-то стоит.

Он быстро обернулся, но это лишь шевелилась занавеска у входа в террасу.

«Чего это я?», - подумал он, - «скоро сдохну, а боюсь. Наверное, надеюсь еще на что-то»

Где-то в глубине дома часы пробили полночь.

Сливин покряхтывая поднялся с шезлонга, надел тапочки и шаркающей походкой Председателя Правления «КапутЭкспо»  покинул террасу.



Пасель Омар

Отредактировано: 24.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться