Межморье. Последнее пророчество.

Пустошь на закате.

Над пустынной равниной сгущался закат. Осенью, в Межморье, он безумно красив, его краски завораживают, и каждый осенний вечер в стране мог бы рождаться поэт, если бы жители страны не были бы самыми обычными созданиями. Здесь живут простые люди, горожане, фермеры, рабочие. В столице управляют миром вельможи. В уединенных лесах обитают эльфы. Под землей трудятся не покладая рук гномы. Каменные кварталы с домами, сложенными из неподъемных для других рас камней, упиваются своей непримиримостью орки. Озера с нежно-голубой водой – территория водных демонов и русалок. В бесконечных лабиринтах гор осваивают подземелья темные эльфы. Но этот закат навевал удручающие мысли. На душе становилось тревожно. Казалось – мир затих в ожидании самого худшего. По прекрасной равнине, озаренной кровавым светом, верхом, неторопливой рысцой, двигалась черная фигура.

В равнине поселения встречаются крайне редко. Чаще всего, это – темпераментные дикари. Их места обитания обходят стороной путники и путешественники. И только уединенная таверна с логичным названием «Пустошь» была обитаема. Сегодня ее ждал приток посетителей. Осенью в ясный день обитатели Межморья нашли пути встретиться в таверне. И это решение стало последним в их жизнях.

Хозяйка таверны – крупная светловолосая женщина с голубыми глазами, с северным акцентом, Сильвия, равнодушно протирала свою стойку. Она славилась своим спокойствием, мужеподобной силой и одинаковым отношением к любому посетителю. Фермеры собирались к сложному периоду – предстояло убирать урожай, готовить поля к зиме, запасать необходимое на холодное время года. Эльфы, отгородившись от других высокомерием и осознанием собственной ценности, устроились поодаль и с хладнокровным видом вели переговоры с парой темных эльфиек. Их стол был перегружен вином разной крепости. Наяда в возрасте, придав огромным карим глазам одухотворенное выражение, доедала пранический салат. Поставив несколько столов вместе, дружно провожали летнюю жару маги королевской академии, колдун из дикарей пустоши и жрица с сотней черных длинных косичек. Пара близнецов-детей привносила в атмосферу свою жизнь. Они перемещались по таверне с нелогичной быстротой, оказываясь в непредсказуемых местах.

Один из них выбежал на улицу, насладиться свежим осенним воздухом. Он радостно выдохнул, глядя на безжизненный пейзаж. Но тут его взору предстал далекий силуэт. Это был человек – очень высокий и нескладный, он ехал верхом на лошади. Близнец сначала попятился обратно в таверну, но потом трусливо взвизгнул и бросился прочь, к гостиной части двора, где держали лошадей. Тут же в сторону, противоположному незваному визитеру, от таверны торопливо направился конь с маленьким ездоком в седле.

Когда в дверях появилось странное создание – все стихли. Гость был высок ростом, но даже под плащом было видно, что он сложен непропорционально. Из темноты капюшона, который не удалось снести порыву ветра, пришедшему с незнакомцем, мрачно мерцали нечеловеческие глаза. Визитер оглядел притихших гуляк и направился к Сильвии. От ее хладнокровного взора не ускользнул странный наклон головы гостя – как будто он вывихнул шею, голова была наклонена, но шел незнакомец к ней.

Приблизившись к стойке, он уперся в нее огромными руками в перчатках. От его пасти пахнуло испорченной пищей и чем-то тошнотворным.

- Я ищу дитя. – холодно заявил гость. У него был странный голос, хриплый, с нечеловеческим скрежетом. Он говорил медленно. Сильвия, отличавшаяся высоким среди окружающих ростом, смотрела на него снизу вверх.

- Твое? – многозначительно уточнила она. Голова в капюшоне наклонилась и свесилась на бок еще неестественнее.

- Моего короля. – тяжело дыша, прояснил незнакомец. Человеческая речь приносила ему невероятный дискомфорт. Он начал раздражаться. Почему-то окружающих это испугало. Незнакомец с трудом наклонил голову в их сторону. Несмотря на то, что ему было трудно разговаривать и шевелиться, от него веяло звериной силой, он наводил ужас.

- Никто здесь не видел дитя твоего короля. – поспешно объявила Сильвия, опасаясь паники. Несмотря на кажущуюся холодность, она была добрым человеком, ей не хотелось, чтобы этот непонятный визитер прервал отдых клиентов. Она пыталась скорее прояснить ситуацию. Ее желание было исполнено.

- Я чувствую запах. Не сметь мне лгать. – медленно проговорил незнакомец и закашлял. Капюшон наконец сполз. Сильвия отшатнулась. Окружающие, охнув, сорвались с мест, не зная, что им делать – нападать ли на непонятное создание, с мордой, как у огромного крокодила, в черной чешуе, с клыками и желтыми глазами с вертикальным зрачком. Существо разъяренно грохнуло огромным кулаком по барной стойке и схватило оказавшегося рядом. Это был гном – отчаянный парень, его хорошо знали в таверне. Он ловко владел оружием и мог бы измельчить множество врагов. Но этот противник был чужаком. Он разорвал гнома пополам и раздраженно бросил обе части перед зрителями.

Посетители ринулись к выходу. Существо, рыча и задыхаясь, достало оружие – меч с двумя остриями – и принялся крушить все вокруг. Среди посетителей таверны были разные создания. Они в той или иной мере были бесстрашны и владели разными видами оружия. Когда суета закончилась – вокруг лежали останки людей в простой одежде, эльфов, орков. Некоторое время ушло на тролля, и незнакомцу пришлось его отпустить – единственного из окружающих. Ему пришлось обходить комнаты, искать что-то, ведомое только ему. Он равнодушно расправлялся с теми, кто пытался спрятаться, выворачивал мебель, срывал с петель запертые двери. когда он закончил – вокруг царил разгром. Тяжело дыша, хрипя и еле волоча собственные ноги, существо вернулось обратно в таверну. Когда в дверях ему попался чей-то клинок с великосветским гербом на рукоятке – он согнулся, схватился лапой за косяк и хрипло засмеялся. Закашлявшись, он раздраженно пнул с дороги препятствие и замер, словно прислушиваясь.



Виктория Риа

Отредактировано: 04.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться