Межпланетная Авантюра

Отсек С-243

Стоял невыносимый шум. В куче питательных смесей, чистящих средств и электроники лежал молодой человек. Когда он очнулся, в глаза то и дело бил красный свет, сопровождающий продолжительный «пи-и-ип, пи-и-ип, пи-и-ип». Это продолжалось не менее сорока минут.

«Гермес», торговый корабль, цель которого состояла в прибытии в главный рыночный пункт Млечного Пути, попал под обстрел неизвестных. Результатом этого события стало полное уничтожение «Гермеса», если не считать небольшого отсека, движущегося в далёкое никуда.

— Кто-нибудь меня слышит? — спросил уцелевший член распустившегося экипажа, держась за пульсирующую от боли голову.

Не дожидаясь ответа, он начал аккуратно ощупывать панель связи, которая располагалась на предплечье костюма. Учитывая всё произошедшее, она оказалась целой, но ответа, как бы то ни было, так и не последовало.

Данное помещение не имело видимых повреждений, потому на душе у человека было мнимое спокойствие. И всё спокойствие строилось лишь на его незнании. Двери же, как бы тот ни старался, были заблокированы, а цветовая палитра панели управления окрасилась в ярко-красный цвет.

На полу лежал разбитый планшет.

— Работает! — подумал вслух он. — Так… Ага, протокол.

— «Аварийная ситуация — взрыв в двигательном отсеке — 4:53 по Земному времени. Потеря связи с отсеками A-001, A-002, A-003, — следует список из десятков номеров. — Щиты отключены — 4:55 по Земному времени. Воспламенение на трёх уровнях «Гермеса» — 4:56 по Земному времени. Состояние критическое, 56 процентов «Гермеса» разрушено и 83 находятся в отключённом от питания состоянии — 4:59 по Земному времени. Во избежание дальнейших потерь сработано «отцепление» целых отсеков: C-239 и C-243 — 4:59 по Земному времени. Если Вы находитесь на территории космополитической республики — ожидайте помощи. Руководство по внеплановому полёту находится в шкафу каждого отсека. Для экономии энергии и генерации кислорода советуем отключить тревогу», — запись отключилась.

Когда сирена стихла, лампы потухли, а комната и вовсе погрузилась во мрак, внутри молодой человек чувствовал лишь пустоту. Обречённость. Это был его первый полёт в открытый космос. И теперь, ради крошечной зарплаты на должности уборщика второй сотни отсеков С уровня, он остался в полном одиночестве. Если бы только он выбрал другую смену или иную контору… Сомнения, словно дикий космический зверь, вгрызались в мозг. Но в какой-то момент внутри поселилась надежда на то, что помощь близка. «Ведь гуманно было бы спасти меня. Да ещё и получить за это орден филантропа! Точно, так оно и будет. Я уверен…»

* * *

Точно неизвестно, сколько прошло времени с момента столкновения, но по ощущению парня — дня четыре. Достоверно проверять данные не имелось возможности: техника вышла из строя через полдня после отключения тревоги, кроме коммуникатора на плече, который не предусматривал подобной функции. Пожалуй, в такой момент в голове находятся лишь мучительное ожидание спасательного круга или же неизбежность, которая медленными шажками близится к рассудку, чтобы довести того до состояния нестабильности. Тем временем количество возобновляемого кислорода было заметно снижено. Вероятно, оставались последние сутки.

В какой-то момент человек почувствовал, как что-то стукнуло корпус отсека. Потом ещё раз, и ещё, пока не создалось ощущение окружения иного со всех сторон.

«Неужели ребята из спасательной бригады?!»

Пускай он и не знал, что происходит в подобных ситуациях, осознание всплыло через полчаса: отсек С-243 попал на орбиту n-ого объекта. А точнее, в скопление космического мусора. Скорее всего, астероиды, подумал он.

— Ха-ха-ха, — послышался смех, огорчённый и, должно быть, безумный. — Господи…

Девять квадратных метров постепенно превращались в гроб. Впрочем, ничего особенного в этом не было, ведь уже на протяжении тридцати лет (с 2053 года) эта практика стала одной из самых популярных видов захоронения. Правда, не заживо.

Странный ход мыслей перебил скрежет металла о камни. Через мгновения отсек задрожал, а человек кувырком полетел из стороны в сторону, повинуясь силе извне. Вдруг всё стихло: ни звука, ни единого движения. Затем с такой же неожиданностью донёсся до боли знакомый звук сцепления отсеков — работа на космодроме не прошла даром. Словно сверхсветовой корабль, тёплая дрожь резко успокоила человека. Радость накопилась дополна, от чего излишки выходили в виде улыбки до ушей.

Дверь начала медленно подниматься. Когда на том конце показался пузатый, шириной почти в дверной проём, инопланетянин, парень попятился и упал. По морде неизвестного было видно, что он и сам не ожидал данной встречи. Вдруг изо рта прибывшего вместе с неизвестными звуками полетели сгустки тёмно-зелёной слизи. Часть выделений попала на комбинезон землянина, от чего тот, не сдержавшись, обрыгался. В ответ на это пришелец повернулся назад и словно кого-то окликнул. Появился точно такой же (за исключением маленького пучка зелёных волос на затылке) пузатый уродец. Человек был уже почти готов оказаться либо на мушке орудия, либо в инопланетной пасти, но такого он ожидать не мог — двое начали хохотать. Несмотря на обильные выделения мерзости, землянина больше не тошнило — желудок опустел. В этот момент в голове появилась грандиозная мысль: «Переводчик!»

Поднявшись на ноги, он принялся тыкать по коммуникатору пальцами. Один из пузатых достал ствол, который, в свою очередь, был на уровне человеческой головы. Из пасти донеслось нечто похожее на «Рошх урх!» Через секунду руки были подняты, но переводчик, к счастью человека, был включен.

— Ты погляди на это ничтожество! — прошептал второй, стоящий за спиной первого. — Да он, видать, из рода гладеньких, с планеты Хренова Дырень.

— Стойте-стойте! — заговорила мишень, — Мой корабль потерпел крушение, он разрушен, и я один из немногих, кто выжил. Пожалуйста, помогите мне попасть на рынок Млечного Пути или… ближайшую колонию Земли.

— Так ты говоришь на нашем с помощью этой штуки, — скользкие пальцы указали на коммуникатор. — Что ж, мы поможем тебе, — прошептал пришелец.



Твоё нутро

Отредактировано: 13.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться