Миры и судьбы . Мир № 3

Размер шрифта: - +

Часть Первая, глава первая Анна

************************************************************

... Кто сказал , что горе наваливается , как лавина ? Одномоментно накрывая с головой , заполняя ужасом и страданием каждую клеточку , давя и пригибая , убивая все живое , уничтожая само желание жить ? 
Лавина не бывает статичной , она в вечном движении . Заполонив и уничтожив все не своем пути , оставляя после себя , пусть исковерканную , пусть неживую , но уже освобожденную , готовую со временем возродиться и дать ростки новой жизни , землю (душу) , устремится вдаль ... Наверное те , кому дано пережить такой шквал и взрыв , все же счастливее тех , кто заледенел в сугробе , ежедневно , ежечасно , ежеминутно обновляемом и наметаемом тихой позёмкой боли ... 
Прошло уже больше полугода со дня похорон Гришеньки , и хотя Анна изо всех сил старалась держать себя в руках , удавалось ей это не всегда . Если , находясь "на людях" , она еще кое-как справлялась со своим отчаянием , то приходя домой , оказавшись за наглухо закрытой дверью , отпускала свое горе на свободу . И оно глумилось и куражилось над женщиной , заставляя ее не плакать , нет , выть , как смертельно раненный зверь , биться головой о стены и мебель , а потом , устав , мычать что то нечленораздельное , монотонно раскачиваясь на стуле , прижав к груди любимую игрушку сына , не видя и не слыша ничего вокруг , не желая выбираться из ставшего уже привычным , сугроба отчаяния и боли . Отталкивая руки , протянутые к ней , что бы хоть как то помочь ... и чем больше проходило времени , тем глубже Анна погружалась в пучину отчаяния . 
Толику очень скоро надоела мрачная атмосфера в доме . Надоела ежедневная жареная картошка , плохо выстиранное белье , недостаточно протопленный дом . Надоела угрюмая жена и ее вечно молчащая дочь , а потому он все чаще и чаще стал после работы уезжать к матери или брату на хутор , где ему всегда были рады , где ловкая Матрена умела и приготовить , как надо и подлить в рюмку сколько хочешь и подсыпать соли на больное , уже когда хотелось ей . Очень скоро ее излюбленной забавой стал вселенский плачь по умершему внуку и огульное обвинение Анны в смерти мальчика . Тогда Толик , набычившись и выпучив налитые водкой глаза , мчал домой ...
Уже не один раз , пришедшая вечером из школы Регина , замечала синяки на теле и лице матери . Ответа на вопрос : что это ? ей знать не полагалось , не думала и не собиралась Анна обсуждать с дочерью свои проблемы . Да , честно говоря , ей были безразличны побои мужа , в тот момент даже смерть от руки пьяного урода она приняла бы с благодарностью . Девочка старалась не слишком надоедать матери , взяв на себя львиную долю домашней работы , не приставать ни с вопросами , ни с ненужным сочувствием ...
Когда тварь не наказывается , за творимые ею мерзости , она становится самоуверенной , считая , что и это , и это , и вот это тоже , обязательно сойдет с рук , как было уже не раз до этого . Анна молча стерпит побои и никому ничего не расскажет , а девчонка ... да кто ей поверит , вздумай она кому то что то рассказать ? Кто на нее обратит внимание ?
Последний урок в школе отменили и Регина вернулась домой раньше положенного времени . Еще в коридоре по ноздрям шибанул запах пригорающей картошки , а из комнаты доносились всхлипы , кряхтение и какой то треск. Девочка застыла на пороге , увидев , что Толик сидит верхом на уткнувшейся в подушку жене и монотонно бьет ножом в подушку , все ближе и ближе у головы Анны , словно примеряясь перед последним , решительным , ударом , словно взвинчивая и подбадривая себя . Никто не заметил вошедшую девочку .
Всего несколько секунд понадобилось на осмысление увиденного и принятие решения . Уронив на пол портфель , Регина бросилась к печке , ухватила чугунную сковороду с уже во-всю горящей картошкой , и , что было сил , огрела по голове отчима . Толик взвизгнул , закатил глаза , начал заваливаться на бок и сполз на пол , потеряв сознание .
Анна так и осталась лежать ничком в кровати .
- Маам ... , - позвала девочка : - Мама , ты как ? 
Анна села , увидела мужа , обсыпанного кусками пригоревшей картошки , валяющуюся рядом сковороду , подняла глаза на дочь :
- Убила ты его , что ли ?
- Не знаю ...
Регина взяла веник и совок , смела картошку и выбросила в ящик для угля , подняла сковороду , поставила ее на край плиты , убрала с кровати растерзанную подушку и положила другую , накинула одеяло на плечи Анне :
- Ложись , мама , я к колонке за водой схожу .
Минут через пять Регина вернулась в дом , еще постояла несколько секунд , глядя на тушку отчима , вздохнула и окатила его ледяной водой .
Толик замычал и с трудом сел . Ощупал рукой голову с начавшей набирать форму , вес и цвет здоровенной шишкой . Потом постарался сфокусировать взгляд на падчерице :
- Ты что , совсем сдурела ?! Мы ж с матерью просто так ... ну типа шутя ...
- Еще раз так "пошутишь" и я тебя убью ...
- Посадят дуру ! - , припугнул Толик .
Регина улыбнулась , совсем краешком губ , совсем незаметно ... наверное так улыбалась бы , если бы могла , греющаяся на теплом камне эфа , не собирающаяся нападать немедленно , но всем своим видом предупреждающая : лучше обойти , не трогать :
- Не посадят , у нас до четырнадцати лет не сажают , у меня еще пол-года в запасе есть . Постараюсь успеть .
Толик от неожиданности аж рот приоткрыл , это ж надо ! разговорилась молчунья : 
- Умная сильно ?
- Да уж не тупее тебя .
Анна встала с постели , взяла в руки корзинку для овощей , и , словно ставя точку в разговоре мужа и дочери , сказала , обращаясь вначале к Регине :
- Подбрось угля в печь . Я в сарай за картошкой схожу . Надо ужин готовить . 
И мужу :
- Вставай , хватит на полу валяться . Еще раз руку поднимешь , помогу Регинке тебя закопать .
- Вот дуры бешеные , шуток не понимают ,- бубнел себе под нос Толик стоя накарачках на полу и пытаясь подняться ...



Рита

Отредактировано: 22.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться