Молчание - Золото

1 Билли и его «друзья»

Что касается Билли Райдера, то когда-то давно его можно было назвать честным человеком, но только не теперь. Прирожденный лидер и обладатель вздорного характера, он всегда искал возможность реализовать свой потенциал. И только благодаря своей одержимости он добился успеха среди себе подобных, таких же изгоев, мошенников и воров.

​Став капитаном быстроходного фрегата и подняв черный флаг, он быстро забыл обо всём, что связывало его с мирной жизнью, и бросился с остервенелостью и жаждой творить бесчинства в Карибском море. Должно признать, Билли был человеком узких взглядов и прожигал жизнь зазря, не ставя перед собой никаких высоких целей, и награбленные деньги он без сожаления пропивал и проматывал в борделях.

Даже резкие черты лица выдавали его подлинную натуру. Высокий лоб, изборожденный глубокими морщинами, выдающиеся вперед надбровные дуги, хмурый взгляд и мощный подбородок − всё в нём было грубо, сурово и не лишено мужественности.

Этот человек сидел сейчас напротив капитана торгового судна, которое волею судьбы повстречалось ему на пути сегодня утром. В каюте, помимо этих двух мужчин, находились еще трое. То были соратники капитана Райдера, с видом, не внушающим никакого доверия. У одного из них лицо было в крови, и создавалось впечатление, что этот оголтелый пират в бою применил не только саблю, но и зубы. Он брезгливо вытер губы тыльной стороной руки, не отводя пристального взгляда от пленника. Звали этого головореза Генри Хартголд, и был он сейчас страшен и свиреп как черт.

Другой пират, напротив, казалось был рад этой встрече. На его лице застыла улыбка беззаботного ребёнка, однако и его руки были запачканы кровью. Это был здоровенный детина по имени Томас Рэнни, глаза которого горели голубым огнем и жгучим нетерпением, будто он готовился выпрыгнуть из собственных штанов.

Третий их приятель, Ройс Джоус, сохранял полное спокойствие и серьезность, сложив руки на груди и выпятив нижнюю губу для важности.

− Вот что, мистер Митчелл, − сдержанно обратился к пленнику Билли Райдер, бросив на стол судовой журнал. − Содержимое вашего трюма нас не сильно-то и радует. Откровенно говоря, даже немного злит. Ради чего тогда были эти потери? − Тут предводитель пиратов резко подскочил и, ударив по столу кулаком, неистово закричал. − Ради двадцати мешков сахара?! Ты меня за дурака принимаешь?!

Пленник судорожно замотал головой, и два его подбородка затряслись вместе с париком.

− Никак нет, сэр.

− Ну тогда поделись с нами, приятель. Что же ты так отчаянно защищал?

− Помилуйте… − задыхаясь, пробормотал капитан Митчелл, вытирая пот со лба кружевным платком. − Вы вычистили всё, без исключения. Я ничего от вас не скрываю. Боже упаси!

Билли насупился и вновь уселся в кресло. Задрав ногу на ногу, он помолчал немного и уже более спокойным тоном продолжил:

− Мистер Хартголд, будьте так добры, сделайте этому человеку больно.​

Пират резко двинулся в сторону пленника, на ходу вынув нож из-за пояса, и вонзил лезвие в его руку, безмолвно и беспощадно пригвоздив её к столу. Капитан Митчелл вскрикнул от пронизывающей его боли и закряхтел, сотрясаясь в судорогах.

− Видишь ли, друг мой, − вновь заговорил капитан Райдер, − я не люблю тратить время впустую. Мы можем перевернуть тут всё вверх дном, и если мои люди найдут что-нибудь, то ты умрешь, и, поверь мне, твоя смерть будет долгой и мучительной. Впрочем, есть и другой вариант, он даже лучше первого. Мы можем сразу приступить к пытке и будем мучить тебя до тех пор, пока ты сам не скажешь, где тайник. Но тебе никто не запрещает сказать правду прямо сейчас.

− Я думаю, он хочет прикарманить деньги себе, а грешок списать на нас, − сказал Ройс Джоус, тщательно рассматривая жертву.

Пленник еще пуще побледнел и закашлялся.

− Мерзавец, − хрипло добавил Томас Рэнни. − Я таких за версту чую. Вспороть ему брюхо, и делов. А деньги мы и без него найдем.

Молчание пленника всё больше раздражало окружающих, особенно Генри Хартголда, который редко когда мог сдержать свой гнев. Он вцепился в рукоять ножа и медленно начал вращать его в руке капитана Митчелла. Темная кровь хлынула из открытой раны и начала заливать стол. Пленник стонал и кричал от боли, пока его мучитель совершал над ним эту простую и безобидную, по его меркам, пытку. Капитан Митчелл, казалось, уже готов был всё рассказать, но его рот жадно глотал воздух, не давая возможности вымолвить и слова.

− Я…я… всё расскажу…− с трудом промолвил пленник, но на этом его слова оборвались, он раскашлялся и начал задыхаться. Генри Хартголд поспешно вынул нож из его руки, однако было уже поздно. Капитан Митчелл издал душераздирающий крик, схватившись за сердце, и внезапно обмяк. Его голова в пышном парике упала на стол, а багровая кровь продолжала медленно расползаться густым пятном на полированном столе.

− Проклятье! − взревел капитан Райдер и, подскочив с кресла, подбежал к пленнику. − Ройс, скорее позови доктора!

Стоявший рядом Генри Хартголд покачал головой, но ничего не сказал.

В этот момент в каюту влетел доктор Фаулер, худощавый и высокий, с виду настоящий джентльмен среди шайки головорезов. Правда, очки на его орлином носу были разбиты, и под правым глазом виднелся синяк, что немного портило о нём впечатление. Он осмотрел пациента и в заключение коротко и хладнокровно произнес:



Sharandula

Отредактировано: 07.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться