Морось

Морось

«…я считаю, что мозг человека изначально чем-то

похож на маленький пустой чердак, и вы сами

должны выбирать, чем его заполнить.»

Артур Конан Дойл

 

«Слишком много воды.»

Из рецензии на дипломную работу студента исторического факультета.

 

Если бы можно было выбрать, идти ли этим вечером в магазин за продуктами или остаться дома, Сергей, не задумываясь, выбрал бы диван, тапки и телик. И дело было вовсе не в мерзопакостной сырости, что в конце октября заполнила все дорожные и тротуарные выбоины холодной водой, легко проникающей в ботинки с конкретной целью ухудшения самочувствия носителя. Тут скорее было виной чувство расслабленности, навалившееся всей тяжестью домашнего уюта на пришедшее с работы тело. Съеденный ужин так же комфортно расположился внутри и как бы намекал: «лежи, не двигайся».

Но список покупок красноречиво покоился на обеденном столе, а вступать в полемику с супругой по поводу выполнения своих обязанностей было вообще делом неблагодарным. Сначала научись зарабатывать больше, а потом уже спорь ‒ кто в доме хозяин!

Сергей подхватил мешок с мусором и, буркнув «в такую погоду собаку из дому не выгоняют», скрылся за дверью, не дожидаясь ответного высказывания.

На улице уже стемнело. Редкие фонари тонули, как в тумане, в мелкой водяной крошке, подобно маякам показывая самый безопасный путь среди коммунальной неблагоустроенности дворов. Дышалось взахлёб ‒ смесь выхлопных газов и плотной сырой взвеси проникала в лёгкие с трудом. «Надо идти через новострой, где тротуар вымощен. Пусть там и крюк приличный, зато не угодишь в темноте в какую-нибудь глухую топь!»

Покупок набралось на огромный пакет. Что-что, а готовить супруга умела хорошо, любила это дело, а Сергей всегда поддерживал её начинания своим здоровым аппетитом. Одно только, что поклажа тяжеловата малость, надо будет перехватывать из руки в руку. А тут еще и обратная дорога. У самого магазина сохранился истёртый советский асфальт, что топорщился мелким щебнем и камешками. Дальше по улице латанное-перелатанное новое покрытие, что, как типичный бомж, постоянно теряет детали своего изношенного костюма и за год успевает обрасти новыми прорехами. А в стороне от центрального проспекта, если срезать через частный сектор, вообще начиналась распутица с диким полем, где под слоями навезённого песка, что должен был временно прикрыть дорожные ямины, покоится древний слой асфальта. Здесь-то и крылась основная опасность промочить не только ноги, но и джинсы основательно выше щиколоток. Наверное, будущие археологи, случись им производить раскопки в этой местности, сделают нелицеприятный вывод об катастрофическом упадке цивилизации. Культурный слой мусора добьёт несчастных учёных окончательно.

Погруженный в такие измышления, Сергей не заметил, как ноги по привычке вывели его не на мощёный плиткой периметр новостроя, с некоторых пор свободного от грубого деревянного штакетника, а на знакомую непролазную топь. «Ну что, придется вплавь! Зато так быстрее до родной гавани доберемся!»

Однако сомнение в успехе авантюрного предприятия нарастали с каждым шагом. Ночная мгла спального района, подкрепляемая холодной моросью, делала задачу выявления сухопутного фарватера почти нереальной. Одинокий фонарь мигал в метрах двухстах впереди, а мелкие лужицы, лужи и лужищи кидались под ноги подобно голодным котам, что караулят сердобольных жильцов у двери подъезда в ожидании положенного им куска ливерки. После нескольких неприятных попаданий ботинок в жидкую грязь, Сергей решил оставить попытки пройти по дороге «аки по суху» и перешел на заросшую чахлой растительностью обочину. Под подошвой перестало хлюпать – и это было очень кстати для начинающей промокать обуви.

Когда до спасительного круга света оставалась треть пройденной дистанции, на пути выросла одна из дорожных промоин, захватив больше половины дороги, расползлась через раскрошившийся до основания бордюр на обочину, где разлилась широкой поймой, преграждая незадачливому прохожему дальнейший путь. Есть, правда, небольшой островок по середине, через который в два прыжка можно преодолеть и это досадное препятствие.

Сергей сделал шаг назад и, скользнув подошвами по сырой траве, прыгнул, изо всех сил целясь в пятачок земли посреди бескрайней хляби. Приземлился, как показалось, удачно, но правая нога начала тут же съезжать в воду, увлекая беспечного прыгуна в холодную глубину. Попытка сделать шаг назад чуть не обернулась падением на спину. Пакет по инерции повлек назад и в бок, катастрофически перевешивая к поверхности воды.

«Продукты надо сберечь любой ценой!» ‒ пронеслось в голове Сергея, и он, восстановив равновесие и подняв пакет до уровня плеч, стал медленно сползать на дно впадины, чувствую себя при этом почти что матросом легендарного «Варяга». А глубина там оказалось, ого! Выше колена. Ноги уперлись во что-то твердое, похожее на трубу.

Выбираться на крутой склон надо аккуратно: ухнуть всем телом в водоём можно запросто, а вот оправдаться потом перед Динкой за испачканную одежду и испорченный провиант ‒ было делом почти нереальным. А тут еще, как на зло, штанина зацепилась за скрытую под водой арматуру или кусок проволоки и никак не хотела спрыгивать с невидимого крючка.



Влад Глинин

Отредактировано: 13.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться