На Полпути Из Тьмы

1. Крылья, скалы и звезды

 

Ничего не случилось, но что-то зовет за собою; 

Объяснить не могу, но срываюсь, как осенью птица...

Говорят, что команду "На взлет!" называют судьбою.

Я недавно не верил, что может такое случиться.

Светлана Никифорова

 

…В очертаньях машин, тонких крыльях, отогнутых строго,

И в больших кораблях с паутиною черных снастей…

Как в покое твоем – ожиданье тревожной дороги,

А в дорогах твоих – чуткий запах больших скоростей.

Владислав Крапивин

 

Царь? Так живи один, не калечь ребят.

Негде? Так ты прописан-то прямо в вечность!

Вот удивятся те, кто отправит в печь нас:

Памятники! Смеются! И – не горят!..

Вера Полозкова

 

Как случилось, что мир остыл –

Мир теней и дорог пустых?

Жаль, не светит в пути звезда.

Нарисована, что ли?.. Да…

Эдмунд Шклярский

 

 

«Мир не ведает, что творит»

Леду разбудил восточный ветер. Окна в ее комнате по ночам всегда были открыты – вплоть до первых холодов. Две мельницы алели вдалеке, у самой пристани. Восточный ветер пришел с моря, и под его дыханием перекатывались волны и покачивались на волнах маленькие яхты. Восточный ветер приносил на остров осень. Леда спустила ноги с кровати, посидела так несколько минут, встала и подошла к раскрытому окну. Отодвинула колышущиеся занавески, оперлась руками о подоконник и выглянула на улицу. Алые искры света ветряных мельниц у самого моря тускло мерцали в ночной дымке. Леда повернула голову и вытянула шею настолько, насколько только смогла. Однако Сентябрьского огня никто не зажигал. Никто – как и в последние сто лет.

Ни с Северного, ни с Восточного, ни с Западного, ни с Южного горизонтов вот уже сто лет не было слышно рокота мотора, и уже век ни один самолет не снижался над островом. Леда прекрасно знала это, однако каждый год – с тех пор, как услышала легенду о Крылатой Матери – с наступлением сентября выглядывала в окно и смотрела на Восточный горизонт. Говорили, что раньше, при жизни Крылатой Матери и до нее, Мирум был великим городом Тысячекрылой Империи, и крылья его воздушных машин разрисовывали небо мудреными линиями траекторий. Говорили, что Сентябрьский огонь горел, не угасая, с самого первого дня самого первого сентября, когда Крылатые Братья впервые за всю историю поднялись в небо. И тогда Мирум преобразился – его народ стремился в небо, и каждый первый день сентября отныне стал великим праздником. А в середине сентября приходили ветра с Северного горизонта, и небо закрывалось от людей до наступления весны. Сентябрь был как символом начала, так и символом конца. Однако после гибели Крылатой Матери ему было суждено стать лишь горьким напоминанием обо всем утерянном.

Леда немного постояла у окна, прислушиваясь к ветру. Юго-восточный все еще не собирался сдавать свои позиции. В Мируме не бывало ранних заморозков или оттепели, в Мируме, как и на просторах всей Империи, все шло точь-в-точь так же, как и от начала всех времен. Времена года были неизменными, как небо оставалось неизменным, как оставались неизменными морской прибой и алый свет на мельницах. Леда помнила тот день, когда отец привел ее, семилетнюю, впервые посмотреть на мельницы. Помнила, как, застыв от восхищения, она любовалась идеальным механизмом острых лопастей, которые, как ей тогда казалось, управляли самим ветром. Как ветер трепал ее платье и расплетал вьющиеся рыжие волосы. Как море сливалось с небом, как слезились глаза от ветра и от света, как скорость и сила наполняли ее тело вместе с пряным воздухом соленого побережья.

- Смотри внимательно, дочурка, - сказал тогда отец – его голос до сих пор долгим эхом отзывался в голове девушки. – Сталкиваясь с ветром, они все равно стоят прямо. Они двигаются, превращая свое испытание в энергию, которая питает наши города. Мы, люди, тоже можем быть такими.

- Это создали Трефы? – спросила тогда Леда, не отрывая взгляда. Вернее, не спросила, а прокричала: голос исчезал в восточном ветре.

- Это создали мы!

И на всю жизнь запомнился ей этот ликующий возглас, вырвавшийся из груди отца. Это будто было знáком: то, где ты родился, не определяет, кем ты должен стать. Да, всякие изобретения и новости прогресса изначально лежали на плечах гильдии Треф, и именно они приказали Ковенту обрубить воздухоплаванию крылья. Но Мастера и Инспиранты находились и среди других. И какой же гордостью наполнилось сердце Леды, когда, чуть повзрослев, она узнала правду о всех гильдиях! Узнала, что именно два Мастера из Пик, сменив мушкеты на чертежи, когда-то вместе со своими Инспирантами создали эти мельницы. Узнала, что идея создания летательной машины пришла Крылатым Братьям из гильдии Бубнов именно после размышления над творением Пиковых Мастеров. Кем по своей гильдии считалась Крылатая Мать, история умалчивала – жизнь этой женщины давно обросла преданиями и поверьями. Но разве всего этого было недостаточно? Пусть Трефы и руководят прогрессом, думала Леда, став постарше, но именно Пики подарили Мируму путевку в небо.



Анастейша Ив

Отредактировано: 19.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться