На задворках галактики

НАЧАЛО

Александр Валидуда

 

НА ЗАДВОРКАХ ГАЛАКТИКИ

 

 

 

 

Пролог

 

 

— Вы правда хотите знать как нас занесло в ваши края? — Краснов добродушно растянул губы в улыбке.

Взгляд молодого офицера, походивший поначалу на взгляд волка-одиночки, смягчился и стал заинтересованным. Раз уж пошёл разговор не просто без чинов, а как говорится, по душам, почему бы не дать воли любопытству? Тем более что хозяин кабинета, сам «генерал загадочных дел» - как про него говаривали и друзья, и враги, заинтересован в нём, Максиме Масканине – простом боевом офицере. Гость с удивлением наблюдал, как генерал собственноручно разливает по чашкам кофе из вычурного и изящного серебреного кофейника. И ведь кофейник явно кустарной работы, такую вещицу могли сделать не менее двухсот лет назад. А когда Краснов поставил на стол две коньячные рюмки из кантонского хрусталя, Максим кивнул. Для него, неизбалованного в действующей армии генеральским вниманием (и полковников-то видел не часто), происходящее в этом кабинете попахивало чем-то ирреальным. И Масканин словно выдохнул:

— Хочу, Пётр Викторович.

— Тогда, Максим, устраивайтесь поудобней. Хлопнем по рюмашке, и за чашечкой-другой кофе, я поведаю, как оно всё для нас начиналось…

 

 

Коммерческий транспортник «Миранда» убегал на пределе возможного. В общем-то корабль был старым корытом, и что удивительно, до сих пор не развалившемся. Транспортник упорно мчал сверх допустимой скорости, капитан безжалостно жёг двигатели ‒ видимо совсем новые, раз они не сдохли неделю-полторы назад ‒ и похоже дальнейшая судьба «Миранды» его не волновала. По всему было видно, находившиеся на борту сильно спешили и наверное уже предвкушали близкое окончание затянувшегося бегства. А может их просто подстёгивал смертельный страх. Что ж, для страха у них имелся повод. И не один…

Транспортник был звездолётом ничем не примечательным. За полувековую жизнь он сменил несколько владельцев и названий, пережил две аварии, один абордаж и три капитальных переоборудования трюма. В общем, простая и незатейливая судьба одного из десятков тысяч ему подобных - обычных «рабочих лошадок» на межзвёздных трассах. У таких миранд не было даже приличного именования собственного класса – всех сошедших со стапелей серийных первенцев нарекали набором цифр и букв. Не ставить же их вровень с блистательными лайнерами или гордыми линкорами! Имена безликим работягам давали новые владельцы. Бывало, что и довольно странные имена. И вот один из таких транспортников, названный кем-то и зачем-то женским именем, выжимал всё что мог из двигателей, прорезая пространства в малоосвоенной спирали галактики, точнее – где-то на задворках этой спирали.

А за «Мирандой» неумолимо следовал наш корабль. Не воспринимаемый большинством детекторов и сенсоров. Единственный в своём роде и непросто единственный, а с гордостью могу сказать - уникальный, старательно переделанный и приспособленный к нуждам человека. Корабль наш - осколок давно сгинувшей цивилизации, да ещё обладающий собственным интеллектом. Странным, на первый взгляд интеллектом, с претензией на личность, впрочем, кто его знает, может это и правда некая личность? Над этой загадкой многие из нас бились годами, но пока что этот орешек нам и по сей день не по зубам. Имя корабль имел соответствующее – «Реликт». И сейчас он был подобен осторожному охотнику, терпеливо крадущемуся за жертвой. Преследователь шёл едва ли в половину крейсерского хода, мы не стремились особо сближаться, но подобно призрачной тени, что называется, дышали своей жертве в затылок.

В тесной кают-компании «Реликта», столь не соответствующей гигантским размерам корабля, последние часы царил всеобщий эмоциональный подъём. Всё явственней ощущалось - вот он, наконец, заветный финиш затянувшегося преследования. Ведь с тех пор как проклятый транспортник покинул периферию обжитого космоса, прошёл почти месяц. Сперва он две недели нёсся в глубь малоизученных пространств, затем ещё с неделю пересекал пылевую туманность, в которой то и дело норовил потеряться. И каждый раз стоило не мало нервов, чтоб не упустить его из виду. Теперь же, спустя трое суток после той чёртовой туманности, мне казалось, наметился конечный пункт маршрута беглеца – самая обычная система жёлтого карлика с шестью безжизненными планетками.

На борту «Реликта» нас было шестеро – это, конечно, слишком мало для экипажа такого огромного корабля, будь он творением рук человеческих. Но экипаж, как таковой, «Реликту» не требовался, с ним превосходно справлялся капитан, что находился сейчас, как и положено любому уважаемому капитану, на мостике. Впрочем, никакого мостика здесь не было, капитан на самом деле находился в центральной рубке управления. Однако традиции есть традиции, если есть капитан, то должен быть и мостик, с которого он должен командовать. Поэтому центральную рубку мы регулярно «обзывали» мостиком.

Что до остальных, то мы собрались в кают-компании. Четверо увлеченно спорили и строили предположения, обсуждая лежащую прямо по курсу систему. Соратники то и дело поглядывая на голографические экраны, куда стекались все получаемые сенсорами данные, обработанные и представленные корабельным мозгом в удобоваримом для неспециалистов виде. Я сидел немного в сторонке от них и молчал. Я был старше и казался им если не стариком, то уж точно прожившим пик расцвета сил. Сам себя я так не воспринимал и уж точно не ощущал. В дискуссию я не вступал да и почти не прислушивался к ней. При мне старались говорить осторожно, иногда бросая в мою сторону опасливые взгляды. Что ж, меня это не задевало, мало того, по многим причинам я считал это нормой. Потому как именно я организовал преследование «Миранды», наскоро собрав всех кто оказался под рукой, и именно я настоял на задействовании в погоне «Реликта». Для своих я был Петром Викторовичем Красновым - одним из вождей нашей организации. Тайной организации, не подчинявшейся ни планетарным правительствам, ни разведкам, ни королям, ни императорам. Да, иногда мы сотрудничаем с некоторыми правительствами или со специальными службами, некоторые из нас даже состоят или состояли в штатах этих служб. Жизнь ведь диктует свои условия, иногда достижение цели требует легализации, так что зачастую наши интересы и интересы государственных структур совпадают. Вот и сотрудничаем, если нам, как говорится, по пути. В галактике о нас не то чтобы неизвестно, а скажем так – о нашем существовании подозревают. Что поделаешь, не всякий раз получается не наследить. И кем нас только не кличут. Где-то мы предстаём сепаратистами, где-то тайной религиозной сектой (что меня лично сильно удивило, когда я узнал об этом), а где-то и конкурирующей разведкой. А ещё, так по мелочи, есть и иные о нас домыслы. Но обо всём по порядку.



Александр Валидуда

Отредактировано: 03.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться