Наблюдатели. Поиск образа

Наблюдатели. Поиск образа

Он любил лес. Шёпот листвы дарил приятную безмятежность. Пение птиц успокаивало и радовало сердце. И любое место, островок свободы, где можно было прикоснутся к природе, мог стал приютом для его души. Лес помогал думать, искать ответы и работать над образом. 

Вот и теперь, он пришёл к лесу, чтобы ощутить полноту мира, принять в себя часть энергии мироздания и выстроить нечто внутри, что необходимо будет показать другим. Он был актёром. И это была такая же работа, как любая другая. Преодоление трудностей и маленькие радости побед. Сейчас ему предстояло одержать ещё одну победу, и он хотел спросить у леса, как сделать свою работу глубокой и истинной. 

Съёмки не начались, и он искал нити образа, собирал мозаику глубин характера. Характера сложного, неоднозначного и нечеловечески ... (он долго подбирал слово внутри собственного сознания) ... нечеловечески дивного. Так распорядилась судьба, что играть ему предстояло не человеческое существо, а древнюю душу...

Взобравшись на холм, поросший лесом, он остановился, когда оказался у обрыва. Внизу, мучительно изгибаясь, лежало зеркало реки. Начало серебристой змеи рождал мощный и грандиозный в своей монументальности водопад. Сев немного в глубине леса, чтобы одновременно наблюдать и деревья, и бурную воду, и камни с шершавой серой кожей времени, он прислонился к прохладному стволу. 

Актёр искал своего героя. Он смотрел в небо, где размазанные облака медленно плыли по маршруту ветра, подсвеченные солнцем и мраком нарождающегося дождя, внутренне соглашаясь, что в этом есть нечто от его героя. Видел падение воды, разбивающее на осколки пространство у самой поверхности реки, и в этом тоже было что-то от его будущей роли. Стихии окружали его. Стихии шептали разными языками о вечных смыслах.

И всё это было здесь всегда, до человека, до первых войн и первых историй древности. Всё вокруг почти не менялось, только хранило память. Он попытался представить, как это - помнить ни день, ни год, а много-много большее, тысячи лет, наполненных самыми разными событиями и чувствами. Внутри ощущалось что-то важное, оно начинало разгораться и заполнять сознание. Он поспешно фиксировал памятью тела и души, чтобы потом восстановить, достать из глубины для посторонних глаз. Терзающе и невероятно приятно. 

Солнце опускалось ниже, и новая тень пролегла от деревьев по правую руку. Не сразу он заметил, что тень двигается, но уловив, медленно повернул голову. Он ощутил на себе взгляд другого живого существа. Кто-то стоял у ствола дерева, немного в тени, которая казалась гуще на фоне заходящего солнца. Внутри почему-то похолодело и, досадливо нахмурившись, мужчина негромко спросил:

- Кто здесь?

Почему-то очень хотелось, чтобы всё оказалось иллюзией, и никто не ответил на вопрос. Волшебство разрушалось, одиночество оказалось мнимым. 

- Ты уже понял, какой он? 

Голос неожиданно ударил в самую сердцевину сознания. 

- Он...? 

Возле дерева стала различима высокая фигура, и мужчина поднялся с земли. Кто знает, чего ждать от нарушителя уединения? Страха не было, напротив, актёр чувствовал любопытство и немного растерянность, которая так же быстро ушла. Стало спокойно и светло внутри. Очень знакомое чувство откуда-то из детства. 

- Да, - голос был глубоким и словно плыл в пространстве. - Тот, о ком ты думал. Ты же уже все понял, - голос утверждал теперь, а не спрашивал. 

"Что за мистификация?", - подумал актёр. - "Пусть он покажется, наконец!"

- Меня ещё и не так называли, - усмехнулся голос. - Но мистификацией, пожалуй, не так часто. 

И фигура выдвинулась вперёд. 

Молодой, слишком юный для такого голоса. Взгляд глубокий, для сияющей молодости, и тут же уходящий через пространство. Всё в облике незнакомца было не так и всё странным образом правильно. Он сделал несколько шагов и стало понятно - они почти одного роста. Потёртые джинсы и тёплая рубашка в красную крупную клетку. Нетривиально красивое лицо, которое трудно забыть, но почти невозможно уловить. И глаза, видевшие время. 

Чувство стихии вернулось, налетело, растрепало мысли. Нечто похожее на озарение взорвалось и почти кричало: "Запомни! Вот оно! Это он!" Подступила паника, потому что боялся забыть, потерять нить. 

- Не торопись, - улыбка только одной стороной лица вышла странной. 

Тонкий шрам над губой слева дрогнул и замер, вместе с несколькими другими шрамами на острой скуле. Он был поделён на Свет и Тьму, не имея отношения ни к первому, ни ко второму. Он был сам по себе. Это актёр понял сразу и без сомнений. И ещё чувствовал, что их словно накрыло прозрачным куполом и весь мир остался там, за пределами и есть только две фигуры над обрывом. 

Паника совсем ушла. Мужчина запоминал. Опять же, каким-то шестым или двадцатым чувством, он знал, что всё правильно и ему нужно просто взять информацию, которую преподносят таким странным образом. 

- Приятно иметь дело с понимающим человеком, - опять полуулыбка и объёмный тягучий голос, а в глазах бьются волны времени и все меняется, и словно смотрит он не в реальность или не только в эту реальность, а в миллионы другим миров и времён.

Образ складывался. Отчего становилось тепло и беспокойно. Хаос информации систематизировался, укладывался в памяти. Теперь артист точно знал, каким должен быть взгляд, положение тела, жесты. Все это находилось прямо перед ним. Не точная копия, но сутью отлитое из единой формы. Дивное, нечеловеческое. Пугающее и притягательное. 



Иванна Осипова

#28928 в Разное
#19710 в Фантастика

В тексте есть: путешествия во времени

Отредактировано: 28.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться