Наши Земли

Пролог. День первый. Засада

Таха отступил в сторону от напугавшего его громкого звука, боком прижимаясь к спутнице, такой же гахханианке, как и он сам. 

— Кха, — раздраженно вздохнула она, мощным бедром отталкивая от себя Таху, — это просто птица. И что ты здесь забыл?

Он было поднял на свою спутницу, Асахару, взгляд, но тут же опустил его, крадясь и пригибаясь ближе к земле, пытаясь высмотреть врага в густых сплетениях деревьев и лиан:

— Я и сам не знаю. Говорят: на вот тебе оружие и иди. А я им: так я тех.персонал и вообще пацифист. А они... 

— Кха, — шикнула Асахара, — и язык длинный... Сейчас не до твоего пацифизма.  

— Вот точно так мне и сказали, — подытожил Таха историю, рассказанную в сто первый раз. А больше жаловаться было некому. В их импровизированной группе состояли всего двое: он и Асахара, с которой Таха ранее не был знаком и даже не мог вспомнить, видел ли он её на большом корабле хоть раз до этого дня. Таха предпочел бы идти с товарищами Сахсахом или Гахром, но выбирать не приходилось. Они умели хоть что-то, а Таха ничего. Хоть это и было отчасти ложью, но ложью во благо. Таха не герой и геройствовать не стремился. Более того, точно зная свои малые силы и большие слабости, он понимал, что его ошибка или робость могут стоить жизни товарищей. Что толку от его скорости, если в нужный момент он не решится поднять импульсар? Да и, к тому же, редкий гахханианец не умеет быстро бегать. Так что Таху, как напарника приставили к гахханианке, польза от которой так же стремилась к отрицательному числу. Поэтому они и получили самое простое, но при этом опасное задание: искать ходы в подземные бункеры — так именовались практически все подземные строения, пригодные, чтобы в них жить. Опасность заключалась не в дикой природе — птицы и звери после катастрофы, сумевшие пережить её, ещё не доросли гахханианцу и до колена, или обитали в водах, не отходя далеко от берега, или же плавали в глубинах океанов, вовсе не покидая их. Опасность заключалась в пришельцах. Может, убеждения в том, что они не высаживались в этих местностях и подействовали, но не на Таху. Таха понимал: он, Асахара, другие ищут не столько бункеры, сколько поселившихся в них инопланетян. Групп по несколько гахханианцев, выполняющих то же задание, было много, но пока ни с одной другой они не пересеклись, хотя солнце опускалось к горизонту. 

Асахара запрыгнула на мокрый ствол упавшего дерева, оглядываясь. Пройти мимо него можно было только войдя в заросли ещё гуще тех, через которые им приходилось идти, так что и Таха, помогая себе руками и когтями на ногах, взобрался наверх. Ему, в отличии от спутницы, не хватало роста для такого прыжка. 

— Куда дальше?

Но она пресекла Таху, показывая жестом, чтобы он замолчал. Её носовые щели сузились и снова расширились, как и вертикальная полоска зрачка. Гахханианское обоняние давно утратило ту былую остроту, как и зрение, и слух, но в воздухе действительно можно было уловить запах дыма. 

— Кха. Будь тише. Их лагерь где-то рядом. Должны быть часовые.

— Тогда не нужно идти дальше! — разволновался Таха сильнее прежнего. — Нас заметят! 

Асахара смерила его взглядом:

— С чего ты так решил? 

Но больше Асахара ничего не могла ответить на это замечание. Женщины-гахханианки и правда были почти в полтора раза больше своих мужчин, а те так же не отличались малыми размерами. Возможно, камуфляж и цвет кожи могли бы скрыть двух гахханианцев, но как выяснилось, Асахара, обладая большой силой, была крайней медлительна и неуклюжа — когда они переходили реку по упавшему  дереву, она, потеряв равновесие, сбила Таху в воду собственным хвостом. Сам Таха чуть не ушёл ко дну, а его навигатор перестал исправно работать.
 
— Нет, нужно подойти ближе. А ты, если такой трус, — она, спрыгнула по ту сторону дерева, чуть не подвернув ногу, — то можешь остаться тут. Или вообще идти обратно. 

— Я не смогу. Мой навигатор вышел из строя. Я выйду куда угодно, но не к нашим. 

Асахара ещё раз вдохнула влажный воздух и размашистыми шагами, покачиваясь, поспешила дальше сквозь джунгли, оставляя на тех местах, где почва была голой, следы трехпалой ступни. 

— Я не отображаюсь у других! Проверь ещё раз на своем, если хочешь. Я же просто разминусь с ними и меня не найдут! 

 — Тогда оставайся у этого бревна и жди, когда я вернусь. 

Хасс на его голове приподнялся:

— Отправь хотя бы сообщение на базу!

Она покрепче ухватила импульсар, висящий на переброшенном через спину ремне:

— Если там немного этих тахаров, то они могут уйти ещё до того, как подойдут наши. Если здесь вообще есть тахары... Действовать нужно сейчас.

После этих слов она скрылась. Таха даже покачнулся в её сторону, но остановился. Пройдя по стволу туда и обратно, вглядываясь в точку, куда ушла Асахара, Таха всё же решился и направился следом, минуя некий рубеж, отмеченный упавшим деревом. 

Таха не мог набрать скорости из-за густоты джунглей, но даже так он быстро нагнал бы Асахару, огибая деревья, ломая под своим весом папоротник или просто перепрыгивая через препятствия, если они не были слишком высоки. Нужно было догнать соплеменницу и убедить вернуться к своим, предупредить всех, что они не одни. Если бы Таха мог отправить сообщение... Будь они в военном подразделении, или на худой конец учеными, то имели бы и новейшую технику, и костюмы-невидимки. А так им приходилось довольствоваться самым простым. Костюмы, конечно, были водонепроницаемыми, но если только вода не попадает непосредственно внутрь, заливаясь через рукава. Да и навигатор не рассчитан на погружения. Но кто знал, что гахханианец пойдет купаться, плавая как камень? По крайней мере, импульсар работал исправно. Вроде бы.



ПиДжей

Отредактировано: 15.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться