Наследники. Том 1

Пролог

— Просыпайся! — Киши трясет меня за плечо. — Поторопись. Тебе нужно уходить!

— Что? —  я морщусь, тру заспанное лицо и лениво сажусь. — Что происходит? Зачем мне уходить? Куда? Еще ночь.

Она кусает губы и пристально смотрит на меня, словно хочет запомнить. Будто мы видимся в последний раз.

За стенами я слышу чужие голоса. Как же их много! Такое чувство, что я проснулся посреди шумного города, а не в храме Хоши, в глуши леса.

 Киши сует мне в руки мешок набитый моими вещами.

— Так надо…

На миг голоса замолкают.

— Никто не войдет в храм без моего разрешения! — кричит на улице смотритель храма. — Убирайтесь!

Вздрагиваю. Холодок страха пробегает по спине, и я крепко стискиваю мешок.

— Кто они? Что им надо? —  голос дрожит.

Я так и сижу, пока служительница, что за три года, пока я здесь, стала мне как мать, проворно отодвигает старый шкаф и шарит по каменной стене.

— Один из главных кланов. Тебя ищут. — Кончики ее пальцев исчезают в трещине. Я слышу треск ползущей двери. — Уходи, как можно дальше. Лучше затаись на материке.

— Не уйду! — Я вскакиваю. — Мне некуда идти!

— Тише ты, — она подбегает ко мне и хватает за плечи. Я вырос, и теперь она вынуждена поднимать голову, чтобы смотреть мне в глаза. — Ты уже взрослый. Найдешь себе дело по душе, будут у тебя свой дом и своя судьба.

Как же… хочу я возразить, но голоса на улице сливаются в гомон, и среди них я слышу страшное. Звон оружия. У стен храма идет битва. Я замираю, не в силах поверить, что это происходит на самом деле. Они напали на храм?!

— Я буду сражаться с вами!

Глухая пощечина обжигает щеку.

— Глупый мальчишка! Ты ничем не поможешь. Если они узнают, что ты здесь, то перебьют всех, и только ты в этом будешь виноват, — Киши шипит мне в лицо. — Уходи, если хочешь спасти нас. И никогда не возвращайся. Понял?!

Прежде чем я успеваю опомниться, хрупкая с виду женщина тащит меня к проходу в стене и заталкивает в тёмный провал.

— Если вернешься, я сама тебя убью.

Короткий взгляд на меня, и каменная дверь ползет, навсегда отгораживая меня от спокойной жизни.

Почему?! Хочу закричать вслед, но разум побеждает чувства и я, не оглядываясь, бросаюсь по тоннелю. А в груди глухо ноет, от того, что я снова никому не нужен.

 

... — Эй, проснись! — чужой голос, застал меня врасплох. Но откуда ему взяться, я уже не сплю? Стоило мне об этом подумать, как ноги подкосились, и я повалился на пол, но только никакого пола не было. Я падал в темную пустоту, а где-то наверху все тише и тише звучали звуки сражения.

— Эй! Ты помер что ли?!

Падение оборвалось. Я вновь ощутил свое тело, чем тут же и воспользовался, прыжком вскакивая на ноги. И снова упал. Меня встретил промерзлый пол. Под левой щекой я почувствовал чей-то ботинок и вонь немытых ног.

Я разлепил глаза, оглядывая владельца ботинка. Коренастый мужик с нечесаной бородой глянул на меня как на кучу дерьма, внезапно свалившегося под ноги.

— Ты что, припадочный?

Я попытался встать. Но цепь на правой ноге не очень-то этому способствовала, поэтому я просто привалился спиной к стене и сел на соломенную лежанку. Даже в самом захудалом трактире обстановка меня радовала бы больше. А тут…

Квадратная каморка камеры в пять шагов, крохотное отверстие под потолком, откуда лениво пробивался солнечный свет. На полу остатки вчерашней каши в железной миске. Скажи кому, что в здешних тюрьмах кормят из железной посуды, только покрутят пальцем у виска. А в Саксе это норма.

… Город, выстроенный на склоне Великого горного хребта, что отгородил Узкий океан и пригодные для портов побережья с востока. Город, близ которого берет начало полноводная судоходная река Элик Ката, пересекающая центральную часть материка Мидгарда, был практически лишен леса. За исключением кедровых лесов ниже по склону. Но добывать древесину оттуда строго запрещалось. Даже охотники старались брать дрова с собой и украдкой подбирать сушняк или поломанные ветрами деревья. Люди явно не желали остаться без куска зелени, что не только украшала вид из столицы, но и служила источником добычи кедровых орехов и полезных трав.

В окрестностях Саксы добывались металлы и драгоценные камни. Отходы от добыч щедро раздавались жителям города, а те переплавляли руду, изготавливая не только посуду и инструменты, но даже мебель. В нижнем городе целый день можно было "наслаждаться" дымом из многочисленных плавилен и нескончаемым стуком.

Увы, огонь не питался железом, и дрова стали самым ценным товаром. На счастье местных, в столицу каждую неделю ходили древесные караваны из соседних городов. И треть раздавалась бесплатно, создавая воскресную суматоху возле сваленных у первых ворот обрубков леса. И то, этого едва хватало беднякам в межсезонье, а о зиме и говорить нечего. Конечно, о проблеме остаться без очага аристократы, или те, кто сумел сколотить прибыльное дело или обзавелся собственной лавкой, не думали. Купить древесину можно всегда, главное плати. Но страшно подумать, что станет с людьми, если бесплатный караван отменят. Увы, с гибелью рода герцога Саксонского, заботящегося о своем народе не меньше, чем о своих детях, жуткая фантазия могла стать реальностью.



Айрин Соф

Отредактировано: 23.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться