Не было бы счастья, да несчастье помогло

глава 4

Дождь. Душа плачет, и дождь вторит, и поддерживает. Тело застыло, голова в прострации, только мысли кружат, как калейдоскоп и затягивают в события этих дней, прокручивая их снова и снова, выдавая картинки…

*******

Глава 1

- Иринка, где мои резиновые сапоги? Куда ты их опять засунула? Так же вся рыба проснется и понесется по своим делам, а я, буду одиноким старым пнем сидеть на берегу, ожидая свою золотую рыбку. Отец гремит, как всегда по полкам. Иду в кладовку, все равно без меня не найдет.

- И не какой ты, не старый папочка,- вручаю ему сапоги.

- За «пня» ты значит согласна? Улыбаясь, надевает сапоги.

- Это не я сказала, шляпу возьми с накомарником, а то, съедят тебя, не дожидаясь твоего улова.

-Будешь сидеть как гриб боровик, при шляпе и палочке.

-Кстати о палочках…

- Удочками я твоими не заведую, ищи в сарае, который ты называешь гаражом.

-А мне еще заправиться надо, как, не вовремя, пациента вчера привезли, вот пять минут и я бы ушёл.

-И снова зашёл, а то ты бы не вернулся, а так не пришлось переодеваться туда – сюда.

-А ты не опоздаешь?

-Нет, господин главврач, кофейку попью и потопаю, спасать людей, пока ты помедитируешь на берегу.

Отец махнул мне рукой и скрылся в гараже, создавая новый шквал шума, ворота открылись. Пойду ка я отнесу ему рюкзак с бутербродами и термосом, а то опять забудет.

Это он на работе главврач, собранный, ответственный, а дома, как дитя малое, как мама умерла, когда мне было 12лет, погоревал и выпал из быта. Весь ушел в работу, а может, чтоб меня занять и отвлечь…

Мне пришлось весь быт на себя взвалить, сколько было сожжённых кастрюль и сковородок, сколько раз мои кулинарные « шедевры» были отправлены на кучу мусора за домом, папа шутил, что даже ёжики не рискнули отведать Иришка твои «шедевры», но как говорится если долго мучится, что-нибудь получится…

Теперь, по словам окружающих, готовлю я отменно, и так этим «заразилась», что нахожусь в постоянном поиске, вот такое у меня хобби. Главное не ленится.

Проводив отца, сварила себе кофейку, уселась перед окном с горячими кофе и бутербродом.

Денек, что надо, весна, все распускается, солнце весело светит, дышится легко, красота. Побольше, таких бы деньков. Работы, правда, прибавляется, дожди это только для моих пациентов хорошо, смылась пыль, пыльца и вздохнули с облегчением без посторонней помощи. Да, лучше конечно быть здоровым и богатым, чем больным и бедным.

Аллерголог и по совместительству токсиколог я, за плечами: медицинский институт, интернатура, уже год отработала у отца в отделении, после интернатуры предлагали остаться в районном центре, но я вернулась к отцу в наш уездный городок, как я его называю, не прижилась я в большом городе, наивная наверно. Нравится мне видеть каждый день знакомые лица, знать кто, есть кто, и что от них ждать.

Отправилась на любимую работу. Пока у меня только папа и работа, но мне пока этого хватает, можно сказать, я счастлива, жить здесь с отцом. Папа так не с кем и не сошёлся после смерти матери, я обожглась в университете и успокоилась, приехав домой, как говорят дома и стены помогают, папа тактично не спрашивал, но думаю, что заметил в один из семестров мое «приподнятое» настроение… Как говорится не было бы счастья, да несчастье помогло, ребята с группы заметив мои осторожные взгляды в их сторону, поспорили на меня, кто первым меня «завалит» в койку, конечно. Начали за мной ухаживать два парня, а я наивная, уши и развесила, спасибо Юльке, случайно услышавшей, как они меня обсуждали, издеваясь, посмеивались.

Принеслась ко мне в комнату ураганом, так-то я особо не с кем не общалась, скучной меня считали, правильной, а тут «ураган» в юбке и на каблуках, ну и вывалила на меня всю правду, открыто и прямо, как только она умеет. Конечно, я расстроилась, обидно было, выяснять отношения не стала, ушла в глухую оборону, постепенно меня оставили в покое. С тех пор у меня есть Юлька. Девушка она шумная и бойкая. Сошлись мы с ней, как инь и янь, противоположности, говорят, хорошо уживаются, после второго курса Юлька вдруг поняла, что медицина не её и ушла в журналистику, наверно и правильно, фантазерка она и с людьми хорошо ладит, как не странно не забывает меня, позваниваем друг другу, видимся иногда. Всегда улыбаюсь вспоминая о ней. Так, за приятными размышлениями и дошла до больницы.

-Здравствуй Ирочка- здравствуй детка! Вот, Мария Ильинична или просто - тетя Маша - сестра хозяйка, "сорока на хвосте принесла " – это про нее, но и самый вкусный чай с домашними плюшками, тоже у нее, не раз отец, когда брал меня на работу, оставлял на нее, а я ей помогала разносить разное по кабинетам. По привычке улыбаюсь ей во все мои 32. Она приходит всегда раньше всех.

-Привет Иришка! А это Павел Константинович, бывший стажер папы, уже лет семь, как интернатура закончилась, женился на местной воспитательнице из детского сада, Димочка у них растет трех лет от роду, да и отец его ценит, в большой город хотели сманить, остался. Можно сказать друг семьи. Люди у нас добрее что ли, приезжие на временную работу не редко остаются. Добралась, наконец до своих папок, пока тихо, поработать с документами.

А вот и шум в коридоре, тревожный знак. А время обеденное я и не заметила, как время пролетело.

-Ирина Максимовна! Зовут, а день так хорошо начинался…

Общий сбор в приемном отделении.

Мужчина 38 лет, водитель маленького грузовика, перелом ноги, руки, закрытая черепно-мозговая травма головы. Досталось молодому человеку по полной программе, спасибо жив остался. Не местный будет один лежать, пока не найдут близких родственников.

- Другому участнику аварии совсем не повезло, перевернулся, загорелся, пока помощь приехала, сгорел совсем, сказали - «человекоподобный уголек в морге тлеет».

Пока живого отхаживали, «сорока на хвосте нам все и принесла», и новости смотреть не надо, так сказать без отрыва от «производства».



Кристина Бремер

Отредактировано: 29.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться