Не говори мне о любви

Пролог

Минская губерния.

1832 год с. Забелино.

 

Пролог

 

Майский вечер был тихим и безветренным. Ароматные грозди сирени, в изобилии распустившейся в саду небольшой усадьбы в Забелино, благоухали так, что кружилась голова. Катя очень любила эту пору в преддверии лета, когда природа, скинув с себя остатки зимнего сна, распускалась в пышном цветении навстречу жаркому лету. Раскачиваясь на широких качелях и бросив взгляд на отчий дом, девушка вздохнула. Здание давно нуждалось в ремонте. Штукатурка потрескалась и даже местами осыпалась; к концу лета всё это обычно было скрыто за плющом, оплетающим стены дома, но нынче, в конце весны слишком явно открывалось взору на некогда белых стенах. Да и внутренне убранство дома выдавало бедственное положение семьи. Давно надобно было обновить потёртые ковры и мебель. Род Забелиных, некогда бывший весьма зажиточным и многочисленным, давно утратил былое богатство, о чём Катерина не раз думала с острым сожалением. На то, чтобы вернуть старинной усадьбе былое великолепие, средства нужны были немалые, но доходов от небольшого имения едва хватало, чтобы вести весьма скромный образ жизни, приличествующий дворянскому сословию. Да обеспечить более-менее приличное содержание старшему брату Кати Петру, который, как и все мужчины в их роду, в прошлом году закончил кадетский корпус и ныне служил в Преображенском полку в чине поручика. «Хорошо Петруше, - размышляла девушка. – Папенька из последних сил старается обеспечить ему безбедное житьё в столице». Он-то не видит этой нищеты и убожества, вращается в высшем свете, в то время как она сама вынуждена прозябать в глуши под неусыпным надзором маменьки.

Отец считал, что должен сделать всё возможное, чтобы Пете не пришлось стыдиться своего положения среди друзей и товарищей, а весьма скромное жалование гвардейского офицера, разумеется, не могло удовлетворить все его запросы. Катенька знала, что это за запросы, но благовоспитанной барышне вслух об этом говорить не положено, однако со своей лучшей подругой Оленькой Волошиной они частенько шептались об этих весьма неприличных вещах. Нравы, царящие в среде молодых офицеров, кутежи и попойки, придавали гвардейцам некий особый шарм, чем немало будоражили впечатлительные натуры юных барышень, вызывая у них жгучее любопытство.

Волошины, не в пример Забелиным, были куда состоятельнее и могли позволить себе и сезон в столице, для того, чтобы Оленьку в свет вывести, и здесь в Олесино такие балы устраивать, которые на всю губернию славились. Получить приглашение туда удавалось далеко не всем желающим, но для Кати двери этого дома были всегда открыты. Несмотря на доброе отношение к Катерине родителей Оленьки и на многолетнюю дружбу их семейств, а может быть, и именно поэтому, нет-нет, да и испытывала Катя приступы острой зависти к своей подруге. Оленька-то в этом году в Петербург поедет, а Катерине с их нищетой только и остаётся, что местных губернских кавалеров покорять своей неземной красотой.

Она давно заметила, что её маменька, Варвара Иннокентьевна, всё чаще задумчиво глядит на неё, и для Кати не было секретом, что за мысли посещали голову её родительницы. Катенька знала, что красива, и подтверждением тому были пылкие взгляды молодых людей из губернского дворянства, частенько бросаемые в её сторону, случись ей оказаться где-нибудь в людном месте. Невысокая, тоненькая, как тростиночка, она напоминала фарфорового ангела, которого батюшка подарил ей на её прошлый день рождения. Её волосы были настолько светлыми, что казались почти белыми, большие голубые глаза, молочно-белая кожа, тонкие черты лица дополняли облик неземного создания. «Мой ангел», - глядя на неё, часто говаривал отец, любуясь старшей дочерью «Уж ты, моя красавица, непременно бы покорила столицу и сделала достойную партию», - вздыхала маменька, вспоминая годы своей юности, когда она сама блистала в светских гостиных Петербурга. Только вот не суждено надеждам маменьки сбыться, негде было взять средств на то, чтобы поехать в Петербург к началу сезона, дабы попытать ей счастья на ярмарке невест.

Сумерки окутали дом и сад, потянуло прохладой. Легко соскочив с качелей, девушка неспешным шагом направилась к дому. Войдя в свою спальню, Катя с тоской оглядела потёртую обивку оттоманки, стоявшей в ногах её кровати, обветшавший бархат портьер. Присев перед зеркалом, она вынула из волос шпильки и, взяв в руки щётку, несколько раз провела по волосам, отливающим серебром в колеблющемся свете свечи. Ей нравилось смотреть в зеркало, она могла подолгу сидеть перед ним, любуясь своим отражением. Да только что толку в красоте, если никто, кроме уездных кавалеров, её и оценить-то не сможет?! А ей на этих уездных кавалеров и смотреть-то тошно. И разве для того Господь такой красотой одарил, чтобы она стала женой одного из них, нарожала кучу ребятишек и раньше времени состарилась, ни на что растратив столь дивный дар?! А ведь так хотелось блистать в высшем свете, и разве не для этого она рождена!

Вот если бы батюшка отписал своей сестре, графине Гурьевой, да примирился с ней, тогда она смогла бы поехать к тётке в Петербург в нынешнем сезоне, - думала девушка. Но застарелая семейная вражда была столь сильна, что, несмотря на все её мольбы, просьбы и даже истерики, папенька решительно отказывался написать графине. Со злостью бросив щётку на туалетный столик перед зеркалом, Катя смахнула слёзы, повисшие на длинных тёмных ресницах. И почему жизнь так несправедлива к ней?! Какой там Петербург, если денег не было даже на то, чтобы приодеться хотя бы по уездным меркам! Даже это простое домашнее платье из голубого ситца в мелкий цветочек, что было на ней сейчас, и то стало ей коротко в этом году. Всё это напомнило ей о том, что завтра они вместе с маменькой и сестрой собирались поехать в лавку, купить ленты и кружево, чтобы обновить хоть немного свой гардероб. В конце недели будет бал у Волошиных, для их тихой провинции это самое что ни на есть громкое событие. «Вот ежели спороть старые кружева на розовом атласном платье, - думала она, - да пришить туда новые, платье будет совсем по-иному выглядеть. Может, и не догадается никто, что оно не новое». Катя вздохнула - кого она пытается обмануть? Это её единственное приличное платье, и сколько бы она ни перешивала на нём ленты и кружева, все девицы в округе узнают его с первого взгляда.



Леонова Юлия

Отредактировано: 05.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться