Не молчи

Глава 1

  Оксана немного нервно окинула себя взглядом с ног до головы, разгладила невидимые складочки на юбке и, наконец, нажала на кнопку звонка. Дверь открыла подруга, радостно и довольно улыбаясь ей.

 - Ты пришла! – обняла молодая женщина Оксану.

 - Я же пообещала.

 - Ты умница! Все правильно. А то засиделась дома.

  Ангелина взяла ее за руку и втащила в квартиру. Уже из прихожей слышались голоса гостей, тихая ненавязчивая музыка и неслись легкие приятные запахи из кухни.

 - Я опоздала? – снимая плащ, спросила Оксана, снова разглаживая юбку.

  По ней сразу было видно, что ей немного не по себе и неловко. А еще она была смущена. Смущена тем, что предстояло войти в комнату, общаться с людьми, которых мало знает, держать почти неестественную улыбку на лице ради подруги. Оксана предпочла бы поздравить Ангелину лично, без всего этого, но подруга была упряма и взяла-таки с нее обещание появиться на празднике. А Оксане было не по себе. Она мало кого знала здесь, да и отвыкла от подобного, поскольку в последние годы на развлечения времени не было совсем. Для нее были только дом и работа. Она уже сто лет нигде ни с кем не была, не развлекалась и не отдыхала. Сейчас даже вспомнить не смогла бы, когда в последний раз танцевала.

 - Нет, в самый раз. Проходи и располагайся. Чувствуй себя как дома, - Ангелина улыбнулась и направилась в сторону кухни, мягко подтолкнув подругу к гостиной.

  Неловко, не спеша, а точнее – откровенно не желая, Оксана вошла-таки в другую комнату. Было много людей, и просторная квартира подруги сейчас казалась теснее ее собственной небольшой трешки. Тут и там стояли люди, общались, смеялись, попивая шампанское из бокалов, переходя от группы к группе. Кто сидел в кресле, кто на диванах. И никто, слава Богу, не обратил особого внимания на новую гостью. Оксана даже вздохнула от облегчения. По за стеночкой прошла к дальнему свободному дивану и села в уголочке, неловко натягивая юбку на колени и поправляя рукава строгого платья. Не то, что бы она сомневалась в том, что хорошо выглядит, просто куда-то нужно было деть руки и спрятать нервозность. Да, совсем она одичала, раз среди людей чувствует себя как в диком лесу. Но ей, правда, было не по себе. Все чаще людей она воспринимала только как своих клиентов в офисе, вот уж где она не тушевалась и не переживала. А на подобном празднике в последний раз она была лет пять назад, и плохо помнила, как себя вести и что вообще делать. Да и постоянные мысли не давали расслабиться. А зачем? Ведь рано или поздно, но она уйдет с этого мероприятия, вернется к прежней рутине, ей просто не к чему вспоминать или учиться заново. А еще она мысленно зареклась больше не поддаваться на уговоры Ангелины куда-то прийти и что-то сделать.

  Краем глаза Оксана заметила, как хозяйка дома вернулась к гостям, поджав губы после неодобрительного взгляда на нее, и влилась в один из разговоров. Потом в следующий, пока так и переходя от группы к группе не добралась до нее.

 - Почему одна? – строго поинтересовалась девушка, недовольно глядя на нее.

 - Я никого здесь не знаю.

 - Здесь много кто никого не знает, но это не мешает людям общаться, - с легким намеком на укор, возразила Ангелина.

 - Гель, ты же знаешь, - вздохнула Оксана, но подруга остановила ее, сжав теребящую подол юбки руку своими теплыми пальцами.

 - Знаю. Просто расслабься и отдохни, хотя бы физически. Выпей бокал шампанского и послушай музыку. Хорошо?

 - Хорошо, - благодарно улыбнулась гостья.

 - Вот и славно.

  И девушка вернулась к своим гостям. А Оксана позволила себе более расслабленно сесть, глубоко вздохнула и чуть прикрыла глаза, приняв из рук официанта бокал с напитком. Она лишь едва пригубила напиток, смочив губы – ей еще вести машину, и рассеянно смотрела на людей, а потом просто в окно, где на стекло стали падать холодные уже капельки сентябрьского дождя.

 - Вы позволите? – неожиданно близко раздался голос, и девушка чуть вздрогнула.

  Перед ней стоял мужчина, и вопросительно изогнув темные брови, смотрел на нее.

 - Да, конечно, - чуть улыбнулась девушка, отодвигаясь к краю и позволяя ему сесть рядом.

 - Я Костя, - мужчина протянул ей руку для пожатия и спокойно улыбнулся.

 - Оксана, - ответив на приветствие, представилась девушка.

  Рука мужчины была большой и крепкой, но пожатие нежным и легким. А стоило ему отпустить ее пальцы, как они тут же снова дернули край юбки вниз.

 - Мне Ангелина рассказывала о тебе. Ничего, что я на «ты»?

 - Ничего. И что же она рассказывала? – немного нервно покусывая губу, спросила молодая женщина.

 - Я спросил у нее, кто эта красивая скучающая девушка, и она сказала, что ее подруга, - обаятельно улыбнулся Костя, чуть открывая белые ровные зубы.

 - Спасибо, - неловко улыбнулась Оксана и, кажется, даже чуть покраснела: слишком давно не слышала таких комплиментов.

  Казалось, что больше некуда, но неловкости снова стало много. И какой-то робости тоже. Она не привыкла к мужскому вниманию, тем более такому откровенному. Но в то же время, это было невыразимо приятно и волнительно. Сейчас Оксана чувствовала себя девочкой-подростком, к которой подошел понравившийся парень и пригласил на свидание: то же волнение и предвкушение. А ведь мужчина ничего еще почти не сказал. А то, что сказал, можно было принять за простую вежливость и банальность.

  Костя задал Оксане вопрос, она на него ответила. Задала встречный. А потом не заметила, как расслабилась, непринужденно ведя беседу, и улыбаясь уже более открыто, а не напряженно и неестественно. Глядящая на нее издалека Ангелина, довольно и радостно улыбнулась сама. Она ведь всегда говорила Оксане, что та слишком зажата, что дело не в ее неумении вести беседы и общаться, а в том, что она просто давно этого не делала. По мнению подруги, та вела слишком затворническую жизнь. Да, у нее были свои сложности и жизненные обстоятельства, не позволяющие быть такой, какой она была пять лет назад и раньше. Но ведь жизнь идет, а подруга ее бессовестно просиживает в четырех стенах. А она еще так молода, так красива и привлекательна, так полна жизни и желания счастья, что порой Ангелине становилось больно за то, что Судьба сотворила с жизнью близкого ей человека. Плюс, и сама Оксана не рвалась что-то кардинально менять. Ей нравился ее замкнутый мирок, немного тоскливый и тусклый, но в котором была ее маленькая частичка счастья, с ноткой постоянного беспокойства и боли.



Павлова Александра

Отредактировано: 20.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться