Не надо слов

1

-1-

 

 

У меня не выходит из головы мысль о том, что чем старше мы становимся, тем тяжелее нам взглянуть на жизнь с беззаботной лёгкостью. Помню, в семнадцать лет я не понимала, почему окружающие меня взрослые самостоятельные люди стонут от того, как тяжела жизнь. Мне казалось, что я могу всё, что мечты вершат и определяют судьбы и что сдаются только слабаки. Когда я училась на четвёртом курсе, у нас вела дисциплину преподавательница, читавшая нам на первом. Она всё говорила, как мы изменились за прошедшее время, а потом поинтересовалась, о чём же мы теперь мечтаем. Мои губы скривились тогда в презрительной усмешке, а в голове возникла только одна мысль: «У меня нет времени на грёзы». И, действительно, с каждым годом мои глаза открывались шире, окружающий мир всё больше погружал меня в свои серые бытовые проблемы, и их груз с каждым разом давил всё сильнее, прижимая своим весом к земле легкость и безоблачность фантазий юной мечтательницы.

Хотя в большинстве я даже тогда была права. Мы действительно можем всё. Просто надо ожесточиться и забыть о существовании других людей с их наиболее «верными» и «правильными» мнениями. И мечты в каком-то смысле вершат наши судьбы. А как только закончат своё «вершение», разбивают розовые очки и - та-дам! – а реальная картинка-то отличается от показанного ранее. И, наконец, сдаются не только слабаки, но и те, кому борьба надоела. В моём случае, можно сказать, я бороться и не начинала. Было бы за что. Точнее, за кого. Тогда мне казалось, что это одноразовое явление и продолжения не последует. Я, честно говоря, так думала и до сегодняшнего дня, пока…

- Вам плохо?

- Что?  

Я перевела взгляд на пожилую женщину в белом медицинском халате, сидевшую напротив за столом и внимательно всматривавшуюся в моё лицо.

 – Аа… нет. Всё нормально. Спасибо.

- Вы вдруг побледнели.

- Задумалась.

- Отец ребенка будет вам помогать?

Губы растянулись в легкой улыбке. Помогать? Вы серьёзно? Знала бы эта милая женщина, как вышло, что я сейчас сижу и беседую с ней о его ребёнке, она бы не спрашивала.

- Конечно, - солгала я не раздумывая. – Уверена, он будет рад. Вообще-то, мы не планировали детей так скоро, но…

Я их вообще не планировала. Ни детей, ни семью, ни брак. Одиночка по жизни, что тут ещё скажешь?

- Дети – это прекрасно, поверьте.

Верю. Дети – радость нашей жизни. Вот так расслабишься один раз и радуешься потом до конца своих дней.

- Да, конечно.

- Если нет никаких вопросов, то жду вас через месяц. Будут жалобы, приходите раньше.

- Обязательно, - снова лёгкая улыбка на губах. – Спасибо. До свидания.

Я забрала сумочку и вышла в коридор.

- Заходить можно?- спросила меня женщина лет сорока, сидевшая следующая в очереди. Я подняла глаза и машинально кивнула.

Вот так сюрприз! Мама родная, и что мне теперь с этим делать?

 

 

 

Я решила обдумать всё вечером, когда приеду домой. Взвесить все «за», «против» и решить, что делать с подобной новостью. Насчёт своих материнских инстинктов я иллюзий не испытывала. Эгоистка по характеру, не умею ущемлять свои интересы. Какая из меня на хрен мать? Но, забегая наперёд, если всё же я решу оставить ребёнка, надеюсь, что он не возьмёт ничего от своего отца. В противном случае мне придётся удушить малыша сразу в колыбели. Ещё одного кобеля нашему прекрасному миру я дарить не хочу. И без меня отыскиваются желающие.

Находясь в таком расположении духа, я припарковалась у дома и, выключив мотор, вытащила ключи из зажигания. Лучи вечернего солнца пробивались сквозь переднее стекло и слепили меня. Через несколько часов на город опустятся сумерки. Я потянулась за сумочкой, вышла из авто и направилась к багажнику, чтобы забрать пакеты с продуктами. Вот тут я его и заметила. И замерла.

Да не может быть! Ну что сегодня за день такой, а?

Я прошла мимо и открыла багажник.

- Даже не поздороваешься? - послышался позади мужской насмешливый голос.

- Привет, - не оборачиваясь, бросила я, доставая сумки.

- Лин, что за детский сад? Я звонил тебе. Абонент вечно недоступен.

- Неужели правда звонил? - не скрывая сарказма, поинтересовалась я и резко обернулась, чтобы увидеть его глаза. За два месяца он совсем не изменился. Остался таким же невероятно сексуальным, как я и помнила. Высокий, светловолосый, потрясающие светло-голубые глаза, спортивное телосложение, которое отлично подчеркивали тёмные джинсы, и белая футболка.

- Звонил.

- Обалдеть! - Я расцвела в псевдорадостной улыбке. – Кто бы мог подумать? А приехал зачем?

- А сама как думаешь?

- Я о тебе вообще не думаю, - грубо отрезала я. – И на будущее: если девушка не отвечает на звонки, она о тебе уже не помнит.

Мужчина негромко рассмеялся. И против воли по моему телу побежали мурашки. На короткое мгновение в сознании вспыхнули картинки наших постельных сцен. Так, не думать, не думать, не думать! Я не сексуально озабоченная. Это всё гормоны!

- Какая ты неприветливая, Алина.

- К девушке своей езжай. Она, небось, будет поласковее. - В сердце кольнуло при упоминании Дины.

- Мы расстались.

Сукин же ты сын!

- Что, не удалось меня крайней выставить? Бедный несчастный Влад и подружка-нимфоманка. По-моему, ничего так версия.

- Лина…



Джен Алессандр

Отредактировано: 02.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться