Не от мира сего

Пролог. Не от мира сего

Всю жизнь я чувствовал скуку, а вернее всю что помню на данный момент… В последнее время мои воспоминания стали пропадать. Не то чтобы я получил склероз, в свои-то восемнадцать лет, суть в том, что я забываю порой даже то, что было три дня назад…

Я раньше всегда обладал хорошей памятью на мелочи, спроси меня, что было неделю назад в таком-то месте, и я все бы рассказал, сейчас же этого не получится сделать. И ведь элементарно простых вещей не помню. Даже то, на что я трачу деньги, они, словно просто пропадают или просто появляются…

В голове тяжесть, на душе пустота, постоянная лень и безразличие ко всему вокруг. Появляется ощущение, словно я утратил то, что успел за недолгий период обрести, ничего не хочется, ничего не развлекает. И ведь главное то, что все идет как по маслу, словно раньше я просто сопротивлялся жизни человека, а теперь, сдавшись, стал чем-то похожим на простого члена общества, а вернее мне хотят это внушить, внушить то, что я часть своей жизни…

Я всегда был странным, меня часто считали нелюдимым и друзей у меня почти не было, но тут, в незнакомом мне городе, каждый второй пытается завести со мной разговор и проявляет различные признаки внимания и симпатии… Зачастую это раздражает, до тошноты. Они всегда казались мне фальшивками.

Да, я стал замечать непонятную симпатию людей вокруг меня, к слову сказать, обладаю я не самой привлекательной внешностью: обычный паренек, без каких-либо особенных или запоминающихся черт характера, с темно-коричневыми волосами, в возрасте восемнадцать лет, с карими глазами и острыми чертами лица. Но все стало так легко и жизнь изменилась – теперь я студент.

И всё идет так, словно я собрался уходить, а этот мир не хочет меня отпускать. Но на самом деле это беспокойство в себе я заметил лишь тогда, когда задал себе вопрос: «А может ли у меня быть то, что я сейчас имею. Моя ли это вообще жизнь?».

Что заставляет меня жить? Ожидание чего-то нового… и это не ожидания новинок в политике или обществе, это нечто иное. Нечто, что я не могу описать так просто.

В общем, я немного отошел от темы… жизнь, не смотря на изменения стала для меня ничуть не интереснее после полгода прожитые в новом городе. Жизнь обычного студента: обычная еда, стандартные дела, бесконечно-нудная учеба, но вот отношение мира ко мне поменялось, а задобрить меня у него не получается…

Восемнадцать лет мир был серый и пустой, не таил в себе ничего, как вдруг он решил уделить мне знаки внимания... Попытка удержать меня здесь и превратить в обычного человека? Или будто матрица рушится на глазах, и пытается удержать от меня то самое «пробуждение», своими мнимыми добрыми действиями? Так я это вижу, потому, что другого объяснения своим потерям памяти я не могу найти. Черт, может я на самом деле  схожу с ума? ...

 

* * *

 

Открываю дверь из колледжа, и делаю шаг навстречу темной погоде: целый день стоит странный туман, идет какой-то необычно мелкий морось, и моя нога наступает в лужу, недостаточно глубокую, чтобы промочить кроссовок, но достаточную для того, чтобы брызги от нее задели брюки.

Идти до общаги совсем недалеко. Прохожусь по плацу колледжа, тихий и мокрый ветер дует в спину. Надеваю глубокий капюшон красной толстовки на голову, шелест деревьев создает спокойствие, и расслабляющее воздействие на уставшую, после пар, голову. Я вышел немного позже обычного, поэтому вокруг было пусто, ни души. Воздух пах зимним воздухом, вперемешку с ароматом желтых листьев и мокрой земли – на дворе почти середина осени.

Пара пролетов по лестнице в горку, и вот я уже на пороге общежития. Поднявшись на пятый этаж, захожу в свою комнату и падаю на кровать, ужасно хочется спать. Мало того, что не высыпаюсь, так еще и погода на голову давит.

Поставив будильник на четыре часа, закрываю глаза. Разум сразу растворяется в неге приближающегося сна, вот еще пара мгновений и я засну, но не успеваю – звонит телефон, и я, не глядя на номер, отвечаю:

– Привет! – слышу голос дяди. – Как дела, Леха?

Я, стараясь очнуться от неудавшегося сна, отвечаю: – Привет, все хорошо, потихоньку…

Приподнявшись над кроватью, и переложив телефон на другое ухо, замечаю краем глаза, что номер не определился.

– Я тут обедаю в кафе «Людмила», не хочешь встретиться? Поговорим пока время есть, давно не виделись! – дядя как всегда веселый.

Слегка разочаровавшись, что мне и сегодня не удастся поспать, принимаю предложение: - Хорошо, мне тут не далеко, скоро буду.

– Давай! – только и сказал дядя, прежде чем отключиться.

Я вяло слез с кровати, оделся в ту же одежду, в которой и пришел, кинул телефон в карман и вышел за дверь.

Через пять минут я уже стоял на остановке, ехать до ресторана, в котором мы договорились встретиться, минут десять, с пересадками на другой, но денег лишних я стараюсь не тратить поэтому, проехав на одном автобусе, я выхожу, и решаю пробежаться еще минут десять до ресторана.

...

Еще пятнадцать метров, и вот ресторан уже стоит передо мной. Сам по себе он не большой, поэтому дядю намереваюсь заметить сразу же. Открываю входную дверь и прохожу в зал. Немного простояв в замешательстве и осмотрев все столы, я не заметил знакомого лица. Всё верно – его там не было.

Подумав, что он отошел, сажусь за первый попавшийся свободный столик, и решаю перезвонить дяде. Открываю историю звонков, где последним остается всё тот же неопределившийся номер.

Что меня еще больше удивляет, телефонный оператор выдает, что номер набран неправильно.

«Что за бред?» – проносится в мыслях.

Захожу в контакты, нахожу его номер уже там и звоню, в этот раз гудки уже идут.

– Привет, Леха! По какому поводу звонишь? – сказал дядя так, словно он все забыл.

– Привет, еще раз, ну где ты? – с недовольством и одновременно недоумением, спрашиваю я.

– Как это где? На работе. Дел полно, где мне еще быть в будний то день?



Алексей Вермилион

Отредактировано: 07.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться