Небеса. Близнецы

Глава первая

Утренняя прохлада чувствовалась во всем даже сквозь стекла мчавшегося по дороге автомобиля. Сквозь эти запотевшие стекла то и дело мелькали сельские пейзажи, возвращая мою память в тот домик на краю маленького сельского городишки, в котором я, Ева Гиллмор, прожила вместе с отцом все свои семнадцать лет. Сейчас, спустя всего неделю после его похорон, мне казалось, что прошла целая вечность. День, когда та женщина из отдела по опекунству сообщила, что теперь я должна жить с матерью, я не забуду никогда. Помню, я тогда слабо усмехнулась, насколько это было возможным в тот момент, ведь до этой минуты я и не вспоминала об ее существовании. Нет, конечно, само ее существование не вызывало у меня сомнений, ведь наличие матери и отца безусловно было у каждого, но моя мать ни разу за все семнадцать лет ни чем не напомнила о себе. Да и в моей жизни все было устроено так, что ее отсутствие было само собой разумеющееся.
Несколько дождевых капель кривой дорожкой сбежали вниз по стеклу. Проводив их путь взглядом, я оторвалась от своих мыслей и поерзала на сиденье - мысли о матери вызывали у меня двойственные чувства. В салоне было тепло и уютно, в другой раз я бы уже давно уснула, укачиваемая плавным движением автомобиля, но сейчас... сон не шел, а я была бы ему так рада. Вздохнув, я наклонила голову к окну и мысли снова унесли меня в тот день...
...Я была дома одна, в полураскрытое окно пробирались ночные звуки, выцветшая занавеска слегка колыхалась от дуновения ветра, я подошла к окну с книгой в руках, и глубоко вдохнула запах ночи. Впереди было темно, наш городок был маленький, ближайшие соседи находились не так уж и близко, поэтому рассмотреть огни их домов, было практически невозможно. Отца давно не было, утром уходя на работу, он, как и обычно поцеловал меня в макушку и быстро убежал к своим пациентам.  Я не волновалась, я уже привыкла к его задержкам на работе, к ненормированному графику, который то и дело срывал его с места посреди ночи. Три дня назад мне исполнилось семнадцать. Ничего примечательного - обычный завтрак, обычный день в школе, обычная вечерняя книгозаедаловка времени - ни разноцветных воздушных шариков, ни тортов с кремовыми розочками, ни поздравлений от верных друзей. Моя спокойная жизнь была настолько спокойной и ровной, что в ней отсутствовало исключительно все, что вызывало эмоции и скачки настроения. Я не жаловалась, мне казалось, что такой жизнь и должна быть, и я по-своему была здесь счастлива.
В дверь постучали. Или мне это показалось? Сделав шаг назад от окна, я прислушалась. Стук повторился. Странно, это не мог быть отец, ведь обычно, возвращаясь, он всегда звал меня по имени и я спускалась. Кто бы это мог быть? Любопытство росло во мне, когда я спускалась по ступенькам вниз. Уже с лестницы я увидела темный силуэт за дверью. В дверь постучали еще настойчивей, на этот раз стук был жестче, но меня это не поторопило.
- Ева! - раздался за дверью голос, и я его узнала. Наш местный участковый полицейский, Бил Трештон, он часто работал в паре с отцом, когда требовалось врачебное вмешательство. И я без единой нотки сомнений открыла ему дверь.
Он практически завалился на порог, и сразу же сгреб меня в охапку, прижимая мою голову к своей широкой груди.

- С тобой все в порядке? Ты одна? - спросил он голосом полным тревоги. От него пахло землей и дымом.
- Бил, - пыталась выбраться я из его крепких объятий, - отца еще нет дома, - подняв глаза на мрачное лицо Била, я почувствовала, как меня резко кольнуло. Я непроизвольно дернулась, будто меня ущипнули, чтобы вывести из оцепенения, - Бил, где папа?
Остальное я помню смутно... Вокруг все завертелось, группа полицейских, рыщущих по дому, перевернутый кем-то стул, наверное, он до сих пор остался на кухне в том же перевернутом положении. До меня еле доходили обрывки фраз, мимо мелькали фигуры, а потом все стихло.
- Ева, дорогая, тебе нельзя сегодня оставаться одной, - Бил подошел ко мне и с пониманием провел своей широкой ладонью по моей голове.
- Пойдем сегодня к нам, переночуешь у нас, - опустив ладонь за спину, он слегка подтолкнул меня к двери, напротив которой я стояла все это время, безмолвная и шокированная тем, что отца больше нет.
На удивление Трештонов, я быстро уснула, мои ощущения, будто отключились, а может просто я не могла поверить случившемуся. Поверить, что мой отец не справился с управлением и попал в аварию. Под сочувственные взгляды и утешительные слова Маргарет Трештон, я легла на приготовленный для меня диван, и отключилась, так и не проронив ни звука.
Разбудили меня голоса, исходившие из кухни. Оглянувшись, я вспомнила причину своего здесь появления и последние новости. Глаза заболели от напряжения.
- Миссис Груммер, дайте девочке время, - услышала я голос Маргарет, - у нее кроме Питера никого не было.
- У нее есть, и всегда была мать, миссис Трештон, - женский голос был мне незнаком.
Упоминание о моей матери заставило меня подняться. Впервые за свои уже полные семнадцать лет, я услышала про ту, которая по сей день не вспоминала обо мне. С чего вдруг ей сейчас это делать?
- И больше того, она уже в курсе случившегося, - женщина была явно нацелена на быстрое разрешение вопроса, ее скорости передачи данных можно было позавидовать. Я вздохнула, с появлением в моей жизни этого слова - "мать", я совсем не могла думать об отце. Как бы я хотела сейчас остаться одна и оплакать его, без всех этих дышащих в затылок людей.
- Ева, дорогая, - Маргарет слишком резво подскочила ко мне, заприметив мое пробуждение, - ты уже проснулась, - я так и не поняла, вопрос это был или утверждение, - тут к тебе пришли.
Вышедшая ко мне женщина, голос которой показался мне завышено рабочим, увидев меня, изменилась в лице, помимо сочувствия ее глаза выражали что-то еще, чего я не могла объяснить. Мне на минуту показалось, что она поддалась вперед, с желанием обнять меня и ей стоило больших усилий остановиться. Я никогда не видела свою мать, и в тот момент безумная мысль, что это она и есть, посетила меня. В тот момент я не была ни в чем уверена. Ночью, я оказалась будто отрезанной от всего, и лишь сейчас мысли и вопросы стали одолевать меня.
- Мисс Гиллмор, - начала она и ее голос звучал уже мягче, - Ева…, - продолжила она после небольшой паузы, переходя уже насовсем неформальный тон, - меня зовут Лея Груммер, специалист по делам опекунства, я понимаю, что сейчас не время, и ты совсем не готова справиться с этим в одиночку, но твоя мама…она примет тебя.
Я усмехнулась, - "Значит не она". Внутри загорелась маленькая обидная искорка. Мама. Я даже внутренним голосом не могла произнести это слово, не то чтобы вслух.
Заметив мою усмешку, она присела передо мной на корточки и заглянула в глаза.
- Не бойся, - убирая прядь волос с моих глаз, - мы поможем тебе, ты не одна, - чуть помедлив, она продолжила, - завтра организуют похороны, позволь нам со всем разобраться, хорошо?
Я и не сопротивлялась, наоборот, я совершенно не хотела заниматься делами похорон, встречаться с людьми, даже просто говорить у меня получалось с трудом, поэтому я лишь кивнула в знак согласия.
- Вот и хорошо, - Лея поднялась во весь рост, а я уставилась на ее ярко-красные туфли. Мой взор был отрешенным от всего, а потом я почувствовала, как мое тело вновь падает на диван.
- Бедная девочка, - услышала я шепот Маргарет перед тем, как снова погрузиться в сон.



Ирина Вольная

Отредактировано: 04.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться