Неизвестная величина

Неизвестная величина

«Введите пароль». Эта нахальная надпись появилась перед ней уже в двадцать пятый раз, но она не считала. Пальцы застыли над клавиатурой, а усталый взгляд вновь устремился в экран, словно отыскивая там ответ. Она должна взломать эту систему, чтобы спасти отца, достать файлы и уйти незамеченной. Надпись на экране не исчезала. Тяжело быть гением в двадцать лет… Она с бессилием откинулась на спинку стула, остановив взгляд на фотографии в деревянной рамочке слева от компьютера. Песчаный пляж, палящее солнце, лазурная вода. На миг её взгляд замер и погрустнел… «Я люблю тебя… Скажи мне, кто ты?». Этот голос… Она тряхнула головой и, положив рамку на стол почти с ненавистью, набрала ещё одну комбинацию из букв и цифр. В этот самый момент жаркое солнце и песок стали настолько досягаемы, что заставили её на время отвлёчься от цифр: нулей и единичек, латинских букв. Она вновь ощутила себя на пляже. Стоя по пояс в воде, она выбежала и оглянулась. «Белое не может существовать без чёрного, правда не может существовать без лжи, дружба без предательства». Она открыла глаза, держась за стул и пытаясь не упасть. Сердце её учащённо билось. Дыхание было тяжёлым и частым. Смотря на рамку, она приблизилась к столу и положила руку на лоб. Что это ещё за диалектика? Даже не пытаясь понять смысл очередного видения, она села за клавиатуру. Надо помочь отцу. Он единственный, кто любит её, кто её не предавал. Бездушный мир цифр и, кажется, нескончаемая фраза «Введите пароль». За окном стоял день… «Рядом со мной тебе нечего бояться».  Время, время. Она сильно рискует. «Чёртов пароль!», - про себя выругалась она.

…  - Легенда? – он удивлённо посмотрел на неё, глазам не веря. – Та самая Легенда? – на секунду ей показалось, что она видит в его глазах неискреннее удивление. Она отогнала от себя неприятную мысль. – Шутишь?

- Нет, - она отрицательно покачала головой, про себя радуясь его неверию, но, не зная, почему. – Трудно поверить? – ветер с моря дунул им в лицо, донося краски заката.

- Да. Ты… ты слишком юна для хакера, - с этими словами он улыбнулся и рукой притянул к себе. – Думаю, ты как ребёнок сама не осознаёшь своих способностей.

- А ты чем занимаешься? – спросила она, поднимая голову к нему.

- Я…? – лёгкий вопрос смутил его. – Торгую шоколадом, - как-то трудно ответил он, грустно смотря на неё.

- И какой твой любимый? – при этом вопросе он замолчал, словно на ходу придумывая ответ. Он крепче прижал её к себе и с философской грустью ответил, словно внутри его терзала боль.

- Горький, - таково было его состояние в данный момент. – Он лишний раз напоминает мне о том, что за всякой радостью следует печаль, и что только после горечи познаётся истинная радость, - он устремил свой взор на море, стараясь не смотреть ей в глаза. Это было слишком тяжело…

Неизвестная величина – код. Воспоминания, недавно согревающие душу, окрасились в холодные тона печали. Она хотела вырвать их из сердца, из головы, но не могла. Был момент, когда после бессонной ночи она желала одного – забыть всё и ничего не вспоминать. Проснуться чистым листом без всяких воспоминаний.

…  - Нам надо серьёзно поговорить, - он посмотрел на неё. В его глазах был страх, и она уловила его. – Я должен тебе кое-что сказать…, - тяжело произнёс он…

- Перестань его оправдывать! – вслух сказала себе она, ловя собственную мысль: «Он хотел, но не успел».

А ведь отцу он сразу не понравился и показался подозрительным. «Держись от него подальше». Проклятый код! Звук работающего компьютера напомнил ей, зачем она здесь и что делает.  Буквы и цифры. Только буквы и только цифры. Нули и единицы. Ради папы…

… - Послушай! – отец посмотрел на неё. – Они охотятся за нами. За мной и за тобой. У нас почти нет времени. Они знают гораздо больше, чем я думал. Чтобы спастись, нам нужны секретные материалы на нас и многих других людей. Ты должна проникнуть в систему и забрать всё, а потом уничтожить. Единственный экземпляр спасёт нам жизнь. Они боятся огласки, очень боятся.

Руки быстро скользили по клавиатуре. Она опять ушла в компьютеры. Выдуманный, нереальный мир. Где есть только нули и единицы, чёрное и белое безо всяких оттенков. Где, потерпев неудачу, можно вновь вернуться и начать сначала. Так было всегда. «Смотрите, она какая-то странная». Все считали её не от мира сего и избегали, считая то чудачкой, то ребёнком. Как она ни старалась походить на нормального человека, это не получалось. Ходили слухи, что она обладает странной силой и может насылать проклятья. Пришлось сменить ни одно место жительства…

… Коснувшись его руки, она внезапно почувствовала, что захлёбывается. Она увидела его, падающего с доски для серфинга. Стоял день. Около двенадцати.

- Ксения!? Что с тобой? – он увидел, что она покачнулась, и подхватил её.

- Ты сегодня идёшь кататься на сёрфинге? – утвердительно спросила она. – Не ходи, пожалуйста! – взмолилась она.

- Почему? – странно посмотрел на неё он.

- Не ходи. Выбери другой день, пожалуйста! – под напором её взгляда он сдался.

- Хорошо. Сегодня не пойду, - поражённо ответил он, удивляясь странной просьбе.

Вспоминая потом произошедшее, он не мог понять, что его потянуло на море в такую погоду. Волны? Желание доказать себе, что он её не боится или чувство вины? Помнит только, как внезапно перевернулся и почувствовал, что уходит на дно. Потом её лицо, взявшееся ниоткуда. Она звала его. Ощущение полёта.  Он медленно открыл глаза, с трудом веря, что жив. Вся мокрая, она сидела рядом с ним и дрожала от холода. Он выплюнул солёную воду на песок и сел, не сводя глаз со своей спасительницы.



Галина Штолле

Отредактировано: 29.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться