Неполноценная

Неполноценная

4

Утренний свет едва пробивался сквозь затемнённые окна, отчего зал небольшого кафе становился невероятно уютным, наполненным мягким обволакивающим сумерком. Кэтти не любила включать лампы, если ей выпадала утренняя смена. Казалось, что искусственный свет разрушает невидимую магию: стоит щёлкнуть выключателем и сразу в глаза бросается дешевизна и потертость искусственной кожи сидений и выеденные кофем темные пятна на светлом пластике столиков. А ещё приглушённый свет невероятно шёл Нику.

Молодой человек сидел за дальним столиком и как всегда работал за планшетом, не замечая, как Кэтти его разглядывает. Работники кафе между собой так и называли этот столик “место Ника”, даже если за ним сидел кто-то другой, хотя остальные столы просто именовались по присвоенным им порядковым номерам. Своеобразная привычка-дань постоянному посетителю.

Ник пришёл сюда вслед за Кэтти, хотел поддержать после всего… Кэтти же была в кафе с самого его открытия. С тех пор, как её жизнь круто изменилась. Это кафе и Ник — эти две вещи всегда поддерживали девушку, позволяли ей чувствовать себя живой.

Молодой человек наконец оторвался от экрана планшета, поднял голову, посмотрел на Кэтти и улыбнулся. От этого движения волнистые тёмные пряди волос непослушно упали ему на лоб, и Кэтт невольно залюбовалась. Новомодные причёски вызывали у неё дикий восторг, это она уговорила Ника сделать себе одну из таких. И ему невероятно шло: не одна только официантка любовалась постоянным посетителем. Часто она ревностно ловила устремлённые на Ника девичьи взгляды, но к счастью дальше этих взглядов дело не заходило.

Кэтти осторожно подкатила к столику, по ровному кафельном полу колёсики её скользили почти бесшумно.

— Придумал что закажешь, Ник? — Кэтти поморщилась от слишком резкого электронного голоса и мысленно убавила громкость.

— Хватит называть меня так, мы уже выросли из подростковых кличек. Называй меня Никита, пожалуйста, а то как-то несолидно, а если кто из моих заказчиков услышит, — Ник всегда говорил это, и каждый раз Кэтти игнорировала просьбу, — Мне чай с молоком, одно гляссе и два кусочка вашего фирменного брусничного пирога.

— Кого-то ждёшь?

— Да, это, кстати, сюрприз для тебя, так что…

— Тогда подам всё, когда сюрприз придёт, чтобы не остывало.

— Ты золото, Катя.

— Кэтти, — поправила его девушка, но она точно знала, что Ник проигнорирует это.

 

1

Если мальчишке и девчонке довелось жить по соседству, будьте уверены, их первые детские ссоры вырастут в настоящую дружбу. Он будет учить её надувать жаб, а она с увлечением пересказывать сюжеты любимых сказок. Даже если сперва она получит от него горсть приставучего репья в волосы, после он отобьёт её от страшной лохматой псины. Вместе они смогут стать пиратами, инженерами, монархами, докторами и мореплавателями, даже если первым покорившимся им морем будет простая лужа.

***

Веснушчатая Катя словно была рождена для того, чтобы стать верной боевой подругой, такой чтобы раз и на всю жизнь, Никита сразу почувствовал это. Ему нравилось, с каким увлечением она выкладывает в причудливый узор камушки в песочнице, ему страсть как хотелось узнать смысл этой игры. Знакомство он начал, как полагается: издалека крикнул дразнилку “Рыжий-рыжий, конопатый, убил дедушку лопатой” и уже подойдя ближе схватил самый большой камень и попытался скрыться с места преступления. Но был пойман тут же и одной точной подножкой повален на песок.

— Ты что ду`гак? Отдавай!

Катя вцепилась в сжатый кулак, безуспешно пытаясь разомкнуть мальчишеские пальцы.

— Сама дура! Не отдам!

Свободную руку Никита запустил в медные кудряшки Кати и дёрнул изо всех сил. Из глаз девчонки брызнули слёзы, но стерпев боль, она вывернулась и укусила противника прямо в запястье. Маленькие зубки больно сдавили кожу, хватка ослабла, и камушек с глухим ударом плюхнулся вниз. Катя тут же закрыла его ладонями и села сверху, не собираясь отступать.

— Ну и играй одна! — Никита показал язык.

— Ну и буду! — взгляд Кати упал на песочницу, и от вида разрушений, которые дети учинили своей дракой, в горле встал противный комок, а подбородок предательски затрясся.

— Ты чего? Не плачь, — растерявшись, Никита не знал с чего и начать, но на всякий случай сперва встал и поправил камни, что лежали ближе всего, — Сейчас я всё верну как было, только не плачь…

Всё ещё не зная, что вообще было-то, мальчишка по памяти пытался восстановить узор, но понимал, что делает всё неправильно. Но это сработало! Сперва Катя перестала всхлипывать, а затем тихонько начала командовать, указывая, что и как нужно положить:

— Нет, это ко`гидо`г! Там столовая, где инжен`гы обедают, — жутко картавя, делая маленькую паузу перед каждой попыткой произнести букву “эр”, девчонка бойко продолжала, — Здесь `гоботов соби`гают, а здесь делают платы, а это кабинет главного `гобото-техника! Моего папы! Нет, не так, он должен быть больше!

Наконец не выдержав, Катя подключилась к строительству сама, и вместе, проторчав в песочнице до вечера, набрав полные ботинки и шорты песка, дети закончили свою первую совместную фабрику по производству роботов. После у них их было ещё много, так же как и ссор, но всегда они заканчивались миром.

 

5.

Сюрприз не торопился приходит. Подумав, что Ник всё равно хочет пить, Кэтт принесла ему свежезаваренный травяной чай за счёт заведения. На этот жест доброй воли молодой человек лишь слегка кивнул, не отрываясь от работы.

А кафе между тем наполнялось новыми посетителями и персоналом. Первой на работу пришла Лиза, она как всегда вкатилась через парадные двери.



Мария Арика Петрова

Отредактировано: 14.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться