(не)предвиденная встреча

Пролог

  Яркие огни ночного города отражаются на неровной поверхности водной глади. Я полной грудью вдыхаю ни с чем не сравнимый воздух ночного Парижа и делаю еще несколько шагов вперед, оставляя позади доставившую меня сюда машину такси. Увидеть Париж - и умереть! Не про меня. Я жива и я снова здесь. На том же самом месте, что и шесть лет назад. Эйфелева башня невдалеке, как яркий ориентир, привлекает к себе взгляды практически с любой точки города. Построенная в конце девятнадцатого века и получившая имя одного из своих создателей, башня до сих пор вызывает жаркие споры о самой своей сути, что не мешает миллионам туристов со всего света приезжать сюда каждый год, в последствии увозя в разные уголки планеты ее уменьшенную копию в качестве сувенира для друзей и родственников. Она не полностью отражена на водной поверхности Сены. И натренированный мозг тут же отсчитывает расстояние, на которое нужно отойти, чтобы  картинка обрела смысл. Тот же самый Эйфель участвовал в создании Троицкого моста в моем теперь уже родном Санкт-Петербурге. Эту информацию, полученную во время обучения в университете около этого самого моста, как всегда не вовремя, предоставляет моя память. Я оборачиваюсь, вглядываясь в темные окна третьего этажа, вспоминая, как первые дни тогда, я каждый вечер любовалась подсвеченной башней, мечтая непременно о чем-то сказочном, что, по моему мнению мог подарить мне этот город. 

  В ночном воздухе веет осенней прохладой, но до настоящих холодов здесь ещё далеко. На мне джинсы и теплая толстовка, которые должны укрывать от холода ночи, но мне так зябко, словно я вновь в легком коктейльном платье. Каменный парапет притягивает взгляд магнитом. Мне не нужно дотрагиваться до него, чтобы ощутить его шероховатую прохладу. Однако руки сами невольно тянутся к остывающему после дневного зноя камню. Я отдергиваю руку, и усилием воли запихиваю обе ладони в карманы джинсов. Память, итак, слишком услужливо подсовывает яркие картинки прошлого. Я не отрываясь, смотрю в бархатную глубину ночного Парижа. Внизу, все еще полноводной рекой течет жизнь, то там то здесь раздаются шумные выкрики отдыхающих в портовых ресторанчиках. Здесь почти ничего не поменялось: чуть ярче свет, чуть шумнее ночь. И музыка. Хотя музыка все же изменилась. Стала более аутентичной, и уже не столь вписывается в облик этого города. Шесть лет. А кажется, будто вчера. Изменилась ли я за это время? Определенно. Однако, меня также, как и тогда, колотит в предчувствии… чего? Разве должно меня столько лет и событий спустя волновать… хоть что-то, связанное с этим местом? Я все-таки касаюсь кончиками пальцев холодного камня. И почти ощущаю снова крепкую ладонь на моем предплечье. Дыши! - приказываю себе. - Просто глубоко дыши! Вдох-выдох. В памяти всплывает перелив огней в бокале шампанского. На языке тут же появляется вкус игристого французского напитка… 

  Погруженная в собственные воспоминания я, тем не менее, отчетливо улавливаю тот миг, когда уже не одна. Мне даже не нужно оборачиваться, чтобы удостовериться в этом. Я знала, что он придет сюда сегодня. Он не касается меня, просто стоит рядом. Но я знаю, что смотрит на меня, чувствую его прожигающий насквозь взгляд кожей. В ночи его глаза почти черные, но я все еще очень хорошо помню их цвет: бархатные, словно растопленный горький шоколад. Я медленно поворачиваюсь к нему. Прошедшие годы оставили отпечаток на нем. Нет, он ни в коем случае, не выглядит хуже. Он выглядит… опаснее. Черты лица уже не такие острые, как бритва, юношеская смазливость окончательно уступила место сексуальной мужественности. Тело утратило худощавость, и сейчас передо мной великолепная в меру накачанная особь мужского пола. Я, не скрываясь, разглядываю его вблизи. Его свободная одежда ничуть не мешает мне. Он молча ждет, когда я наконец удовлетворю свое любопытство. Ну да, у него же уже была возможность осмотреть меня с ног до головы. Поднимаю глаза и, наконец, встречаюсь с ним взглядом. Он что-то говорит мне. Я не слышу. Его голос в моих эйрподс шепчет о любви, вплетаясь романтичной канвой в чарующие переливы мелодии испанской гитары. 

  Я Луиза Вишневская, 24-х лет отроду, наполовину русская, по факту, гражданин мира. Моя жизнь должна была стать ординарной, такой же, как у многих миллионов других жителей этой планеты, но одна встреча изменила все. Именно на этом месте шесть с небольшим лет назад началась эта история.

 



Лия Римская

Отредактировано: 15.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться