Нэро

Размер шрифта: - +

Глава 1. Нэро

В Нэро с самого утра царил переполох. Люди сновали туда-сюда также бездумно, как мошки у лотка с фруктами, зато гул стоял, будто здание было огромным чёрным ульем. Однако в это утро гул был отнюдь не рабочим.

У кабинета главы уже столпились все, кто только мог и не мог. Каждый норовил заглянуть и своими глазами увидеть кровавые веера на стенах, выбитое окно и тело отныне покойного шефа.

Кира Вальтер, разбуженная ещё затемно, быстрыми шагами направлялась в архив, стараясь на ходу пальцами расчесать синие кудри и немного разгладить помятый ворот рубашки. Впопыхах она успела только умыться. Завтрак остался для неё вчерашним сном, а за привычку не готовить одежду с вечера девушка уже успела себя несколько раз проклясть, хоть и понимала, что на помятой юбке и похожем на смятый фантик воротнике рубашки сегодня не будут акцентировать внимание.

Тяжёлые двери архива, на удивление, открылись без малейшего скрипа. Секретарь быстро протиснулась между ними, и те глухо захлопнулись. В нос ударил запах пыли, бумаги и чернил.

— Архивариус, ты где? — позвала Вальтер, оглядев этот огромный двухэтажный зал, заставленный шкафами с книгами, документами и прочим.

Только из двух небольших окон пробивался серый, будто угасающий свет, в котором медленно кружились пылинки. В царившей здесь полутьме легко было принять высокую стопку книг за человека, а стоявший в тени стол и вовсе — не заметить.

Чиркнула спичка, и у одного из шкафов-гигантов зажглась настольная керосиновая лампа. Жёлтый свет высветил из полумрака человека.

— Вот ты где, — Вальтер поспешила подойти к нему.

Архивариус дремал в своей инвалидной коляске, подперев голову рукой. Вид у него был не менее потрёпанный — застегнутая через пуговицу рубашка, разные носки. Из тонкой белой косы выбились пряди, как солома из пугала.

Плед, которым обычно архивариус покрывал ноги, лежал на полу поодаль.

— Смотрю, тебя тоже сегодня подняли ни свет ни заря, — не открывая глаз, сказал мужчина.

— Давно ты видишь сквозь веки? — девушка скептически выгнула синюю бровь. — Отдай мне то, зачем я пришла и спи дальше.

Белые ресницы архивариуса дрогнули, он с трудом заставил себя открыть глаза. Те были красные и опухшие.

Он мельком взглянул на секретаря, потом открыл ящик стола и стал что-то там искать.

— Давно не видел тебя в очках. Всё те же, в которых ты ходила в школе? — заметил он.

— Не успела надеть линзы, — объяснила Вальтер. — А у тебя зубная паста на щеке.

Мужчина на секунду замер, вытер лицо рукавом рубашки и продолжил копаться в ящике, доверху набитым всякой всячиной.

— Нашёл завещание? Куда ты его дел? — Вальтер уже начинала недовольно отстукивать ногой.

— Никуда, вот, прошу, ознакомься, — архивариус протянул Кире листок, исписанный идеальным почерком (хотя строчки местами всё же шли вкривь, было заметно, что рука дрожала), отвернулся и зевнул как уставший кот.

Вальтер прищурилась, вчитываясь в тусклом свете в текст.

 

"Нэро!

 

Если вы читаете это, то я по каким-либо причинам покинул этот мир. Прошу, не скорбите, я прожил достаточно, чтобы дать, наконец, этому старому телу заслуженный отдых.

Буду краток.

Сим документом я передаю Нэро, все свои достижения и планы, свои свершённые и несовершенные деяния своему сыну — Гурию Эшу. Уверен, он превзойдёт меня, как и положено будущим поколениям. Поддержите его, и пусть Нэро процветает вместе со всеми.

 

Навсегда ваш,

Командир А. Эш.

 

P.S."

 

— Понятно, — Вальтер сложила бумагу пополам и осторожно оторвала часть, где был постскриптум, и убрала в карман.

— Ну и зачем? — приоткрыв один глаз, спросил архивариус.

— Затем, что человека надо оставить в покое. Перепечатаю это, — Вальтер взмахнула завещанием, — на машинке. Потом верну оригинал.

— Как пожелаешь, — Архивариус снова подпёр кулаком щёку и закрыл глаза.

— Максим, как думаешь, каким руководителем будет этот Гурий?

— Не знаю, к гадалке сходи.

— Надеюсь, что он найдёт убийцу шефа. — Девушка опёрлась о столик, опустила голову. Голос её потух и стал таким же серым, как свет, сочащийся из окон.

— Время покажет.

— А может, и нет у нас, этого времени. Тьфу, заболтал ты меня! Мне надо огласить всем завещание.

Вальтер вскочила и быстрыми шагами пошла прочь. Архивариус потушил лампу и задремал, уперев отяжелевшую голову в полку с книгами. Чтобы выспаться оставалась пара часов, а может меньше.



Полина Урядникова

Отредактировано: 15.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться