Несколько правил для гоблинов

Несколько правил для гоблинов

Из прошлого осталось только имя – Фаби. И возраст – десять лет. Впрочем, про возраст ей сказали, а вот имя она сама помнила. Из личного - больше ничего. В памяти была темнота и пустота. И с одной стороны, волноваться не хотелось, так как она и не помнила, есть ли для этого причины. А с другой стороны… Пустота в памяти заставляла задумать, а было ли там хоть что-то. Она же не из воздуха появилась? И не сразу десятилетняя? Ведь наверняка где-то жила, росла.

- Кто я? – Фаби рассматривала свои руки, покрытые серой шерсткой. На каждой по четыре пальца, а на пальцах – широкие коготки.

У нее все тело такое, шерстяное, и лицо… мордочка? Фаби помнила, как назвать тот или иной предмет, но сравнить не могла. Вот у нее, правда: лицо или мордочка? Удлиненное, носик вытянут и приплюснут. Кажется, это пятачок называется. Уши большие, а еще есть рожки. И хвост. С кисточкой.

- Ты – гоблин. Вернее, гоблинша. Ты ведь девочка. – Эту информацию выдавал ей Шаман, взрослый гоблин, одетый в какие-то длинные тряпки.

В отличие от Фаби, он высокий, но вечно сутулится, и еще у него есть клыки, и шерстка на голове короче. Маленькая гоблинша не удивилась. Просто потому, что не помнит: а надо ли? Но информацию запоминала - все может пригодиться.

- Как я появилась? – Снова спросила Фаби.

- Просто появилась, - Шаман раздраженно отмахнулся от нее. – Не слишком ли много вопросов?

-Всего два, - Фаби огляделась.

Они сидели в пещере, сложенной из разнообразного мусора вперемешку с землей. Вернее, Фаби сидела на полу, а Шаман кружил по своему дому, словно ища что-то. 

- Вот и хватит с тебя. Знаешь, как зовут, и будь этому рада. – Он определенно начинал злиться.

- Но мне интересно, - Фаби хотела еще что-то спросить, но хозяин пещеры грубо схватил ее за руку и выволок наружу.

- Надоела, - шикнул он на гоблиншу и вернулся внутрь.

Фаби осталось только вздохнуть и отправиться изучать местность. И так, она гоблинша. Серая шерстка, большие ушки, рожки и хвост. А еще копытца. И все кого  она встречала по дороге, тоже такие же: гоблины и гоблинши. Вторые, правда, попадаются реже. А другие существа тут есть? И где: тут?

Столько вопросов. Малышка чувствовала, что к первому встречному с ними не подойдешь. Уж слишком суровые у всех мордочки. Впрочем, Фаби довольно быстро нашла тех, кто был не против с ней пообщаться. Возле одной из пещер (а их тут было ох как много) сидели гоблинши, чистили и резали какие-то плоды. Одеты они все были, как и Фаби: в рваные и грязные платья.

- Новенькая? – Одна из взрослых посмотрела на подошедшую с интересом.

- Ага, я Фаби. – Малышка кивнула.

- Фаби, вот бери и помогай картошку мыть, - вторая взрослая сунула девочке в руки ведро с водой. На его дне плавали круглые белые картофелины.

- А вы мне расскажете, как я появилась? – Маленькая гоблинша решила выдвинуть свои условия.

Взрослые переглянулись, как-то растерянно отвели глаза.

- Да никто этого не знает, - через минуту ответила одна. – Мы тут просто живем…

- Для чего? – Фаби начала собирать очищенные картофелины и отмывать их от грязи.

- Сколько вопросов-то, - сердито забурчала та гоблинша, что заметила новенькую первой. – От любопытства одни проблемы. Так что лучше помалкивай.

- Но я… - Фаби хотела что-то сказать, но одна из ее собеседниц, судя по морщинкам у глаз, самая старшая, ее перебила.

- Давай лучше работай, а потом уже будем на вопросы отвечать.

Фаби засопела, но начала мыть картофелины.

 

Обед оказался скудным, не особо вкусным, но хотя бы утолял голод. Малышка через силу доедала странное склизкое месиво, что ей положили в тарелку. Старшая гоблинша встретила ее на выходе из пещеры, где все ели, взяла за руку и повела за собой подальше от громких и суетливых групп.

- Будешь пока жить со мной, - объяснила она девочке по дороге. – Отвечу на вопросы, если буду знать как. А заодно научу тут выживать. Ну и по мелочи.

По мелочи, это оказалась целая наука: готовка, шитье, поиск более-менее пригодных в быту вещей. Следующие три года Фаби старалась быть полезной гоблинскому сообществу, а заодно узнавала о назначении в мире таких существ, как она.

- Никто не знает, как мы появляемся, - рассказывала старуха Тавия. – Просто в один день просыпаемся и ничего не помним. Да, все подозревают, что в прошлом что-то было, но особо не пытаются вспомнить. Так оно как-то легче. Сами по себе мы никому толком не нужны, зато вот люди нас ценят. Как слуг, правда.

- Люди? – Фаби удивленно уставилась на учительницу.

- Ну да, люди. Мы же не одни в этом мире живем. Есть и другие существа. Вот люди, они вроде и на нас похожи, тем, что ходят на двух ногах, но все же другие. Без шерсти, без рогов, без хвостов. Да и лица у них другие.

Фаби лишь через год увидела людей впервые. Тогда и узнала, почему они вообще приходят к гоблинам, на остров, где жил рогатый народ. Их забирали не просто так, а ради того, чтобы скинуть часть работы. Именно это и называется «слуги». Фаби передернуло. Уходить с этими… бесшерстными, ради того, чтобы жить в чужом месте, работать за чужих существ… Ужас какой. Для себя она такой участи не желала, поэтому еще несколько лет, при виде пришельцев с другого берега, пряталась поглубже в пещеры.

 

Но все меняется. И отношение к жизни. Фаби исполнилось тринадцать, и к этому времени ее внешность заметно изменилась. Стало проявляться то, что Тавия назвала «фигурой» и «грудью», и как объяснила старуха, теперь девочке стоило держаться подальше от мужских групп. Но нет-нет, а приходилось проходить мимо взрослых гоблинов, и их взгляды, громкое сопение заметно пугали Фаби. Держаться же все время рядом с гоблиншами тоже было не очень-то приятно: они и отлупить могли, и работой загрузить, и просто грубо высмеять.



Светлана Камушкова

Отредактировано: 03.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться