Нежный цветок лотоса

Нежный цветок лотоса

Инспектор Скотланд-Ярда Даниэль Росс считал, что обращение сэр ему весьма и весьма подошло бы. Но раз уж довелось родиться не в семье пэра, а в семействе пусть богатого, но торговца, то титул рыцаря или баронета придётся заслужить самому. Титул могли пожаловать за длительную безупречную службу, либо за успешное расследование громкого дела. Первый вариант инспектора особо не прельщал, значит, осталось дождаться подходящего преступления. И Господь услышал его молитвы. Инспектор взял в руки лист, исписанный размашистым почерком.

Дверь открылась, в кабинет ввалился сержант Люк Паркер, персональная головная боль инспектора Росса. Никогда бы инспектор не взял в напарники это тощее, рыжее недоразумение. Но ходатайство комиссара за племянника старого друга — это фактически приказ.

Сержант радостно поздоровался, с размаху опустился на стул, смахнув пару картонных папок. Даниэль закатил глаза и привычно отодвинул письменный прибор на дальний край стола. Инспектор протянул лист напарнику и коротко пояснил:

— Новое дело. Это заявление лорда Чарльза Картера, Третьего герцога Кливленд о пропаже розового алмаза.

Сержант быстро пробежал глазами документ, ероша кудрявые волосы.

— Это же тот самый алмаз! — восхищённо воскликнул он. — Тот, что индийский раджа подарил герцогине Картер. Тот алмаз, что получил имя: Нежный цветок лотоса! Не может быть! Двадцать пять карат, невероятно насыщенный цвет, я бы многое отдал за возможность подержать в руках такое сокровище. И ещё больше за знакомство с легендарной герцогиней.

Инспектор хмыкнул.

— С герцогиней мы сегодня встретимся, посетим городской особняк Кливлендов. И почему эта женщина легендарная?

— Как, вы разве не знаете? — Люк пробежался из одного угла кабинета в другой.

— Сядь и расскажи, — попросил инспектор.

Однако Люк не мог успокоиться.

— Мы должны, просто обязаны разыскать Нежный цветок лотоса! А о том, как алмаз оказался у герцогини лучше всего расскажет констебль Джонс. Он служил в гарнизоне Мируты во время восстания сипаев. Там же находился майор Картер, тогда ещё не герцог, с женой. Пригласить констебля? — спросил сержант и, не дожидаясь ответа, выскочил из кабинета.

Даниэля удивляла способность напарника заводить знакомства. Всего месяц в Скотланд-Ярде, а уже знает об его обитателях куда больше инспектора, прослужившего здесь год.

Люк не заставил себя долго ждать. Он опять ввалился в кабинет, следом степенно вошёл высокий широкоплечий констебль Джонс. Констебль снял шлем, одёрнул синий мундир и встал по стойке смирно.

— Проходи, садись, — кивнул инспектор. — Расскажи всё, что знаешь о розовом алмазе.

Джонс сел на жалобно скрипнувший стул и неожиданно заявил:

— Украли, значит, Нежный цветок лотоса? Ну, может, оно и к лучшему, для её светлости уж точно.

Инспектор с сержантом удивлённо переглянулись. Констебль, заметив это, поспешил объяснить:

— Я эту историю по порядку расскажу, так понятней будет. В гарнизоне наших войск да туземных ровно пополам было. Ну, ещё там семьи, жёны, детишки. Герцог Картер, тогда просто майор, неделю как вместо старого начальника гарнизона должность принял. Жену юную с собой привёз. И тут такая оказия: ввели в обращенье винтовку новую, к ней патроны в упаковке, промасленной жиром коровьим. А в Индии-то корова скотинка святая, чуть не молятся на неё. Дикари, что с них взять. Начальнику бы войти в положение. Нет, заставил в гарнизоне стрельбы проводить. Часть туземцев и отказалась. Их за неподчинение приказу сначала чуть не расстреляли, но потом разжаловали и в тюрьму кинули. Перед тем эполеты сорвали. Майор с особым рвением старался. На завтра беспорядки начались, части туземные восстали. Не все, конечно, если бы все, нас, британцев, подчистую бы порезали, а так, только тех, кто в город на выходной ушёл. Никого не пожалели: даже женщин с детьми, даже своих, кто заступиться задумал. — Констебль замолчал, видимо, вновь переживая события семилетней давности, перевёл дыхание и продолжил: — Леди Нэлл, так все тогда жену майора звали, тоже в городе была, спаслась чудом. Прибежала в гарнизон, когда мы к отступлению готовились, семьи на повозки грузили. В чём есть уходить пришлось. Хвала Господу, что мятежники не сразу на гарнизон двинулись, а ринулись к тюрьме, своих освобождать. Вот время мы и выиграли. Уходили под защитой полка туземного. Спасли нас тогда Бенгальские пехотинцы. Дикари, а по гроб жизни свечки за их здоровье ставить буду. Так вот, прибежала леди Нэлл, да не одна, привела с собой раненого туземного мальчишку. Майор как увидел, не сдержался, закричал на жену, зачем, мол, щенка приволокла. Чуть не ударил, намахнулся, да она не испугалась. Выпрямилась, глаза сверкают, говорит: это не щенок, это наша надежда. Его дед — раджа, набоб Рампура. Туда пойдём защиты просить. А надо сказать, майор тогда в растерянности был, не знал, куда податься. С мятежниками вооружёнными драться, это не эполеты срывать. Так мы попали в Рампур. Тяжёлой оказалась туда дорога. Поначалу от мятежников отбивались. А позже отстали они. Потом мы узнали, на Дели направились. Леди Нэлл в походе редкую стойкость проявила, не зря она внучка героя Ватерлоо. Женщины на привале причитать начали. Так она кого лаской успокоила, кому пощёчин надавала. Заставила раненых перевязывать. Различия между своими и туземцами не делала. Они, говорила, нам жизнь спасли. Мальчишка, внук раджи, от леди на шаг не отходил. Оказалось, он в Мируту тайком сбежал, гарнизон наш посмотреть. Посмотрел. От мятежников пострадал за то, что кого-то защитить попытался. Дал нам убежище набоб Рампура. А за спасение внука подарил леди Нэлл алмаз, прозванный Нежным цветком лотоса. После Рампура остатки нашего гарнизона перекинули к Агре. А майор службу оставил. Уехал в наследство вступать и не вернулся...



Наталья Алфёрова

Отредактировано: 14.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться