Новогодние шары цвета Колы

Глава 1. «Прем и Санджана» В смысле?!... Не моя комната!?

      — Арнав, мы стоим не у того выхода! — продолжала восклицать Кхуши, описывая круги вокруг своего мужа и поминутно оглядываясь на другие выходы, чтобы, не дай Богиня, не пропустить долгожданную гостью.


— Кхуши, успокойся, никуда твоя Лаванья не денется, — собирая остатки хваленого терпения, мистер Райзада пытался угомонить свою неугомонную жену.


— Ты ведешь себя, прямо как Прем из того кинофильма. Помнишь, который мы смотрели в большом зале вместе со всеми? — Не отступала ярая обожательница Салмана Кхана, постер которого снова вернулся на своё место в их комнате, невероятно раздражая Арнава.


— Такое сложно забыть, Кхуши. Ты же потащила на наше романтическое свидание всю семью. А потом вы с Эн-Кеем и тетей проплакали больше половины почти трех часового фильма. Я даже удивлён, что ты помнишь этот день. Впрочем… — немного закатывая глаза и приподнимая правую бровь, молвил великий владелец империи AR-дизайн. — Чему я удивляюсь… — движения его становилось резкими, а тоне появлялся холод растревоженного Эго. — Конечно, вся семья была счастлива, как ты можешь такое забыть. Ты же устроила такой спектакль на входе в зал, потому что вам приспичило устроить «пикник» прямо во время просмотра. Ты уделила всем и каждому свое внимание, кроме одного-единственного человека… — начал Арнав, возвращаясь к их давнему разговору.


— Зазнайка, — несколько обиженно, пробормотала стрекоза так, чтобы её непременно услышал тот человек, на которого так усердно намекал Ассер.


— Что за?! — привычно возмутился мужчина.


— «Что за», «что за», только это от тебя и слышу! Давай же, — беспардонно перебила его неугомонная обиженка, — подними эту табличку и сделай селфи на фоне аэропорта, чтобы затем сказать всем, что ты был здесь, а она не пришла! — Восклицала Кхуши, сопровождая свою речь бурным жестикулированием, и попытками насильно сделать его руками все вышеупомянутое.


— Я вообще не понимаю, зачем нам эта табличка! — вспылил Райзада, разозленный её репликой, поведением и очередным сравнением с этим, теперь уже ненавистным «героем». В знак своего протеста «Зазнайка» швырнул табличку в ближайший мусорный бак. — А то Лаванья без неё нас не узнает? За полтора года у тебя не выросли ни усы, ни хвост, а я не облысел.


— Вот теперь она точно нас не…


— Ах, вот вы где! — прерывая миссис Райзада на полуслове, к ним подскочила сама виновница их поездки в аэропорт, повисая сразу на них двоих. — Как же я соскучилась!


— Могла бы и раньше приехать! — стискивая Лаванью в объятиях, осадила её Кхуши. — Где ты была так долго?


— Стояла и наблюдала, как вы вдвоём мило цапаетесь, — безапелляционно заявила мисс Кашьяп.


— Я тоже рад тебя видеть, Лаванья, — вклинился Арнав.


У обеих девушек вновь выступили слёзы, и они снова стали буквально душить друг друга в объятиях.


— Чамкили, я очень часто вспоминала тебя в Лондоне. Я даже надевала традиционную одежду и ходила в храм. Представляешь?! — быстро заговорила только что прибывшая молодая особа, хватая под руку свою подругу и увлекая ее в самую гущу народа, спеша к выходу.


      Тяжело вздохнув Арнав, взял разноцветный чемодан с изображением Биг-Бена и направился вслед за удаляющимися и мелькавшими в толпе девушками, которые необычайно увлеклись своей беседой. Они не замечали ничего вокруг себя, несмотря на то, что находились в одном из крупнейших аэропортов страны. Под многочисленные рассказы они уселись в белый внедорожник, практически не замечая смены обстановки. Лишь у Лаваньи, где-то на закоулках сознания мелькнула мысль, что со времени её отъезда предпочтения Ассера относительно больших и дорогих машин, никуда не делись.


— Представляешь, — перепрыгивая с одной темы на другую, а потом снова возвращаясь к уже затронутым, неугомонно продолжала мисс Кашьяп, не осознано наталкивая Арнава на мысль о том, что его бывшую невесту явно подменили, и теперь она такая же сумасшедшая, как и его жена. — В Лондоне есть самый настоящий храм с самой настоящей Богиней. Я записалась на кулинарные курсы и научилась печь твои любимые джалеби, — безостановочно трещала девушка, вырвавшаяся из мира моды на короткие каникулы, всплески ее эмоций захлестывали и собеседницу, на лице которой светилась улыбка. — правда до этого пару раз я накормила родителей сырым тестом, — Выбивая смешок, сообщила Лаванья, наконец, переводя дыхание, — но теперь у меня отлично получается! Чамкили, а как ты здесь?


      Стрекоза ничего ей не ответила, многозначительно глянув на водителя в тёмных очках. Даже сквозь них Арнав поймал взгляд своей возлюбленной, чем, по обыкновению, ее смутил, Лаванья поняла свою подругу без слов. Был момент ее жизни, когда она тоже смотрела на этого мужчину с обожанием, но время вылечило её тягу к человеку, который остался равнодушен к её чувствам и нашёл себя в этой немного сумасшедшей девчонке, что довольно сильно изменилась за прошедшее время. Куда-то ушла вся эта подростковая угловатость, неуклюжесть, она стала более женственной, появилась некоторая степенность в действиях, а также чувство стиля и меры.


      Некоторые изменения в поведении Кхуши Лаванья заметила уже после встречи со всей их семьёй, после радушного приветствия Анджали и даже Нани. Также про себя девушка отметила, что безумно скучала по ним, жителям Шантивана, и по тетиному излюбленному «здравствуй и пока» и даже по белой и пушистой Лакшми. Все эти долгие восемнадцать или чуть больше месяцев, для мисс Кашьяп они были вечностью. Она безумно скучала по всем ним, а вот исчезновение зятя, Паяль, Акаша и дяди Манохара её не удивило, девушка с легкостью списала их отсутствие на очередную командировку, и отчасти была права. Со времени её отъезда многое изменилось, но большая часть осталась прежней. Тётя продолжала называть Кхуши рваным сари, Анджали проводила каждое богослужение, Ассер по-прежнему много работал, бабушка делилась с Лакшми своими секретами. В какую-то долю секунды у Лаваньи возникло ощущение, что она вернулась домой, хотя жилье ее было теперь в холодном, часто туманном, Лондоне. В момент пришло осознание, что её настоящая жизнь не там, за океаном, а здесь, в теплой солнечной Индии, в самом сердце Дели, более того, среди этих самых людей. В семье Райзада Кашьяп ощущала желанную теплоту, нужность и уют. В их размеренной беседе, перемежающейся с редкими мягкими шутками, в этих искренних эмоциях и приветливых улыбках бизнесвумен желала раствориться, став частью всего этого, подобно…



Есения Блэк

Отредактировано: 14.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться