Новый год на Марсе

Часть 1

– Пиф! Паф! – Вик наставил на меня пистолет.

– Ой-ой-ой! – захват, фиксация кисти, нырок под локоть, переворот, и вот уже рука мужчины заломлена за спину.

Пистолет с громким стуком упал на пол, и я быстро отпихнула его ногой подальше.

– Умирает, зайчик мой! – проникновенным голосом шепнула ему в ушко и поцеловала, отпуская любимого.

– О, да, умираю! – потирая плечо, простонал мой великовозрастный зайчик. – Умираю, как хочу тебя, моя стр-р-рашная хищница.

Он ласково потерся носом о мой нос и с нежностью обхватил лицо ладонями, заглядывая в глаза.

– Мур-р! Люблю тебя! – выдохнула ему в губы, ловя теплое дыхание. – Люблю, люблю!

– И я тебя, моя кошечка! Очень-очень… Сладкая… Мм…

Наши губы слились, жадно доказывая право сильного, и окружающая действительность взорвался. На кончиках пылающих пальцев таяли арктически льды. Кипящие чувства выплескивались раскалённой лавой, сметая на своем пути стеснение и запреты. Горячие гейзеры страсти возносили до самого неба и звезд, а затем швыряли в пучину, где объятья головокружительного водоворота восхитительного напряжения жадно затягивали нас на самое дно океана, чтобы в решающий момент вместе с финальным рваным выдохом вытолкнуть на поверхность.

 

***

– Люблю тебя, малыш!

– Не уходи, – жалобно попросила я, физически ощущая, как рвутся тонкие нити между нами.

– Прости, боюсь, Эдуард Петрович не оценит моего опоздания, тем более сейчас, когда все сроки уже прошли и проект нужно срочно сдавать заказчику. А если я все не проверю и не доработаю, то клиент вновь взбрыкнет и сорвётся с крючка, и тогда плакала моя новогодняя премия. А я так хотел побаловать свою кошечку новой шубкой.

Любимый застегнул пуговку на манжете белоснежной рубашки и сел на край кровати. Я перевернулась на бок и потянулась к нему, абсолютно не стесняясь своей наготы. С задумчивым видом Вик провел линию от основания моих волос через лоб, нос, на мгновение задержав подушечку указательного пальца в районе приоткрытых губ, чтобы ощутить мимолётную ласку шаловливого язычка. Не отреагировав на мое поддразнивание, он тяжело вздохнул, отстраняясь.

– Мм, твоя кошечка может прекрасно походить и в старой шубке. А вот без тебя меня никакая шубка не согреет. Останься! – провокационно блеснув глазами, я молниеносно поднялась, крепко обвивая Вика руками и, слегка потершись о ткань сосками, прижалась к его спине обнаженной грудью, водрузив подбородок на мужское плечо.

– Ненасытная моя! – любимый легонько чмокнул меня в нос и, отклонившись, позволил мне ужом проскользнут вперед и оседлать его колени. – Подожди три дня… – игриво попросил он, огладив мои плечи и скользнув руками к груди.

– Это долго… – капризно буркнула я, выгибаясь и скрещивая ноги за его спиной.

– Я буду очень... – дразняще обведя языком мой сосок, он осторожно втянул его губами, – …очень спешить!

Быстрый жалящий поцелуй, и я уже распластана на кровати.

– У-у-у, – досадливо стукнула кулаком по смятой подушке и взбрыкнула ногами.

– Не вредничай, Мари! – грозно нахмуренные брови Вика не скрывали лукавый блеск его глаз. – Через три дня у меня начнётся отпуск. И там, моя хорошая… – он наклонился надо мной и требовательно впился в губы жестким поцелуем.

– Ну и иди на свою работу! Иди, рыболов! Тогда я с Лилей вечером пойду в «Орион». Напьюсь там и буду грязно приставать к симпатичному бармену, – я обиженно сложила руки на груди, демонстративно задирая нос, когда любимый отпустил меня.

– Я категорически не против, чтобы ты развеялась, но очень тебя прошу, – Вик серьезно посмотрел на меня, – Не делай того, о чем пожалеешь!

– Хорошо, не буду, – тут же сдалась я без боя, привставая на колени, чтобы обнять любимого за шею и подарить ему сладкий многообещающий поцелуй. – Иди! Твоя кошечка дождётся тебя.

Вик легонько хлопнул меня по попе и направился к двери.

– Но помни… – не удержавшись, зловещим тоном крикнула ему вслед, – ровно в полночь я буду в «Орионе» и ты потеряешь меня в глубинах космоса, а зеленые человечки похитят меня и утащат на Марс! Если, конечно, ты не позвонишь!

– Пока, Мари! Я позвоню в десять. Обещаю!

Дверь за Виком с грохотом захлопнулась, а я плюхнулась навзничь на кровать, размышляя, чем заняться в последнюю неделю перед Новым годом.

 

***

Лилька-предательница не брала трубку. Зевнув, я бросила сотовый на кровать и пошлепала в ванну. Пару минут корчила смешные рожицы своему отражению, накрутив в рожки короткие взъерошенные рыжие волосы и нарисовав под носом виковой пеной для бритья солидные усы.

– Я Эдуард Петрович, а вы, Виктор, опоздали, и я лишаю вас премии! Ха-ха-ха, – грозно нахмурив брови и обвиняющее тыкая пальцем, зеркальная я с потусторонним смехом отчитывала гипотетического Вика.



Евгения Соколова

Отредактировано: 04.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться