Новый мир

Глава 1

Я, Ютама  - дочь Литивара.  Некогда отвергнутая кланом, за невозможностью быть той, кем должна была.

В мире, среди нашей расы, есть определенный закон презирающий тех, кто чем-то отличается, особенно если значительно, от других. Та же участь постигла и меня. Я родилась, как обычно в яркий солнечный день на священном плато среди шумных ветров раздирающих палатку, в которой мать истошно орала являя меня на свет. Отец и несколько стражников с повитухой бдели, чтобы все прошло, так, как нужно по традициям великого народа чемиров. Кто снаружи, кто внутри… Но что-то вероятно пошло не так. Представляю лицо родителей, когда расстроенная старая Ами – принимавшая роды чуть ли не у всех в нашем клане, со времен моей прабабки - поднесла новорождённую к ним спиной, и произнесла:

- Нет у вас дочери, родился изгой. 

Это самое страшное, что можно услышать о своих детях. Приговор. Мало того, что это бросает тень на твой род, потому что он способен породить изъяны, так еще и тебя будут обходить стороной пока «уродство» не покинет стан. То есть я. Конечно же таких как мы сразу не убивали и не бросали на съедение видарам или руагам. Мы росли среди всех детей, чему-то обучались, как и все, но отличие все же имелось – все то же пренебрежение. К чему вкладываться в тех, кто однажды, как только встанет на ноги и хоть как-то сможет постоять за себя, покинет клан? Какие можно сделать на него ставки? Никакого изъяна не должно быть! Никакого уродства, слабости… ничего, что делало клан ущербным. Наш мир суров и выживать в нем становилось с каждым разом сложнее и сложнее. Одно радовало, такие случаи были редкостью. Так в чем мое отличие?  У меня не было крыльев…

 

 

Высоченные скалы виднелись в сером прозрачном тумане далеко на горизонте. Темные коричневые валуны, что служили укрытием, сыпались местами крошкой от моих прикосновений. Я привстала и оглянулась. Местность ничем примечательной не была, все такая же бескрайняя долина ветров и камень. Много камня и ни кусочка земли. Ничего живого здесь нет, нет воды, нет мелкой живности. Разве что редкие заблудшие видары, как этот, что стоял от меня в  двадцати шагах, появлялись в этих краях. После долгих блужданий, не найдя пищу и воду  они помирали, так и не дойдя до более пригодных для жизни мест. Глупые животные, но мощные, такой придавит, раскатает в миг, надо быть осторожной.

Пристально наблюдая за ним, я вновь нагнулась и спряталась. Опасный, но вкусный. Мысленно улыбнулась в предвкушении будущего обеда, и наконец, решилась. Видар мотнул головой, круто развернулся и лоснясь вспотевшей коричневой кожей направился к скалам. Еще не хватало этому тупому животному забрети ко мне в пещеру. Ну уж нет он попадет своей неповоротливой задницей ко мне только в качестве пищи! Выхватив длинное копье, кинулась с завидной резвостью на него. Прытко взмыв на широкую спину, привела зверя на некоторое время в замешательство. Если бы у меня были крылья, я бы непременно взлетела вверх, насколько позволял мой вес, и совершила бы нападение сверху, как и делали все чемиры. Но мне пришлось учиться другому, придумывать свои ходы. Надо признать животное было внушительных размеров, толстое, на коротких ногах, с длинным мощным хвостом. Его глупая голова пыталась высмотреть меня на своей широкой спине покрытой толстой кожей. Мои меткие удары попадали точно в уязвленное место у шеи и лишали его сил. Он извивался и рычал, пытаясь сбросить меня, но напрасно, обхватив сильными ногами видара за бока, я продолжала наносить страшные удары один за другим. Надо позавидовать силе чемиров, которой наградил их великий Гуа. В моем народе даже поговаривали, что наша раса одна из самых сильных во вселенной. Тогда-то я впервые узнала, что жизнь на Риане не ограничивается нашей. Есть много других миров, которых мой народ заведомо ненавидел, продолжая жить особняком, и не приветствуя чужаков с какими бы намерениями они не приходили. И так сложилось, что я за всю свою недолгую жизнь не видела ни одного пришельца с далеких звезд.

Видар последний раз судорожно втянул воздух, одновременно приподнявшись на передних лапах и упал, чтобы навсегда затихнуть. Окровавленное копье продолжало торчать из шеи, а мне казалось, что сил выдернуть его уже никаких нет. Вообще исход был удачным. И не так часто таким можно полакомиться. В основном в мой рацион попадали мелкие млекопитающие обитающие в пещерах или между скал, зверьки менее юркие, как и  менее вкусные. Но этот экземпляр был сейчас моей победой и праздником. Правда, для меня одной многовато, но ничего, как-нибудь расправлюсь, перетащу поглубже в свое убежище, где холоднее и другие припасы лежат. У меня уже давно все устроено, за несколько лет жизни изгоя. И все-таки я молодец! Одолеть и огорошить такое животное без крыльев, дорогого стоит. Видел бы сейчас меня совет, возможно бы я переубедила их в том, что  с изъяном чемир то же может быть полезен.

Все еще глядя на поверженное животное, тягостно вздохнула. Это всего лишь глупые мечты. Принять меня обратно клан не может, как и доказывать что-то бесполезно.

Чемир без крыльев - это - не чемир! Как приговор звучали эти слова, перед тем как официально выпроводить за стан.

Но это всего лишь одна из громких фраз - главная, есть и другие отличия во мне от моего народа. Цвет моей кожи отличался от обычного темно-бардового. Я удивляла всех слегка лиловатым оттенком, как глупая и противная птичка сийти, что обитала в пещерах, и гадила прямо на тебя. Мой рост был ниже обычного. Самая маленькая женщина у нас считалась под два метра. Но я же, коротышка не доросла каких-то двадцать сантиметров! И наконец, мои волосы их цвет просто раздражал! Все с гордостью носили ярко красные и с рыжиной густые гривы, а я по сравнению с ними была лысой и невзрачной, с черными волосами и красноватым отливом. И кто я после этого?! Никто. Никто так и не ответил на мой вопрос, в кого же я такая уродилась. Вдобавок к моему несчастью, мать умерла после родов, отчего ненависть к моему виду стала еще больше. Так и прозвали - несущая смерть. А когда мне исполнилось десять лет, пропали бесследно отец с младшим братом. Кстати, брат то же немного отличался, но не настолько, чтобы выгнать из клана. В общем, жизнь в клане после этого представлялась для меня чем-то невыносимым и кошмарным. Приходилось постоянно терпеть побои, насмешки, отчуждение, я уже тогда живя среди них была изгоем. Они учили ненавидеть чужаков, а я ненавидела их, потому что чужаками для меня становились именно они. Учили ненавидеть и одновременно бояться всех.



Ольга Фэйт

Отредактировано: 13.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться