Нуиотдых

Нуиотдых

С отдыхом у меня обычно как-то всю жизнь не складывалось. Я и сам не особо умел отдыхать. На поваляться с книжкой мне хватало пары дней, круглосуточно мокнуть в каком-нибудь там водоеме тоже не хотелось, а достопримечательности четко делились для меня на два вида: те, про которые я и так все знаю, и те, про которые я и знать не хочу. Но все-таки я пытался иногда иметь совесть и вывозить ребенка, то бишь Ксюшку, понюхать природу. А когда ребенку исполнилось 15, нам вообще повезло отдохнуть на тонкой грани комфорта и экстремальности.

Везенье началось с судьбоносного появления в нашем отделении будущей Невесты-Всея-Андрея, Карины. Это истощенное чернявое создание лет восемнадцати сразу же притащило батарею лаков для ногтей и пометило вокруг себя территорию адской ацетоновой вонью. После этого оно обратило хищный взор на тех, кто не разбегался от нее, зажимая нос, и прибрало к рукам Андрея, поскольку тот, во-первых, всегда был безответным тютей, а во-вторых, страдал хроническим гайморитом с полной потерей нюха. В процессе поимки Андрея Карина обратила свои взоры и на меня: как и большинство девиц, она была падкой на яркую внешность — но быстро обозлилась из-за какой-то моей шутки про диету и, слава тебе господи, отвалила, хотя сначала пыталась строить козни и подыскивать на меня компроматы. С последним у нее ничего не вышло: собственно, никто не мог больше скомпрометировать меня, чем я же сам, поэтому отношения наши с ней застыли на стадии вооруженного нейтралитета. Зато жуть-девица окончательно поработила Андрея, а также задружилась с Юлькой и Ксюшкой, которую называла «девочкой» и учила жизни так, как не снилось в завистливом сне всем китайским мудрецам...

Единственное, что в Карине было неплохо — она оказалась довольно-таки гостеприимной, правда, за чужой счет: попросту, она пригласила всю нашу гоп-компанию отдохнуть в выходные на даче у своих родственников.

- У них дом просто шикарный, как дворец: три этажа, отопительный котел, горячая вода… Даже сейчас, в марте, холодно не будет! Тетка моя мне ключи отдала и сказала, что зимой-ранней весной я туда могу приезжать когда хочу и с кем хочу, - уверяла нас всех Карина.

Мне, в детстве изрядно пожившему в загородных халупах различной неудобности, что-то в этом рассказе показалось подозрительным, но Ксюшка, конечно, расцвела и запрыгала, предвкушая общение с природой, и я передумал артачиться, тем более, что Женек и Юлька тоже должны были поехать.

В день, когда мы выдвинулись за город, стало понятно: общение с природой будет возможно только в одностороннем порядке, потому что она на нас за что-то осерчала. Несмотря на конец марта, зверски похолодало, и унылый дождец, обливавший нас всю неделю, смерзся на земле в монолитную ледышку. Дополняли это все порывы ветра и колкий редкий снег, который, едва мы вылезли из своих тачек, начал иглами впиваться в физиономию.

Дом Карининой тетки и впрямь оказался похожим на дворец, или, точнее, на подделку под старинную усадьбу: у него были узорчатые железные двери, белые колонны и розовая, как молодая свинка, штукатурка. Однако владелец, видимо, вложил все бабки исключительно в дом и полностью забил на участок. В результате шикарное строение тулилось на неудобном склоне высоченного, почти вертикального холма, нависающего над узкой замерзшей рекой. Наклон был таким, что при попытке спуститься к дому казалось, что ты лежишь, а не идешь, а при попытке, наоборот, подняться — что ты занимаешься альпинизмом. Ботинок с шипами, по крайней мере, очень не хватало. Проезжая мимо Женька, я поделился с ним этим наблюдением, но он стоял на карачках в обледенелом сугробе и только и смог, что прохрипеть:

- Да отстань ты! И чего мы поперлись сюда…

Он булькнул и замолк, потому что в него, размахивая руками, въехала Карина. Не схвати я ее за локоть, она бы как пить дать брякнулась на тощий зад, но вместо благодарности я получил опять ворчание:

- Аккуратно! Пальто мне помнешь. Я не пойму, вы будете сумки выгружать, или нам, женщинам, все таскать?

Тут Карина, к нашему удовольствию, тоже булькнула и замолкла, потому что в нее, вопя, врезалась Юлька, а в Юльку — Ксюшка. Девчонки радостно хохотали, и Каринино сдавленное шипение проигнорировали, поэтому она атаковала Андрюшку:

- Андрей, что ты там возишься?! Иди помоги мне открыть дом!

Андрей высунул голову из-за наших машин, которые кое-как стояли наверху неровного склона, и послушно поехал вниз. По тому, как он ловко толкался левой ногой и огибал препятствия, сразу была видна его долгая дружба с фигурным катанием: я помнил, что в детстве он даже брал какие-то призы на юниорских соревнованиях. Виртуозно промчавшись между скрюченным Женьком и застывшим на полусогнутых мной, он триумфально врезался в крыльцо. К нему с воплем «чертов лед», тормозя каблуками, подъехала Карина, и они принялись ковыряться в замке. Я решил, что с этим все в порядке, и обратился к Ксюшке:

- Пошли попробуем притащить жратвы и вещей. Ты, я надеюсь, взяла что-то теплее этой куртки?

- Не-а, Карина же сказала, тут котел, и вообще, весна… - она смачно хлюпнула малиновым носом.

- Тогда иди посиди в машине или вали в дом, там хоть не дует.

Ксюшка послушно уехала вниз, а я сумел вскарабкаться наверх и достать несколько сумок. На пути обратно я даже почти не падал: конечно, мне было далеко до Андрея, но я попытался вспомнить школьные навыки раскатывания ботинками ледяных дорожек и применить их на практике.

Так мне удалось добраться до Женька, который снова стоял на карачках, только в другом обледенелом сугробе: ближе к дому. А на крыльце жилища разразилась бурная дискуссия с обвинениями, в смысле, Карина обвиняла Андрюшку, что тот не может открыть простую дверь, а рядом Ксюшка и Юлька дышали на пальцы.

- Чего, ребятишки? - поинтересовался я, влезая к ним под сень козырька и бухая сумки Ксюшке под ноги. - Нешто замок замерз?



Кристина Выборнова (Аделя Хильман)

Отредактировано: 21.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться