Обещание

Обещание

И Боже, Боже, как же она устала! Больше суток в перелетах, две пересадки, аэропорты, которые она ненавидела за безликость, за то, что люди превращаются в массу, которая покорно растекается по направлениям. Если бы не обещание, которое она дала бабуле перед ее смертью… Лисса с любовью погладила голубой искусственный бриллиант– тот свисал с шеи  в красивом кулоне на цепочке,  и огляделась. Близился вечер, а нужно еще добраться до бара в горах, и Лисса пошла в сторону стойки с вызовом такси, в череде таких же, как она, туристов.

    Сегодня был день самой большой  активности метеорного потока Леониды. Туристы приезжали  в Алабаму ежегодно в ноябре, как на аттракцион. И сейчас заранее занимали места, откуда лучше всего виднелось небо. Всюду звучал нежный голос Эллы Фицджералд и Луи Армстронга, чуть реже– Фрэнка Синатры. Они выводили  «Звезды падали на Алабаму» в сопровождении  мурлыкающего саксофона.  Лисса  уже несколько лет пыталась попасть в Алабаму именно в этот день, но как всегда, что-то мешало. То отпуск не давали, все-таки ноябрь для родного Гонконга– это наплыв туристов, и спрос на экскурсии, а Лисса была именно экскурсоводом,  то денег не хватало: две тысячи долларов за билеты, –для нее это была приличная сумма. хоть бабуля и оставила ей немного денег на поездку. Но, теперь все позади. Она здесь! Лисса вдохнула необычно холодный для ноября воздух.

   Бар здесь, в горах, в пятидесяти милях от аэропорта, они с бабулей выбрали давно. В  1966 году бабуля, молодая, красивая стояла и смотрела на небо здесь в Хантсвилле в Алабаме, на веранде похожего бара, а  с неба падали звезды–Леониды. В тот вечер она встретила своего мужа,  через год родила дочку– маму Лиссы, а еще через год муж бабули умер. Внезапно. От разрыва сердца.

   Лисса отвлеклась от воспоминаний, удивленная шумом вокруг. Она встала из-за столика,  вышла со всеми на широкую веранду и нахмурилась. С неба валил снег. Крупные хлопья сыпались на головы людей, оседали на одежде, укрывали землю серым от сумерек покрывалом. То есть, «сказочная страна из звезд» отменяется? Толпа распадалась на пары, тройки, более крупные компании, рассаживалась по машинам и терялась за плотной стеной снегопада. Лисса побрела назад в бар. Ей спешить было некуда-она намеревалась провести здесь всю ночь, поэтому заказала отель  в городе только с завтрашнего дня.

    В баре осталось всего несколько человек. За стойкой  на высоком стуле обустраивался забавный парень, со светлыми волосами, собранными ободком назад в куцый хвостик.  Такая же светлая короткая бородка, маленькие усики над губой и светло-серые глаза придавали ему вид доброго хомячка. Он и даже водворялся на неудобном сиденье как-то уютно: ерзал, выбирая удобное положение,  мягко подвертывал  рукава худи, успевшие намокнуть от снега. Когда Лисса подошла ближе, он улыбнулся и застенчиво произнес:

– Я-Джейк.

– Мне кофе, большую кружку, много сливок и сахару,– Лисса поймала тягучий мужской взгляд бармена,  равнодушно отвернулась и дружелюбно кивнула хомячку:

– Лисса.

– А ты из Китая? У тебя акцент кантонский. Я преподаю астрономию в школе, у меня есть несколько учеников с таким акцентом. А сюда приехал сделать снимки, чтобы потом рассказывать детям о том, как в 1833 году буря падающих звёзд обрушилась Алабаму, тот метеорный дождь был такой силы, что  остался в памяти людей навсегда. А  спустя сто лет появилась знаменитая песня «Звезды падали на Алабаму», и на номерных знаках авто разрешили выбивать звезды…  Так все-таки…– Джейк посмотрел Лиссе прямо в глаза,– ты из Китая? Внешность у тебя…

Лисса все знала про свою внешность. Чуть раскосые, карие глаза, они наливались желтым медовым цветом, когда она злилась или, наоборот, смеялась. Классическое каре из черных жестких прямых волос. Очень белая кожа. Татуировка: виноградная лоза,  обвивающая плечо и тянущаяся к уху. Глаза и волосы от папы, коренного гонконгца. А белая кожа и склонность к самовыражению от мамы, американки. От бабули неуемный, но добрый характер и стремление познавать мир. Вот такая смесь. Как тебе, хомячок? Лисса пожала плечами:

– Моя мама –американка. Ей предложили работу юристом в Гонконге в начале 90-х, тогда, перед объединением с Китаем, многие  западные специалисты уезжали из страны. Бабушка сказала, почему нет? И они вдвоем переехали. Там мама вышла замуж. Родилась я. Мама и отец решили, что Гонконг им подходит лучше, чем Америка. Только бабушка тосковала по своей Алабаме и поэтому  взяла с меня обещание: когда я стану взрослой, чтобы обязательно привезли ее сюда. Я обещала.

 – Привезла?

– Конечно.

Джейк оглядел бар.

–А…Где она?

Лисса помолчала. Хороший вопрос.

–Вот.

На ладони обрамленный в красивый кулон лежал голубоватый камень. Выращенный из праха бабули. Лисса посмотрела испытующе, как среагирует?

Джейк подпрыгнул на барном стульчике, это выглядело почти смешно:

– Да ладно! Камни из праха! Я о таком только читал! В Гонконге уже так делают?  Ну да, там перенаселение дикое, мест нет даже для колумбариев. Тоже читал. И ты все время носишь  с собой бабулю? А можно, я расскажу об этом своим ученикам?

Лисса тихо засмеялась. Ну, надо же.  В неожиданном месте. Случайно. Свой… Свой человечек.

– Давай закажем глинтвейн и пойдем на веранду?

   Снег шел уже совсем редко, от поднявшегося ветра снежинки, казалось, танцевали  в воздухе. Из колонки, выставленной в окно бара,  донесся шорох, будто запустилась старая заезженная виниловая пластинка,  и, спустя секунды, после проигрыша саксофона, полился нежный зовущий голос:



Елена Фили

Отредактировано: 29.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться