Оборотень

Оборотень

Сергей Волк

Оборотень

 

В мглистом рассвете очертания всадника и жеребца расплывались. Луна прилежно отстояла стражу, а вот солнце никак не хотело явить себя, досыпало, укрывшись одеялом из серых пушистых облаков. Тихий монотонный перестук копыт не тревожил обитателей реденькой рощицы, и те, следуя примеру дневного светила, продолжали дремать. Рогволд уверенно сидел в седле, взгляд скользил по сени грабов, да и заковыристые переплетения плюща привлекали. Взъерошенные пепельные волосы мужчины давненько рассорились с расчёской, во всклокоченной бороде мог схорониться бурундук. Смугловатую кожу лица иссекли морщинки, однако старым конник не выглядел. В карих глазах плясал молодецкий задор. Меховая безрукавка обличала жилистость владельца. Завершали одеяние отороченные бахромой кожаные штаны.

Любой мало-мальски внимательный наблюдатель подметил бы некую неестественность Рогволда. Тот постоянно принюхивался, голова поворачивалась резко - того гляди, оторвётся ненароком.

Вскоре однообразный пейзаж разбавился новинкой. За разлапистыми ветвями строя буков выступил поддёрнутый дымкой замок. Могучие бастионы, бесспорно, сварганили гномьи руки. Высоченный донжон без малого протыкал твердь небес, словно алкал похвалиться перед всем миром красно-жёлтым стягом. Средь зубчатых стен маячили огоньки. «Стражники с факелами», - мысленно смекнул всадник.

Впрочем, не все охранники караулили исправно. У окованных сталью ворот сладко кемарила парочка. Седой с вислыми, напоминающими сосульки усами охранник расположился на пивной бочке. А молодой коллега - худющий тип - опёрся на древко алебарды.

Рогволд скептично осмотрел караульных. У старика кираса ещё хоть сносная, юноше досталась изорванная кольчуга. Погнутыми шишковатыми шлемами, небось, побрезговали б и орки. Сапоги обеих растоптаны, хищно оскалились гвозди.

- Кх-кх, - сухо кашлянул гость.

- Что? Где? Как? - спохватился молодой вояка.

Напарник почмокал губами, веки нехотя поднялись.

- Кто такой? - очумело таращась, пальнул он.

Рогволд молчал, в глазах - лукавство.

- Катись отсюда! - вытаскивая из-за бочки булаву, гаркнул пожилой страж. - Герцог никого не принимает!

- Постоялый двор в десяти милях южнее, - услужливо подсказал молодой воин.

Коллега гневно впился очами в кольчужку, ещё чуток - и новых дырок добавится.

- Зачем церемониться со всяким сбродом? Ты пред ним ещё польку спляши. - Старый страж зыркнул на Рогволда, усомнился: - А откуда у тебя эдакий конь? Сам, поди, год в бане не парился.

- Разбойник?.. - дрожащим голосом предположил худой караульный.

Напарник выхватил из кармана свисток, но вместо свиста чуть не подавился - всадник живо распахнул безрукавку, узреть серебристый медальон в виде волчьей головы было равносильно удару обухом по башке.

*****

Шальной ветер настырно долбился в окно - ни дать ни взять норовил принять участие в завтраке. Нехватки в яствах нет, но пускать холодного проказника не решались. Куда лучшую компанию составлял мраморный с прожилками лазурита камин. В его чреве голодно трепыхались янтарные языки пламени, и слугам приходилось частенько утолять ненасытный аппетит чурбаками.

- Стражники с вами не сильно строго обошлись? - полюбопытствовал герцог Эскобар.

- Не волнуйтесь, - уронил Рогволд.

Ему тут начинало нравиться. Хозяин замка так и расточал любезность. А сразу и не скажешь, что сурового вида дородный мужлан склонен к сантиментам. В подстриженной квадратом иссиня-чёрной бороде нередко проступала улыбка. Уже трижды пообещал подарить обшитый золотом по обшлагам кафтан.

Дочурка вдовствующего герцога тоже картины не портила. Пускай малость смущалось, да всё же красота не исчезала: длинные русые волосы походили на потоки мёда, в васильковых очах утонет любой юноша, чувственные пухленькие губки так и просят поцелуя. Под шёлковым платьем с ажурными кружевами и брыжами угадывалась обольстительная фигура.

Однако и завидное очарование молоденькой Дианы не обскакало тягу Рогволда к еде. Стол прямо-таки ломился от обилия блюд. Сдавалось, дубовые ножки трещат. Запечённый в яблоках поросёнок, оленина, дичь - в первую очередь интересовали гостя. Тушёная картошка под грибным соусом, овощной салат, чечевица - наглядно демонстрировали мастерство здешних поваров. Разнообразие напитков потрясало: сидр, эль, пунш, квас... Гость предпочитал подогретое вино с пряностями. Осушил второй глубокий кубок. Конопатый слуга послушно стал наполнять третий.

- А не упьёшься? - гнусаво донеслось из угла.

Рогволд скривился, а уж почитай забыл о жирном клирике. Облачённый в рыжую рясу Сильвестр, поджав ноги, восседал на колченогом табурете, точно курица на насесте. Лысый, идеально выбритый, он заметно контрастировал с гостем. Бусинки глаз шарили по обшитым тёмными панелями стенам, в руках - томик Святого Писания.

- Подсаживайтесь к столу, батюшка, - с долей издевательства предложил Рогволд. - Тут на всех хватит.

Церковник скосоротился. Наверное, так же выглядел, если бы получил пропозицию искупаться в помоях.



Сергей Волк

Отредактировано: 08.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться