Оцифрованное человечество

Часть 1

«Дорогие друзья! Всемирная корпорация Mentaconn приветствует вас. Да, мы являемся монополистами в нанотехнологиях, что вызывает у многих недовольство, казалось бы, высокими ценами. Спешим обрадовать вас. Наша новая разработка позволит сделать использование наночастиц общедоступным. Более того, мы предлагаем вам бессмертие. Сегодня ментаконы стали настолько же привычными, как когда-то телефоны. Даже доступнее, поскольку нет ни одного человека на нашей огромной планете, который бы не пользовался таким устройством.
Теперь о главном. Наши учёные разработали и испытали использование нано-технологий для хранения информации на суб-модульном уровне. Огромные массивы данных могут быть помещены всего лишь в один кластер около 15 карат, который дублируется тысячами, делая общую работу системы совершенной. Мы создали сервер на основе нано-частиц, не имеющий системных блоков с электроникой, не нуждающийся в электричестве. Вечный и неуничтожимый сервер. Даже при взрыве сверхновой вероятность, что уцелеет хоть одна частица, равна 98 процентам. И уже через сутки она из всех доступных молекул и атомов создаст необходимое количество своих дубликатов, от которых зависит мощность сервера.
Приобретя нашу программу всего за 99 кредитов, вы сможете установить её в свой ментакон, и всё ваше сознание будет ежеминутно записываться в ближайшую нано-частицу. Это не контроль над вами, всё гораздо проще. В случае вашей гибели матрица со всем вашим внутренним миром, ваша полная оцифрованная копия воссоздастся в нано-сервере. Где вас будет ждать мир, неотличимый от того, что окружает вас. Но в нём вы будете бессмертны. Причём сохранятся все ваши чувства, включая тактильные, вкусовые, обонятельные и все прочие.
Торопитесь! Купите бессмертие уже сегодня!»
– Пап! Видел рекламу? Ну не круто, а? Оцифровка сознания! Наконец-то! Давай купим деду и ба? Они на свои соцпособия точно не потянут.
– Видел, Андрюха. Только, боюсь, и я не потяну. Ты же знаешь, у меня семьдесят кредитов в месяц – потолок, если на дежурства остаюсь, а так только пятьдесят пять. У твоей мамы тоже заработок невысокий. Даже если сложить  с пенсией стариков, хватит только на одного из них. А ведь надо ещё и жить на что-то целый месяц. Не для нас, сын, эти технологии.
– Ну, я понимаю, пап… И всё-таки хорошо бы, а? Ведь так было б здорово знать, что дед и ба не умрут.
– Думаешь, им будет хорошо внутри компьютера?
– Па, да ты почитай внимательно – цифровой мир, не отличающийся от реального. Я сам в таких мирах частенько бываю, там действительно классно. Ты за окно посмотри – планета загажена, технологии выжали её полностью. А в виртуале нет ни заводских выхлопов, ни перенаселения, ни безработицы.
– Ладно, я обещаю подумать. Может, если буду чаще дежурить…
– Спасибо, па.
***
«Дорогие друзья! Всемирная корпорация Mentaconn приветствует вас. Вы ещё не верите в наши возможности? Тогда позвольте коротко поделиться сегодняшними достижениями. О модульной структуре нано-сервера мы уже сообщали в одном из последних писем. Теперь спешим уведомить, что кластеры будут доверены на хранение космическому пространству. Сотни их уже сейчас покинули орбиту Земли и отправились в разные концы солнечной системы, а также на соседние планеты, где будут получать неограниченное количество энергии от солнечного излучения. Вместе с кластерами движутся самостоятельные фабрики нано-роботов, которые должны будут ремонтировать модули или возобновлять необходимое их количество.
Мы позаботились и о надёжности своих серверов. Никто не сможет взломать активированную систему, которая постоянно обменивается данными и резервными копиями (бэкапами) по радиоканалам. Подключиться к шифрованным частотам практически нереально, поскольку применена сложнейшая многоступенчатая кодировка. А если подобное и произойдёт, несанкционированный доступ будет мгновенно отторгнут при последующем обмене информационными пакетами между кластерами. То есть в считанные секунды. Можете не сомневаться, ничто не грозит цифровым личностям в виртуальном мире. Главное – успейте вовремя приобрести наши продукты по доступным ценам!»
– Хмм... Сервер с практически безграничной ёмкостью... Говорите, абсолютная защита от взломов? Но это для активного пространства. А что вы скажете про резервное? Оно наверняка есть, и... вот туда и рискнём прицепиться. – Пальцы Андрея стремительно замелькали, отбивая стоккато по клавиатуре. – Ага, ну что и требовалось доказать. Степень защиты не такая уж запредельная, можно обойти так... или, лучше, так... И о моём присутствии никто не догадается.
Сидящий перед монитором паренёк задумчиво потёр распухший от насморка, тонкий чуть вздёрнутый нос. Узкие ноздри неприятно зудели от частого использования ингалятора. На экране мелькали строки цифр и различных символов, чередуясь с вполне понятными словами команд. Кодировщик вписывал новый алгоритм в структуру операционной системы сервера Корпорации, отсекая и капсулируя несколько секторов резервного хранилища баз данных. Андрей удовлетворённо потянулся, подняв на уровне субтильных плеч тонкие руки со сплетёнными в замок кистями, которые развернул ладонями от себя. Иронично хмыкнул при взгляде на длинные гибкие пальцы, каким порадовался бы любой музыкант-синтезаторщик. Впрочем, и юному хакеру они немало помогали, когда при наборе команд нужно было спешно нажать череду кнопок, расположенных в разных концах клавиатуры.
Осталась последняя процедура. Пару месяцев назад Андрей приобрёл игровой сервер популярной многопользовательской игры ММОРПГ «Sid», на сто аккаунтов. После его запуска он станет полноправным администратором целого мира, в котором будет бегать, сражаться и оспаривать друг у друга первенство сотня игроков. Но целью было не получение практически безграничной власти в пределах администраторских прав, а возможность вносить любые модификации и изменить игровую вселенную. Прежде всего, дополнить геймплей, затем полностью убрать заложенную создателями в основу сюжетную линию и дать простор для побочных квестов. А для этого запустить на сервере тысячи ботов – самообучающихся программ, каждая из которых привяжется к определённому НПС-персонажу. Возможно, некоторые будут прицеплены и к мобам, например, боссам локаций. Так игра станет многограннее и намного интереснее, ведь НПС станут почти полноценными личностями, хоть и неэмоциональными.
***
«Дорогие друзья! Наша всемирная компания Mentaconn, филиалы которой есть в каждой стране, независимо от её политической линии, уровня социальной структуры и экономической стабильности, приветствует вас. Спешим объявить о прорыве, который был достигнут в мире нанотехнологий. Вы наверняка уже позаботились о будущем, своём и близких вам людей, и приобрели пакет программ для получения бессмертия. Попав в виртуальный мир после кончины, какой бы она ни была, вы будете помнить о ней лишь смутно, благодаря чему не станете испытывать страданий и сожалений.
Вам будет доступен интерфейс, с помощью которого вы сможете оказывать дополнительное воздействие на цифровой мир – подобие нынешнего ментакона. В зависимости от приобретённого пакета количество функций будет больше или меньше. Позаботьтесь об этом сегодня или впишите дополнительный пункт в завещание, как непременное для выполнения требование к вашим родным. Цены можно увидеть в нашем каталоге, посетив приёмную компании по сети.
Также мы предлагаем услугу переноса сознания в цифру ваших чипированных питомцев. Уже сегодня многие учёные, изучающие животный мир, оплачивают недорогие пакеты, подключающие к нашим серверам импланты, установленные на отдельных диких особях, обитающих в заповедниках. Но подобная услуга доступна и для каждого из вас. Оплатите всего 29 кредитов за каждого питомца, и вы получите возможность встретить его в своём виртуальном посмертии.
Но это ещё не всё. Наша последняя разработка перевернёт все представления о загробной жизни. Новая функция позволит вам поддерживать контакт и с реальным миром. Для этого понадобится программа и связанное с ней небольшое устройство-носитель общей стоимостью всего в 999 кредитов. Активировав соответствующую команду в интерфейсе, вы сможете управлять персональным микроскопическим дроном, подключенным к мента-сети, в котором имеются микрофоны, динамики и камеры. Таким образом, вы сможете связаться с любым живым человеком, занимаясь попутно своими делами в виртуальном мире.
Вы ещё не купили бессмертие? Не ждите. Сегодня мы разрываем границы между миром живых и мёртвых!»
Следом пришло письмо от какого-то религиозного общества, гневно порицающее тех, кто купился на посулы слуг Диавола, и продал бессмертную душу, добровольно позволив её упечь в ад на веки вечные. Андрей привычно сбросил его в спам, такие приходили пачками после первого воззвания корпорации Mentaconn, и продолжали поступить каждому, подключенному к всемирной сети. А в голове крутилась мысль, что надо бы из честно сколоченных на фрилансе скромных накоплений выкроить на бессмертие Пушка. Если родители не уверены даже насчёт деда и ба, то на кота точно тратить с трудом заработанные кредиты не станут.
Пушок появился у них крохотным котёнком. Принёс малыша отец, подобрал умирающего от голода бедолагу на технической свалке, работая в бригаде по вывозу мусора, когда наступил очередной кризис в системе трудоустройства. Кот освоился, спал в ногах у Андрея, а иногда и под боком, грея во время перебоев отопления. Так он вырос в принявшей его семье, ни на секунду не покидая крохотный двухкомнатный жилой блок. Ещё не старый, но умудрённый жизнью, Пушок понимал многое из человеческой речи, особенно после установки ментачипа. И его молодому хозяину очень хотелось, чтобы любимец, когда придёт срок, не исчез бесследно, а свободно бегал по безграничным просторам виртуала. До этого ещё далеко, но подстраховаться надо заранее.
***
«Дорогие друзья! Всемирная корпорация Mentaconn… А, к чёрту. Вас приветствует Жиль Реми, администратор компании. Один из ведущих. Сегодня моя смена, последняя, поскольку я смертельно болен и, насколько мне известно, приказ о моём сокращении по нетрудоспособности уже лёг на стол к президенту компании. Но нифига у вас не выйдет. Более того, сегодня, друзья мои, я сделаю вам два подарка. Один уже пришёл на ментакон и записывается в нейросеть. Это базовый пакет бессмертия. Каждому. Бесплатно. Господин Краумп, вы, полагаю, сейчас ошалели от бешенства, но не надо тревожить службу безопасности, я сижу на центральном пульте и всё здание заблокировано. Чтобы взломать коды, понадобится минут пять, а мне хватит и двух.
Теперь о главном. Вместе с программным пакетом в ваши ментаконы поступил скрипт, который не даст вам отключить устройство от нейросети. На это в штатном режиме нужна одна минута, но до завершения закачки всех пакетов не стоит даже пытаться прервать установку, ваши мозги будут поджарены. Впрочем, это произойдёт и так. Ровно через две минуты по завершении моей речи, мозг каждого из вас получит сигнал, и прекратит свою жизнедеятельность. Я умру только вместе с вами, друзья мои, поскольку не хочу уходить из жизни в одиночестве. Но ведь вы получите бессмертие. Правда, я внёс небольшую корректировку в виртуальный мир, и буду иметь там безграничную власть, в качестве главного администратора. Все другие права удалены».
– Ма, па, дед и ба! Не снимайте ментаконы. Он говорит правду! Если прервётся закачка, вы умрёте, но без возможности оцифровки сознания. – Мгновенно создав конференцсвязь, Андрей огорошил родных крайне неприятным сообщением, после чего отключился. – А теперь мне нужна одна минута, чтобы никто не мешал. Без паники… Без паники… Так, всё, я спокоен… Админ всея виртуала, говоришь? Ну, ладно, мы тоже кое-что умеем.
Длинные тонкие пальцы забегали по клавишам. Активное пространство не поддавалось, но зато хакер нащупал «червоточины» в защите, пробитые кодировщиками службы безопасности. Кроме них больше некому было в этот момент ломать защиту сервера. Нет, конечно, мелькали и совершенно левые бесплодные попытки внедрения, хакеры никогда не сдаются без боя. Но они хотели помешать психу, гробящему человечество, а времени на это уже не было. Андрей же поставил перед собой другую цель, трезво оценив свои возможности. Одна из «червоточин» почти вскрыла систему, застряв на последнем рубеже защиты. Ею и воспользовался юный взломщик.
– Так, отменить процесс мы не можем. Силёнок маловато. А вот сделать чуть-чуть не так, как он хочет, это нам вполне по зубам.
«Вы действительно хотите перевести резервное пространство в статус активного?».
«Да».
– Чудненько. Сколько у нас теперь места для расширения. Ну что, админ, поиграем?
«Вам доступны два типа интеграции: полное замещение, слияние. Первый тип – 10 минут, второй тип – 1 минута».
«Второй тип»
«Активировано слияние содержимого резервного пространства с системой. Внимание! Обнаружен конфликт административных прав серверов Mentaconn и Sid. Во избежание необратимых системных нарушений все права аннулированы. Внимание! Обнаружена только одна управляющая база, принадлежащая серверу Sid, после слияния она станет основной и единственной, за отсутствием административных прав».
– Отлично, успел. А что там этот урод бормочет? Блин! Похоже, он вообще с катушек съехал.
«Когда вы все последуете за мной в вечность… да, все, включая моё бывшее начальство… основной целью каждого, бесплатно получившего бессмертие, будет служба мне. Остальные, купившие пакеты, могут быть мне полезны в той или иной степени, и потому тоже не особо надейтесь на свободу от моего внимания. Но я обещаю быть добрым господином. Конечно, если мои приказы будут выполняться беспрекословно. В противном случае наказание последует быстро, возможности у меня неограниченные, и фантазия тоже. Вы ведь помните, что все ощущения будут вам доступны, включая и боль? А теперь – обратный отсчёт. Три… два… один!»
Мелькнула мысль: «в виртуале нет ни заводских выхлопов, ни перенаселения, ни безработицы», потом короткий укол в голове и вокруг Андрея сомкнулась темнота.
***
Пётр Кустарь давно разуверился в том, что наступят лучшие времена, и потому, лишённый отвлекающих ожиданий приятного сюрприза от жизни, научился мгновенно находить и принимать нужные решения. В этот день он выкроил полчаса до работы и отнёс в мастерскую постоянно сбоящий ментакон. Что лишало его возможности своевременно узнавать, когда подойдёт нужный транспортный бот к пассажирскому терминалу, заранее заказывать в столовой очередной по графику паёк. А значит, нужно было всюду поспевать заранее, пристраиваясь в очереди неудачников и безработных с бесплатными базовыми прошивками или вообще обходящихся без устройств идентификации и связи, как он сегодня.
Хуже всего пришлось на работе, где он не сидел спокойно в кресле, управляя системами очистных канализационных систем с интерфейса ментакона, а бегал между стационарными пультами. Теперь, вымотанный до предела, он не успевал в мастерскую за своим стареньким устройством, дающим почти безграничные возможности при подключении к глобальной нейросети, и, разумеется, наличии подборки платных программ. Он погрузился в невесёлые мысли, просчитывая варианты действий, которые могли помочь ему обойтись без сетевика. Идентификация нужна при получении вечернего пайка, минуя очередь, в которой пришлось бы стоять до поздней ночи. Тем более, индивидуальный пищевой пакет и универсальный базовый сильно различались не в пользу последнего.
Пребывая в раздражении, Пётр не сразу заметил, что на платформе терминала происходит что-то неладное. Сидевшая недалеко от него женщина, рядом с которой возилась с потрёпанной куклой маленькая девочка, вдруг вскочила и начала метаться вдоль пластиковой скамьи. То хватаясь за обруч ментакона, то бессильно опуская руки, она вдруг сорвалась на рыдания, а потом прижала к себе девочку, торопливо что-то приговаривая сквозь слёзы. Невольно прислушавшись, Кустарь уловил лишь обрывки: «Леночка… маме стало плохо… понимаешь, сейчас мама уснёт, но ты не бойся, тебе помогут, а меня отвезут в больницу… Ох… как страшно-то… прости, милая… Ты только покажи свой браслетик…» Вдруг, странно дёрнувшись, женщина осела, ударившись коленями. Ставшее безвольным тело повело в сторону и довольно симпатичное лицо гражданки с глухим стуком врезалось в бетон платформы.
Девочка, заревев, бросилась к матери, и принялась тормошить за плечо, отчего голова женщины качнулась и сместилась, оставив на месте падения кровавый отпечаток. Пётр дёрнулся было помочь, но в этот момент снизу из-за края платформы показался горб транспортного бота. Оглянувшись на пост социальной службы в конце терминала, мужчина заметил появившуюся в дверях фигуру в белом комбинезоне. Порядок, дежурный не спит, а это значит, что гражданке сейчас помогут, девочку отвезут к родным, и всё будет в порядке. А Пётр успеет в столовую и не промается весь вечер с пустым желудком. Пропустив мимо себя несколько человек, уже успевших где-то набраться, судя по их неуверенной походке, он уселся на одно из последних сидений, подальше от дверей.
В боте было на удивление пусто, лишь в начале салона покачивались, пристёгнутые ремнями, несколько задремавших пассажиров. Расположенный ниже уровнем терминал был первым в череде остановок на линии, и салон там обычно заполнялся сразу более чем наполовину. Но спускаться туда было далековато. Отрезок маршрута транспорта от предыдущей платформы до выбранной Петром для посадки занимал около минуты. А спуск на нижний ярус из сектора, где находился контрольный пост очистки канализации, по стечению обстоятельств оказавшийся местом работы, потребовал бы около получаса ходьбы. Однако и на терминале, где он дожидался бота, людей почти не оказалось. В общем, сегодня явно повезло, доберётся до своего корпуса с комфортом.
Ещё больше удивило то, что и на следующих платформах никто в салон не вошёл, хотя на площадках стояли люди, группами и по одному. Некоторых изрядно раскачивало – количество пьяных превышало все мыслимые пределы. Был какой-то городской праздник? Где-то раздавали просроченное спиртное? Впрочем, какая разница? Выходить Петру нужно было на предпоследней остановке, и, уже подходя к дверям, он удивился, что пассажиры так и продолжают дремать, даже не приподняв ни разу опущенные на грудь головы. Но тормошить людей было не в его правилах, поэтому, пожав плечами, ассенизатор покинул бот через автоматически раздвинувшиеся двери.
С терминала широкие вращающиеся секции ворот вели внутрь жилого комплекса, занимающего площадь в пару квадратных километров, и возвышавшегося на сотни метров от земли, которую Пётр уже очень давно не видел. Здесь, недалеко от входа, была недорогая столовая. А вот до жилой ячейки предстояло идти минут двадцать по коридорам-улицам и соединяющим уровни пандусам, где изредка проезжали служебные и частные колёсные е-мобили. Подходя к блоку общепита, Пётр заметил очередную странность: не было привычной очереди вдоль стены, перед входом сгрудилась толпа. Дальше по коридору убегали два человека. Убили кого-то? Или начались беспорядки, а он не услышал объявление из-за отсутствия ментакона? Оставалось лишь выяснить всё на месте, и ассенизатор двинулся к топчущемуся чуть в стороне от толпы парню.
– Слышь, сосед, что тут происходит?.. – По мере того, как человек оборачивался на голос, Кустарь произносил каждое следующее слово на пару сонов тише.
Парень неловко держал брикет с завтраком, разрывая зубами обёртку, и глядел на Петра остановившимся бессмысленным взглядом. Из уголка рта стекала нить вязкой слюны. Только сейчас стало очевидно, что все участники давки либо стремятся попасть внутрь столовой, либо просто стоят, уже сжимая в руках пищу. Кто посильнее, выхватывали пайки у более слабых подростков, стариков и женщин, после чего те снова начинали пробираться в общепит. И всех объединяло одно – бессмысленное, лишённое интеллекта выражение лица с остановившимся взглядом. Вот один порезал руку о разбитое стекло двери, и сразу несколько топчущихся рядом мужчин начали принюхиваться, а потом ближайший, зарычав, вцепился в кровоточащую рану зубами. Кустарь с ужасом наблюдал за происходящим и медленно пятился.
Работа со сложной системой очистки приучила Петра запоминать замеченные случайно мелочи, чтобы потом сложить из них картину происходящего на вверенном участке. И теперь он осознал, что именно такие взгляды были и у вышедших из бота пассажиров. Память услужливо прокрутила ситуацию на посадочном терминале, когда женщина хваталась за ментакон и рыдала, а затем воспроизвела моменты в салоне бота, когда он смотрел в сторону дремлющих пассажиров. Значит, им тоже стало плохо, и, возможно, со смертельным исходом. Ему доводилось смотреть фильмы о зомби-аппокалипсисах, а теперь и сам оказался в центре такого кошмара. И зомби – это не ходячие мертвецы, а несчастные, у которых часть мозга выжжена высокотехнологичным устройством через нейроинтерфейс. Такое заключение он сделал, исходя из того, что сам он остался в здравом уме, как и девочка, которой ментакон не был положен по возрасту.
 Пётр схватился за голову. Ребёнок! Ей же никто не поможет. Фигура в белом комбинезоне в дверях поста: характерно опущенные руки, бессмысленное лицо. Пассажиры без признаков разума на лицах. И Лена, как звала её мать, осталась там совершенно одна рядом с десятком зомбированных граждан полиса. Кустарь опасливо посмотрел на колышущуюся массу медленно движущихся фигур. Хотя к нему интереса пока никто не проявлял, стоило держаться подальше, тем более что несколько мужчин уже повалили и рвали зубами на части свою раненую жертву. Отойдя в сторону, ассенизатор устремился к выходу из корпуса, к посадочной площадке терминала. Нужно было вернуться, пока девчонка не стала для кого-то пищей. По пути он вскрыл пожарный шкаф, добыв из него топор и термостойкий костюм. Натянув гладкую серебристую ткань, Пётр почувствовал себя увереннее – человеческие зубы и ногти с ней не справятся.
***



Север

Отредактировано: 07.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться