Однажды в лесу

Размер шрифта: - +

Однажды в лесу

Леший сидел на пеньке рядом с Домовым и шмыгал носом, рядом в лужице, среди старых пожухлых листьев, шлепала босыми ножками по воде молоденькая Кикимора, черный Кот внушительных размеров подошел, тоже примостился около пенька и стал подергивать спиной.

- Да перестань ты шелестеть! - рявкнул он внезапно на Кикимору, та дернула ногой, забрызгала его водой из лужи и противно захихикала.

- А ты не шмыгай носом! - окрысился Леший на Домового.

- Сам не шмыгай! – Домовой Гаврила был миролюбив, но сегодня из-за простуды явно находится в недобром расположении духа.

Он вскочил и начал ходить туда-сюда вдоль поляны, шаркая лаптями и притопывая.

- Не ссорьтесь, мальчики, - пропела Кикимора и снова обустроилась в луже. - Чего звали, а теперь ругаетесь?

- Весна скоро, – проскрипел Леший, глядя в небо.

По серому с проплешинами голубизны небу в сторону леса потянулся косяк с дикими утками. Ветерок обдавал друзей свежестью с примесью запаха свежей травки и едва распустившихся цветов.

- У Яги день рождения на носу, поздравить надо, - продолжил Леший.

- А она что-то совсем приуныла, - перебил Домовой, снова шмыгая носом и склоняя голову, - затосковала, говорит, не нужна никому.

- Ясно, не нужна, - промурчал Кот, - богатыри перевелись, за девками к Кощею не ездят.

- Да и Кощей, - всхлипнула Кикимора, - в науку ударился, не до девок ему нынче, как интернет себе завел, так и вовсе запропал! Раньше, бывало, приедет, бусики подарит, словечко какое поганое скажет…

Девушка мечтательно закатила глазки и поправила зеленые волосы.

- Словечко, говоришь, - протянул Кот, - а это дело! Надо к Кощею идти, авось, и вправду, слова какие заветные в своем интернете найдет, аль в книгах волшебных разыщет!

Леший переглянулся с Домовым.

- Мы не пойдем!

- Отчего так? - хитро прищурился Кот, - опять золотишко у него воровали?

Домовой присел на пенек и колупнул ногтем кору:

- Было дело…

Кот от досады стукнул хвостом себя по боку:

- Мяу… Шалопаи!

Домовой подошел к нему и положил руку ему на спину.

- Вась, сходи ты. Ты умнее, тебе и слово держать.

- Все Вась да Вась, - прошипел кот, - ничего без меня сделать не можете! На две недели отлучился, уже бабку доконали!

- Эх, - поскрипел Леший, - чего ее канать, коли она свое с тоски закручинила и теперича все!

- Пусть вон, Глафира идет, - предложил Домовой, кося глазом на Кикимору.

Кикимора притворно закатила глазки и заныла:

- Я не могу, совсем-совсем не могу.

- И эта туда же, - угрюмо проговорил Василий, - ты-то хоть чего?

Кикимора поводила пальчиком по воде и понизила голос до шепота:

- Я ему в карты проиграла…

Гаврила шлепнул ладонями по коленкам и заухал-захохотал:

- Мухлевала, небось, а у Кащея не забалуешь, он жи все насквозь видит.

- Да нет, что ты, - притворно возмутилась Кикимора, потряхивая волосами, - да он сам мухлевщик еще какой, обманул честную девушку, - она сделала паузу, - но во всем остальном хорош, ох и хорош!

Глафира мечтательно прикрыла глазки и печально вздохнула:

- Долг теперича на мне – сто дней книжки читать.

Леший с Домовым загоготали:

- А почто не отдашь, долг-то, это ж не кирпичи таскать!

Но Кикиморка вытерла несуществующие слезки и запричитала:

- Никак не могу я этот долг отдать. Чтение – это не для меня, да и жить я там не могу – у него во дворце камни сплошные да железки, тошно мне там, потому и прячусь нынче!

- Да он уж и забыл, небось, - закинул удочку Леший, но Кикимора отрицательно закачала головой:

- Не пойду, хоть что говорите, не пойду!

- Эх вы, предатели! - пробурчал кот, - ладно, ждите меня здесь.

Он направился к корявому дубу с огромным дуплом, стоящему посреди полянки, кряхтя, залез в дупло и пропал.

Домовой шмыгнул носом:

- Хоть бы он ему валерьянки не предложил, надолго, ведь, застрянет, Васька наш.

- Не предложит, он же не самоубийца, от Васьки потом одни неприятности…

Кикимора залилась смехом:

- Кащей не самоубийца, он вообще бессмертный, мальчики, вы что, забыли!

Не успела она продолжить, в дубе что-то ухнуло, и из него с еще более громким кряхтением вылез кот Василий. Он отряхнулся и направился к ожидавшей его троице.

- Нет его, - мявкнул он, подойдя чуть ближе, - уехал на симпозимум.

- На чего? - протянул Леший.

- На симпозимум, - Гаврила гордо вскинул голову, - я знаю, это шабаш такой, научный.

Леший с уважением взглянул на Домового, и Кот снова дернул хвостом.

- Делать-то что будем?

- Может, гусей ей наловить, - мечтательно засипел Леший, - будут у ней летать, глаз радовать, она с утра встанет, станет звать их: «Цыпа-цыпа»…

- Разве гусей зовут «цыпа-цыпа»? - скептически отозвался Домовой.

- Эх, неважно! Главное – занять ее чем-то надо!

- Но только не гусями,- возмутилась Глафира, рассматривая длинные с зеленцой ногти. - И чего ей не живется, - вздохнула она, - никто не мешает, отдыхай себе, да и ладно!

- Много ты понимаешь, - вздохнул Леший, - когда не нужна никому!

- Почему ж не нужна? - вскинулся Домовой, - а как же я!

- Ой, знаем мы тебя, то зайцев по округе гоняешь, то рыбу в болоте пугаешь, то дрыхнешь после гулянок с Лешим, - занудно завел котяра.

- А чего сразу Леший-то, вечно, чуть что, у вас Леший виноват!

Друзья зашумели и заспорили. Каждый норовил перекричать другого, Кикимора тоже лезла в разговор, повизгивала и вставляла свои замечания, перебивая остальных.

- Тиха, - мявкнул Кот и все на него вытаращили глаза. И только тут они заметили, что за ними наблюдает Кащей. Он стоял у дуба, опершись на него и со снисходительным презрением взирал на происходящее.



Марина Зовская

Отредактировано: 05.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться