Ола и Отто-1,2. Свой Путь. Выбор

Пролог. Я и мой друг-полугном

Посвящается моему мужу Максиму и доброму ангелу Марине Макаревской, без которых не было бы этой книги

Автор выражает свою благодарность Елене Кукурудзе, Антону Ветрову, Ольге Вороновой, а также всем друзьям по Живому Журналу.

...Говорите, полугномов не бывает?

А вот мой друг по Университету магии и ближайший собутыльник Отто дер Шварт полугном. «Этого не бывает! – можете воскликнуть вы.– О полуорках слыхали, с полутроллями дрались в соседней корчме, полуэльфов встречали, но полугномы – увольте».

Конечно, многие обыватели считают, что у гномов даже нет женщин. Кто, мол, их видел? А размножаются гномы якобы самым мистическим образом и появляются на свет сразу с бородой и топором в руках.

Данное суеверие сами гномы развеивать не хотят, боясь, что толпы охотников ринутся за их невестами, поражающими своей просто неземной красотой и практической сметкой. Так, во всяком случае, объяснил нам на паре магических ремесел профессор Свингдар дер Кирхехаст.

Все недоверчиво похмыкали, но вслух никто не высказался, поскольку у профессора была жена и трое сыновей. Жену его никто не видел, потому что она жила дома, в Бескидских ущельях. А вот с младшими Кирхехастами не дрались разве что ленивые и супергуманисты.

– Понимаешь, Ола,– объяснял мне за дегустацией нового коктейля Отто,– женщина должна дома сидеть, детей воспитывать, мужа во всем поддерживать. Поэтому у нас семьи такие крепкие и родственные связи поддерживаются, не то что...

Закончить фразу он не успел, закашлявшись и выплюнув на блюдо что-то подозрительное изо рта.

– Что это?!

– Маринованная мышь.

– Зачем?

– Ты же просил чего-то необычного. Коктейль так и называется: «Пикантный хвостик».

Заработком, пополнявшим наши кошельки после растраты скудной стипендии, была нелегальная торговля спиртным. Отто унаследовал от родичей-гномов умение готовить превосходный самогон, я же, студентка-теоретик магии, разрабатывала рецепты коктейлей. Дегустацией мы обычно занимались сообща или в компании таких же рисковых экспериментаторов.

– Гадость какая!

– Она придает напитку пикантный запах,– обиделась я за рецепт.

– Ладно, но ты хоть вылавливай ее перед продажей, а то придется платить неустойку за моральный ущерб... У нас очень красивые женщины,– мечтательно продолжал Отто.– Одно плохо – мало их. Поэтому женятся только достойные.

По его словам выходило, что у стандартной гномьей семьи было четыре-пять детей, из которых хорошо если двое были девочками. Так распорядилась природа – раньше смертность в рудниках была очень высокой.

Впрочем, лично мне казалось, что и без рудников мужская половина гномьей расы сильно страдает – большинство гномов очень уж задиристые, как бы драки не уносили больше жизней, чем рудники!

Поэтому когда Отто два дня не приходил на общие для наших факультетов пары, я призадумалась. Затем раздобыла в библиотеке книжку о помощи при травмах и отправилась к другу в общежитие после занятий. Там я обнаружила Отто лежащим на кровати с тоскливым выражением лица, на котором даже через густую бороду виднелись синяки и кровоподтеки.

Приложив к следам побоев примочки и выдав положенную порцию охов-ахов, я стала ждать рассказа о приключившемся.

Полугном, помятуя, что я тайны храню лучше склепа, пожаловался, что его так отделали на Празднике Дородства, традиционно проводившемся в конце листопада гномьей общиной. Во время традиционного конкурса красавиц он активно заинтересовался некой Вритте, не зная о том, что у нее есть жених с «ревнивым характером и тяжеленными кулаками». Отто теперь молча страдал и от неразделенной любви, и от ее последствий.

– Ерунда какая, это у тебя гормоны шалят. Давай я тебе дам настойку, все пройдет.

– Ты не понимаешь! Она красавица! Против нее не устоял бы даже Птронька.

Птронька был известен на весь Университет тем, что, не скрывая, интересовался отнюдь не девушками, а исключительно «красивыми и мужественными троллями», перманентно страдая от неразделенной любви.

Мое богатое воображение мигом нарисовало мне шикарную блондинку, с нежными эротичными выпуклостями, длинными ногами от ушей. Почему-то в одной руке у нее была секира, а другой она держала за бороду Отто.

– Ты не слушаешь! – возмутился Отто.– Вот!..

Он достал из-под подушки длинный мятый свиток. Я медленно разобрала руны заголовка: «Портреты красавиц ежегодного конкурса на Празднике Дородства». Первой там была Вритте. Я угадала только, что она была блондинкой.

Крупное лицо с маленькими глазками и пышными блондинистыми бакенбардами, толстенькие щечки и маленький ротик, копна светлых волос со множеством косичек. А телеса! Какие там 90 – 60 – 90! Хорошо, если там было 150 – 120 – 150, а то и больше. Это притом что обычный гном достает человеку до плеча. В массивных руках красавица держала не секиру, а обычную скалку.



Александра Руда

Отредактировано: 25.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться