Он и Она.#9

Он и Она.#9

Медленно разливается клубнично - алый закат. Большой город постепенно уступает место дневной жизни - ночной. А воздух настолько тяжёлый и горячий, что даже вздохнуть полной грудью не является возможным. Минусы столичного лета. Слишком много разгоряченных тел топчет асфальт, слишком сильно печет солнце. Даже в тени добрые плюс 28 градусов. 
Но вот, солнце сдает пост прекрасной, полной луне и уходит ко сну. Звёзды, миллиардами спутников распались в ночной мгле и мирно наблюдают за нами. 
А мы... 
А что мы? Мы молоды и наивны. Молоды и свободны. 
Переплетая наши пальцы, я, крепко сжимаю твою широкую ладонь и наблюдаю за тем, как белая сигарета тлеет меж твоих длинных пальцев. Слегка улыбаясь моим действиям, подносишь свёрток никотина к потрескавшимся, от дневной жажды и постоянных поцелуев, губам. Мне и сейчас нестерпимо охота впиться в них жарким поцелуем и почувствовать горьковатый вкус. Пальцами свободной руки хватаюсь за ворот твоей белой футболки, заглядывая в омут небесных глаз, и немного щурю свои. 
- Знаешь, - вдруг, с лёгким смешком начинаешь ты, - когда ты так щуришь глазки, то становишься похожей на хитрую кошку, что следит за своей добычей. 
- Хм, - ухмыляюсь. - Возможно, ты в чем-то прав. 
- Да? - затушив табачное изделие о кирпичную стену, кладешь руки на мою талию, слегка сжимая. 
- Ты - моя добыча, - шепчу на ухо, прикусывая мочку. - Ты - мой. 
- Черт, - рвано дышишь, все сильнее сжимая нежную кожу под тканью клетчатой рубашки. - Не играй со мной, малышка. Ты сводишь меня с ума... 
Тихо смеюсь, и грациозно выбирают из твоей хватки. Разочарованно стонешь, прикрывая глаза. 
- Так не честно, родная. Ты знаешь мои слабости, - все еще не раскрывая глаз, растягиваешь каждое слово, понижая голос до самой низкой ноты, на которую только способен. 
Находясь на расстоянии вытянутой руки от твоего тела, я все же слышу, как бешено, колотится твое сердце. Облизнув пересохшие губы, склоняю голову на бок: 
- Но, тебе ведь тоже известно о моих слабостях, милый, - наигранно надуваю губки. – Не выставляй меня полной стервой. 
Резко уронив голову на грудь, медленно открываешь глаза, исподлобья глядя на меня. А по коже табун мурашек от такого твоего взгляда. Смотришь прямо в глаза, не отрываясь. Заглядываешь в самые потаенные мыслишки в моей голове и гаденько лыбишься. 
- О, - протяжно выдыхаешь и одним шагом сокращаешь расстояние меду нами, - я то прекрасно тебя знаю, детка. Какой ты можешь быть только для меня, - рывком усаживаешь на бетонные блоки, расположенные у противоположенной стены. Проводишь кончиком носа вдоль шеи, вырывая из груди судорожный вздох. – Твоя самая главная слабость – я, - оставляя легкий поцелуй на ключице, поднимаешь затуманенный взгляд на мое лицо. 
Встретившись с мом тягучим шоколадом глаз, тихо рычишь, прижимая ближе к себе. Инстинктивно обвив твою шею руками, нежно поглаживаю волосы на затылки, мурлыкая от ощущения жадных прикосновений к своей спине. 
- Ты чертовски прав, - шепчу куда-то в район сильной шеи, обдавая жарким дыханием. – Ты – мой фетиш, - целую пульсирующую венку. – Ты – мой краш. 
- Почему, каждый раз, когда я вижу тебя, мне хочется украсть тебя? – кусая до крови нежную кожу на плече, вдавливаешь меня в свое тело. Словно, пытаясь слиться воедино. – Почему, меня бесит, когда ты разговариваешь с другими парнями? – кусаешь снова, слыша тихий стон в ответ. – Почему, ты сводишь меня с ума? 
- Я… - мне не дают договорить громкие голоса друзей, что двинулись на наши поиски. – Кажется, наш нашли… - разочарованно протягиваю я. 
- Черт бы их побрал, - медленно отстраняешься, даря быстрый, но чувственный поцелуй. – Не могли подольше искать… - хнычешь, как маленький ребенок, помогая спрыгнуть с бетонных блоков. 
- Хорошего – понемногу, - проведя указательным пальцем по твоей щеке, улыбаюсь. 
Послышался топот пяти пары ног и в наше скромное убежище, освещённым лишь одним фонарем, ворвались раскрасневшиеся толи от алкоголя, толи от бега, друзья. Не замолкая, они волной нахлынули на
нас, уводя каждый в свою группку. 
Ведь мы – лучшие друзья, в их глазах. Они даже не подозревают, что происходит в те моменты, когда ты, сказав очередную колкость в мой адрес, убегаешь, а я, бросая в твою широкую спину проклятья, бегу за тобой. Да, звучит по – детски, но то, что происходи за пределами их поле зрения, всегда останется между нами. Между мной и ним. 
Мы не состоим в отношениях. Это слово настолько прогнило и утратило свой истинный смысл, что даже противно думать о таком исходе. Он – мой. Я – его. И этого достаточно, чтобы отдаваться друг другу без остатка.



Аннета Феникс

Отредактировано: 28.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться