Она не скажет

Размер шрифта: - +

Она не скажет

Двухместный звездолёт вошел в атмосферу DC29012, малой планеты системы Psynk. Макс вёл корабль уверенно и точно, и Рида невольно любовалась его отточенными движениями. Сбросив скорость и произведя снижение, они принялись выбирать место для посадки. Вскоре подходящая площадка, свободная от вьющейся травы и копий каменистого кустарника, была найдена. Звездолёт медленно опускался на пятак голого, пепельно-серого грунта. Клубы взвеси метнулись в воздух, на миг скрыв от путников неприветливый окружающий пейзаж.

  ...Рида привыкла жить, храня тайны. Однажды она уже сбегала в неизвестность, запретив Максу говорить родным о том, куда они направляются. О конечной точке побега знали лишь несколько верных друзей. Теперь и они были оставлены теряться в догадках.

  Так будет лучше. Неизвестность избавит Риду от досужих разговоров. Ей до безобразия надоело выслушивать ото всех и вся, как она мечется неприкаянной душой в поисках подходящего для себя места, и таскает за собой Макса, словно дорогую игрушку. Сколько нервов потратила Рида, оправдываясь и объясняя, что с малых лет не играет в куклы. Её не хотели слышать.

  Макс спустил трап, и лицо Риды оросила прохладная свежесть атмосферы DC29012. Она с упоением вдохнула непривычный воздух - раннего влажного утра, каменистой крошки и - полной свободы от предрассудков.

  Тысячи лет люди потратили на достижение безусловного, абсолютного равенства. Борьба за права низвергла в пучину забвения многих, но лишь единиц возвела на пьедестал. Сколь безумной не оказывалась бы идея, всегда находились смельчаки, готовые привести её в исполнение. Заодно пытаясь убедить других в том, что идея имеет право быть, а защищающие её - не выжили из ума.

  Но только не в случае Риды.

  Макс ступил на пыльную поверхность DC29012 и окинул её взглядом до самого горизонта. Он рукой указал Риде направление их дальнейшего движения. Она согласно кивнула и улыбнулась в ответ. Макс не мог ошибиться. Он никогда не принимал неверных решений. Всей своей сущностью он излучал уверенность, и именно это когда-то подкупило Риду.

  Макс извлёк из грузового отсека багажные ящики. Умело поставил их на гравипривод и легко покатил перед собой. Для перемещения такого большого количества груза требовалось немало физической силы. Макс обладал ей в избытке. Но главное, он ни словом или намёком не дал Риде понять, насколько ему тяжело.

  Такова особенность Макса: ему не требовалась помощь. Он привык делать всё сам. Он не боялся брать на себя ответственность, в том числе и за Риду. Сейчас он ловко расправится с зарослями каменистого кустарника, чуть позже - в одиночку соберёт портативный жилой модуль. Завтра приведёт в порядок технику и приборы, проложит ровную тропу к месту стоянки корабля и направит рост опутывающего скалистую почву плюща в другое место. Рида, меж тем, будет предаваться безмятежности и любоваться его работой.

  Рядом с Максом она ощущала себя истинной женщиной - хрупкой, ранимой и оберегаемой. Она могла сделаться капризной - он терпел; взбалмошной - он сохранял невозмутимость и всё ей прощал. Макс был идеалом, принцем из детских сказок, о котором она мечтала с самых ранних лет.

  Модуль неспешно вырастал. Рида глядела на обретающие объём стены и невольно вспоминала свой первый, давно потерянный в лабиринтах времени, дом на далёкой Сай. Небольшое каменное строение в одном из безликих пригородов межгалактического космопорта. Людей, бывших её семьёй. Она долго берегла их и не открывала тайны. Пока молчание не превратилось в пытку.

  Много позже мама, через друзей, передала, что прощает её. Только вот беда: Рида не чувствовала за собой вины. Тогда были уже проиграны все суды, и даже Верховный Суд Единых Миров отказал ей в удовлетворении иска. Мама не могла не понимать, сколь прескверно было Риде. Её мнимое прощение стало последней каплей топлива в двигатель желания Риды порвать со всем миром и уйти в неизвестность.

  Она продала всё, что можно было продать. Она работала, как проклятая, пока на счетах не собралась нужная сумма. Макс жалел её и сокрушался, что его труд не оценивается деньгами. Риду это не волновало: она старалась ради них двоих.

  Спустя четыре года и восемь месяцев напряжённой работы, DC29012 стала её собственностью. Её и Макса. Здесь, на неприветливой малой планете, безликой среди великого множества малых планет системы Psynk, они будут вдвоём и только вдвоём, счастливые от окружившего их одиночества.

  Она не смогла уловить, как зародились её чувства. Но с трепетом хранила в памяти момент, когда нашла в себе силы признаться. Макс лишь кивнул в ответ и опустил голову Риды к себе на плечо. Он давно понял.

  Их история стала взрывом для Единых Миров. Вызов устоям, испытание нравственности - пестрели заголовки электронных газет. Адвокаты один за другим отступались и разрывали с Ридой контракт. Она утаивала это обстоятельство от Макса. Она до последнего не говорила ему, что будет вести дело в суде сама, ведь он понял бы, что дело заранее обречено на провал.

  Она скрыла от него реакцию знакомых и коллег. Избавила от тонн помоев, вылитых на него жёлтой прессой. Она никогда не скажет ему, сколько душевных сил ей потребовалось вынести события последних лет. Не известит его о проблемах с начальством, возникших в процессе суда. Не покажет гневные письма моралистов и правильных женщин, которые гигабайтами сыпались в её почтовый ящик.

  Она не скажет ему, чтобы избавить от возможных страданий.

  Как раньше не говорила никому, что любит Макса. Она привыкла держать тайны глубоко внутри и горько поплатилась за попытку открыть их миру.

  Но главное - она никогда не скажет Максу, что Макс - вовсе не имя, а название модели, написанное буквами одного из популярных языков планеты Сай: MAX. После названия следует длинный ряд цифр - серия выпуска, код изготовителя.



Дина Снегина

Отредактировано: 04.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться